науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Кудрявцев Г.Г.
«Золотой вулкан»: ТОО ФРЭД; Москва; 1994
ISBN 5-7395-0014-1
Жюль Верн
Золотой вулкан
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава первая. АМЕРИКАНСКИЙ ДЯДЮШКА
17 марта 1898 года почтальон улицы Жака Картье в Монреале доставил в дом N 29, по адресу Сумми Скима письмо.
Это письмо гласило:
«Нотариус Снуббин, выражая свое почтение господину Сумми Сниму, просит пожаловать немедленно в контору по делу, касающемуся его интересов».
По какому поводу нотариус хотел видеть г-на Сумми Скима? Как и все в Монреале, последний знал нотариуса Снуббина как прекрасного человека и верного, осторожного советника. Он был канадец по происхождению и имел лучшую нотариальную контору в городе. Шестьдесят лет назад она принадлежала известному нотариусу Нику, настоящее имя которого, как гурона note 1 по рождению, было Николай Сагамор и личность которого сыграла видную роль в ужасном деле Моргаза, прогремевшем около 1837 года.
Сумми Ским, крайне удивленный письмом нотариуса Снуббина, тотчас отправился по приглашению; через полчаса он уже был на площади рынка Бон-Секур и входил в кабинет нотариуса.
— Добрый день, господин Ским! — встретил его нотариус. — К вашим услугам…
— И я также к вашим услугам, — ответил Сумми Ским, усаживаясь у стола.
— Вы первый пришли на свидание, господин Ским.
— Первый, говорите вы, господин Снуббин? А разве я приглашен к вам не один?
— Такое же письмо, какое получили вы, должен был получить и ваш кузен, господин Бен Раддль.
— В таком случае следовало бы сказать не «должен был получить», а «получит», — заявил Сумми Ским. — Бена Раддля сейчас нет в Монреале.
— А он скоро вернется?
— Через три или четыре дня.
— Вот досада!
— То, что вы хотите нам сообщить, так спешно?..
— Да, если хотите, — ответил нотариус. — Во всяком случае, я сообщу вам, в чем заключается дело, о котором мне поручено известить вас, а вы уж не откажите передать о нем господину Бену Раддлю, когда он вернется.
Нотариус надел очки и порылся в разбросанных на столе бумагах. Взяв один из конвертов и вынув из него письмо, он, прежде чем начать читать, сказал:
— Ведь господин Ским и господин Раддль — племянники господина Жозиаса Лакоста?
— Да, моя мать и мать Бена Раддля были его сестрами. Но со времени их смерти -уже семь или восемь лет — всякие сношения между нами и дядюшкой прервались. Нас разъединили совершенно разные интересы. Дядюшка уехал из Канады в Европу… Одним словом, с тех пор он не давал о себе никаких вестей, и мы не знаем, что сталось с ним.
— Он умер, — объявил нотариус Снуббин. — Я только что получил известие о его кончине, последовавшей шестнадцатого февраля.
Хотя всякие отношения между Жозиасом Лакостом и его родственниками давно уже прекратились, это известие все же огорчило Сумми Скима. Его кузен Бен Раддль и он не имели ни отца, ни матери. Единственные дети своих родителей, они оставались со смертью дяди одни на свете. Сумми Ским думал теперь об этом. Несколько раз они пытались узнать, что сталось с их дядюшкой. Они все же надеялись увидеть его когда-нибудь, и вот его смерть разрушила эту надежду.
Жозиас Лакост, мало общительный по натуре, был всегда очень предприимчивым человеком. Лет двадцать назад он уехал из Канады с целью составить себе состояние. Будучи холостяком, он не боялся рисковать с помощью разных спекуляций увеличить то небольшое состояние, которым обладал. Осуществилась ли его надежда? Не разорился ли он? Его темперамент заставлял его рисковать всем и во всем. Племянники были единственными его наследниками. Получат ли они что-нибудь после его смерти?
По правде говоря, Сумми Ским никогда об этом не думал. По-видимому, он не думал об этом и теперь, взволнованный известием о смерти родственника.
Нотариус Снуббин, предоставив клиента самому себе, ожидал, когда последний обратится к нему с вопросами, на которые он уже приготовился отвечать.
— Господин Снуббин, — спросил Сумми Ским, — смерть нашего дядюшки последовала шестнадцатого февраля?
— Да, шестнадцатого февраля, господин Ским.
— Вот уже двадцать девять дней?..
— Да, двадцать девять дней. Столько времени потребовалось на то, чтобы это известие дошло до меня…
— Значит, наш дядюшка был в Европе, в какой-нибудь отдаленной ее части?
— спросил Сумми Ским.
— Нет, совсем нет, — ответил нотариус.
Он протянул собеседнику конверт, на котором стоял канадский штемпель.
— Вы с господином Беном Раддлем — наследники настоящего американского дядюшки. Теперь остается только выяснить, обладает ли этот дядюшка всеми классическими качествами американского дядюшки.
— Итак, — сказал Сумми. Ским, — он находился в Канаде, и мы ничего об этом не знали.
— Да, в Канаде. Но в самой отдаленной ее части, почти на границе, отделяющей нашу страну от Аляски, сообщение с которой медленно н затруднительно.
— Это Клондайк, как я полагаю, господин Снуббин?
— Да, ваш дядюшка обосновался месяцев девять назад в Клондайке.
— Девять месяцев! — повторил Сумми Ским. — Проезжая через Америку в эту область золотой руды, он даже не подумал заглянуть в Монреаль пожать руку своим племянникам!..
— Что вы хотите? — ответил нотариус. — Вероятно, господин Жозиас Лакост торопился в Клондайк, как спешат туда тысячи… я сказал бы, тысячи больных, одержимых золотой лихорадкой, которая сделала и сделает еще многих несчастными. Со всех концов мира стекаются к залежам золота тысячи людей. После Австралии — Калифорния, после Калифорнии — Трансвааль, после Трансвааля — Клондайк. После Клондайка найдутся какие-нибудь друтие золотоносные земли… И так будет продолжаться до последнего дня… я хочу сказать — до последнего месторождения золота!
После этого нотариус Снуббин сообщил Сумми Скиму все, что он знал по данному делу.
В начале 1897 года Жозиас Лакост прибыл в Доусон, столицу Клондайка, со всеми необходимыми золотоискателю принадлежностями. С июля 1895 года, после того как в Гольд-Боттоме, притоке Гунтера, было найдено золото, к этому району было привлечено общее внимание. На следующий год Жозиас Лакост появился в этом районе, куда уже стекалась толпа золотоискателей, с целью приобрести на оставшиеся у него деньги какой-нибудь прииск. Несколько дней спустя он действительно сделался владельцем прииска N 129, расположенного на реке Форти-Майльс-Крик, одном из притоков Юкона, главной водной артерии Аляски и северо-западной Канады.
Изложив все это, нотариус Снуббин прибавил:
— Кажется, этот прииск, судя по тому, что пишет мне губернатор Клондайка, до сих пор не дал всего того, чего ожидал от него господин Жозиас Лакост. Во всяком случае, он, по-видимому, не истощен. Быть может, ващ дядюшка — не умри он преждевременно — извлек бы в конце концов из этого прииска те выгоды, на которые надеялся.
— Значит, дядюшка умер не от нужды? — спросил Сумми Ским.
— Нет, — ответил нотариус, — письмо об этом ничего не говорит. Он умер от тифа, который губителен в том климате и уносит много жизней. Захворав, господин Лакост немедленно оставил прииск. Скончался он в Доусоне. Так как известно было, что он уроженец Монреаля, то губернатор и написал мне, чтобы я отыскал родственников и сообщил им об этой смерти. Бен Раддль и вы, господин Ским, слишком хорошо известны в Монреале и пользуетесь такой прекрасной репутацией, что я не мог колебаться. Поэтому немедленно пригласил вас обоих в мою контору ознакомиться с завещанием покойного в вашу пользу.
— Завещание в нашу пользу!
Сумми Ским иронически улыбнулся. Он подумал о том, как печально должна была протекать жизнь Жозиаса Лакоста в тяжелой обстановке трудного ремесла золотоискателя… Не вложил ли он в это дело все свои оставшиеся средства, купив прииск, быть может, по чрезмерной цене, как часто случается с золотоискателями?.. Не умер ли он даже с долгами?..
После таких размышлений Сумми Ским сказал нотариусу:
— Господин Снуббин, весьма возможно, что наш дядюшка оставил после себя запутанные дела… В таком случае мы — я отвечаю также за моего кузена Раддля — не оставим запятнанным его имя. Если нужны жертвы, то мы готовы их понести, не задумываясь. Поэтому нужно будет как можно скорее узнать, в каком положении находятся дела дядюшки…
— Позвольте вас прервать, мой дорогой, — сказал нотариус. — Зная вас, я не удивляюсь вашим чувствам. Но я не думаю, чтобы пришлось прибегать к тем жертвам, о которых вы говорили. Хотя и возможно, что ваш дядюшка умер, не оставив состояния, но не надо забывать, что он был собственником прииска на Форти-Майльс-Крик, который имеет достаточную ценность, чтобы покрыть все денежные обязательства покойного, если они вообще имеются. Теперь это владение стало нераздельной собственностью вашего кузена Бена Раддля и вас как ближайших наследников Жозиаса Лакоста.
Нотариус прибавил, что надо, однако, действовать с известной осторожностью. Следовало бы принять это наследство только в случае его выгодности. Наследники, прежде чем решаться на это, должны были, по его мнению, выяснить актив и пассив наследства.
— Я займусь немедленно этим делом, господин Ским, — закончил он, — и наведу самые точные справки… Во всяком случае, кто знает?.. Прииск всегда прииск, даже если он ничего не дал до сих пор… Достаточно счастливого удара лопаты, чтобы наполнить карман, как говорят золотоискатели…
— Так, значит, решено, гостюдин Снуббин, — ответил Сумми Ским. — Если прииск нашего дядюшки имеет какую-нибудь ценность, то мы постараемся отделаться от него при наивыгоднейших условиях.
— Конечно, — подтвердил нотариус, — и я надеюсь, что вы окажетесь в этом вопросе солидарным с вашим кузеном.
— Я тоже очень на это надеюсь, — заметил Сумми Ским, — я не думаю, чтобы Бену Раддлю пришла в голову мысль самому эксплуатировать…
— Кто знает, господин Ским? Господин Бен Раддль — инженер. Он человек предприимчивый и решительный. Он может соблазниться! И если бы он, например, знал, что прииск вашего дядюшки расположен на хорошей земле…
— Я ручаюсь вам, господин Снуббин, что он не поедет его смотреть. Он сам должен вернуться через два или три дня, мы посоветуемся с ним на этот счет и попросим вас принять все нужные меры или для продажи прииска тому, кто больше всего даст за него, или же — что кажется мне самым вероятным — для того, чтобы расплатиться с долгами дядюшки Жозиаса Лакоста.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики