ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Огонь в печке догорает, и, я думаю, нам будет намного теплее в постели.
С замирающим сердцем Мэрили села за стол. Борис совсем ничего не пил, и это сильно осложняло ситуацию. Она кивнула на бутылку, поставленную Борисом на стол:
– А ты разве не присоединишься ко мне?
– Нет, с меня хватит вчерашнего вечера. Мне нужна ясная голова и силы в мышцах, я хочу ощутить сполна блаженство, которые мы доставим друг другу.
Мэрили отодвинула тарелку.
– Ешь, – нетерпеливо сказал Борис. – Ты же сама говорила, что умираешь с голоду.
Так или иначе, можно было потянуть еще немного времени. Борис так легко проговорился, что из тюрьмы возможен побег! Она и надеяться на такое не могла.
– Я не ем пельмени. – Мэрили брезгливо отодвинула тарелку в сторону.
– В самом деле? – приподнял одну бровь Борис. – Но это все, что у меня есть. Ешь или пойдешь в постель голодной!
– Не буду! – Настало время затеять ссору. Она вскочила на ноги. – Должна сказать, что не очень-то ты любезный хозяин. Ты даже не спросил, нравится ли мне это блюдо или нет! А узнав, что не нравится, ты всем своим видом показываешь, что тебя это нисколько не заботит! При таком отношении я очень сомневаюсь, что ты увидишь меня в своей постели…
– Ты не поняла. – Борис вскочил следом за ней, так что его стул с грохотом упал на пол. – Маленькая моя, ты запросишь у меня вторую порцию!
– Нет! – Она попыталась увернуться, но Борис быстро подхватил Мэрили на руки и понес к кровати.
Ее глаза расширились от ужаса, когда она увидела Горчакова, срывающего с себя гимнастерку.
– Нет! – Мэрили попыталась вырваться из его цепких объятий. – Нет, ты не можешь это сделать.
– Смогу, – ощерился Горчаков, наваливаясь на нее и начиная снимать с Мэрили платье.
Она защищалась, как могла, чувствуя, насколько неравны их силы. Теперь Горчаков смотрел на нее, обнаженную, странным взглядом, в котором присутствовали одновременно и жестокость, и похоть.
– А теперь, моя лисичка, ты узнаешь, что происходит с женщинами, которые настолько глупы, что пытаются водить за нос самого Бориса Горчакова!
Он попытался раздвинуть ей ноги, но Мэрили, извиваясь, изо всех сил вцепилась в него ногтями. Борис отвесил ей несколько звонких пощечин:
– Черт тебя возьми! Хватит дергаться! Ты будешь моей! – Он попытался ударить ее еще раз. – Я буду заниматься любовью с дочерью Драгомира Михайловского столько, сколько мне этого захочется!
Мэрили застыла. От слов Бориса по ее спине побежали мурашки. Воспользовавшись мгновенным замешательством девушки, он снова навалился на нее. Внезапно разверзшаяся чернота заполнила собой все вокруг.
Поняв, что Мэрили находится в глубоком обмороке, Борис удовлетворенно улыбнулся: теперь она всецело находилась в его руках. Охваченный приступом возбуждения, он не слышал ни легкого щелчка замка, ни звука открывающейся двери. Чья-то рука тяжело легла на его плечо. Борис рванулся, но, не успев понять, что же происходит, рухнул на пол от сильного удара, обрушившегося на него.
Глава 30
Корд склонился над Мэрили. Прошептав ее имя, он приподнял голову девушки и потрепал ее по щекам в надежде привести в чувство.
Мэрили медленно открыла глаза, недоуменно глядя на Корда. Наконец она окончательно пришла в себя.
– Ты… ты…
– С тобой все в порядке, Мэрили? – прервал ее Корд. – Он не успел причинить тебе вреда?
Мэрили вспомнила пережитый кошмар. Повернув голову, она увидела Бориса, неподвижно лежащего на полу.
– Нет, он жив. Просто без сознания, – предвосхитил Корд ее вопрос. – И нам нужно убираться отсюда, пока он не пришел в себя. Быстро одевайся, а я тем временем свяжу его.
Только сейчас Мэрили поняла, что лежит перед Кордом обнаженная, и, смутившись, начала торопливо одеваться. Корд не обращал на нее никакого внимания, он искал глазами, чем бы связать Горчакова, и в конце концов приспособил для этого ремень самого же комиссара, лежащего без сознания.
– Поторапливайся, – приказал он, увидев, что Мэрили еще не готова.
Неожиданно вместо слов благодарности у нее вырвалось со злостью:
– Я никуда с вами не пойду, герр Брандт! Я нашла способ освободить отца и отправляюсь к белым за поддержкой. Если вы попытаетесь меня остановить, я призову на помощь все силы небесные. Ничто меня не сможет остановить, пока я жива.
Перешагнув через Бориса, который, пошевелившись, тихо застонал, Корд через плечо, с кривой улыбкой взглянул на Мэрили:
– Ты все еще не веришь, что я на твоей стороне?
Она уверенно покачала головой.
– Но почему? Почему ты все время стараешься убедить саму себя в этом? – Широкими шагами Корд пересек комнату и крепко прижал к себе Мэрили. – Я люблю тебя… – Его синие глаза обжигали огнем страсти, словно заставляя поверить в сказанное. – Думаю, что полюбил тебя с той самой незабываемой ночи, когда мне впервые довелось сжимать тебя в объятиях.
– Когда ты принял меня за другую? – Мэрили бросила на Корда яростный взгляд. Похоже, он собирался ее поцеловать, и на какое-то мгновение Мэрили вдруг почувствовала, что хочет этого. Но она боялась обнаружить перед Кордом свои чувства и стремительно кинулась к выходу, иначе переполнявшие ее чувства могли бы вырваться наружу.
Корд рванулся следом, и они оба застыли словно пораженные громом – на пороге внезапно открывшейся двери стоял Рудольф. В его руке был зажат револьвер. С победной улыбкой он вошел в комнату. Причмокнув губами в сторону Мэрили, он посмотрел на связанного Бориса.
– Сейчас же развяжи его! – коротко приказал он Корду.
Тяжело было спорить с таким веским аргументом, как револьвер, и Брандт выжидал удобного момента, чтобы выхватить свой собственный. Словно разгадав его мысли, Рудольф, держа Корда на прицеле, приказал ему отстегнуть кобуру и отбросить в сторону. Брандту ничего не оставалось, как молча повиноваться.
Освободив Бориса, который снова при этом застонал, Корд опять встал рядом с Мэрили.
– Если с тобой все в порядке, – продолжил Рудольф, обращаясь к Горчакову, – думаю, тебе бы совсем не помешал глоток спиртного. – Принеси ему выпить! – приказал он Мэрили.
– Сам сходишь! – отрезала она, невольно прижимаясь к Корду.
Борис делал стоические усилия, чтобы подняться на ноги. Не сводя револьвера с Корда и Мэрили, Рудольф проследил взглядом, как Горчаков с трудом добрался до бутылки и, приложив к губам, почти полностью осушил ее.
– Ты… – Он вытер губы рукавом и, не скрывая душившей его ярости, двинулся к Корду. – Ты будешь жалеть, что смерть не приходит так долго, пока с тобой буду разговаривать я и мои ребята.
– Я только выполняю приказ, – смиренно ответил Корд. – Если ты не знаешь, кто я, то позволь представиться: главный исполнитель операции «цюрихских патриотов» по похищению Мэрили Михайловской. Она сбежала, и я имею приказ вернуть ее обратно. Если бы тебе удалось ее изнасиловать, то это бы отразилось на ее стоимости, как ты думаешь?
В словах Корда слышались холодные нотки расчетливого дельца, и с каждым мгновением Мэрили ощущала, что ненавидит его все сильнее и сильнее.
– Ублюдок! – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Проклятый выродок!
Корд слегка вздрогнул – ему очень не хотелось играть эту роль, но, понимая, что это необходимо для их же спасения, он продолжил с глумливой улыбкой:
– Кроме того, я не люблю быть вторым…
Потеряв остатки самообладания, Мэрили влепила рассмеявшемуся Корду звонкую пощечину.
– Хватит ломать комедию! – взорвался Рудольф. – Все ложь! Это тот самый человек, с которого я не спускал глаз, находясь в Цюрихе! Он предал наше движение! Он влюбился в Михайловскую еще во Франции! Это из-за него моя безумная сестрица, за которой он поначалу волочился, раскололась и выложила все, что знала! Его карьера агента закончилась, он потерял доверие к себе, все, что ему нужно, – это Мэрили, а ты, Борис, обещал ее мне. – В его голосе послышалась обида.
– Скорее я умру, чем позволю тебе дотронуться до меня, жалкий трус! – отозвалась Мэрили.
– Не-е-ет! – злорадно протянул Рудольф. – Ты не умрешь, Мэрили. Ты будешь долго учиться любить меня. И тебе это понравится так сильно, что ты захочешь меня снова и снова… – Глаза Рудольфа потускнели, язык стал заплетаться, казалось, он впадает в какой-то невообразимый транс.
– Да ты просто не в своем уме!
– Похоже, Рудольф, она не очень-то расположена к тебе, – ухмыльнулся Горчаков. – Наверное, придется пересмотреть нашу договоренность.
Потемневшими глазами Рудольф взглянул на Горчакова. Ствол револьвера задрожал в его руке – казалось, он вот-вот переведет его на Бориса.
– Что ты сказал?
– Я сказал, – Горчаков снова поднес бутылку ко рту и влил в себя изрядное количество водки, – я сказал, что, возможно, нам придется пересмотреть условия сделки. Наша маленькая Наталья, или, если угодно, Мэрили, похоже, не хочет иметь с тобой ничего общего.
– Как и с тобой, черт тебя подери! – истерично выкрикнул Рудольф. Казалось, он полностью потерял контроль над собой, и Корд незаметно потянулся к кобуре своего револьвера, однако Хэпсбург остановил его: – Я убью тебя, Брандт, если ты еще пошевелишься! – Рудольф снова посмотрел на Мэрили. – Горчаков – палач и мучитель твоего отца, Брандт – предатель, потерявший доверие. Он делал дуру из моей сестры и то же самое проделывает с тобой. Я единственный человек, которому ты можешь верить, Мэрили! Тот человек, который любит тебя!
Мэрили рассмеялась, гордо вскинув голову:
– Идиот! Люби свою идею, большевистский фанатик! Удовлетворяй с ней свою грязную похоть!
Глаза Рудольфа сузились. Еще минута – и он ударил бы Мэрили.
Горчаков и Корд разразились злорадным смехом, чем еще больше взбесили Рудольфа.
– Хватит! – завизжал он. – Мэрили идет со мной! – Рудольф посмотрел на Горчакова. – А ты забирай себе Брандта и делай с ним все, что хочешь. За сим позвольте откланяться, мы вас покидаем.
– Подожди минуту, черт тебя побери! – Борис перестал улыбаться, и его лицо внезапно исказила злобная гримаса. Отставив бутылку в сторону, он двинулся на Рудольфа. – По-моему, ты забыл, с кем разговариваешь! Ты осмеливаешься приказывать мне, гражданин Хэпсбург?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики