ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Затем пошли обширные залы, полные книг: стопы тонких
золотых листов, с рядами выбитых на них знаков, свитки
асбестовой ткани, покрытые письменами, начертанными
огненно-рыжей киноварью и охрой. Те кто составлял эту
библиотеку, видимо, заранее позаботились, чтобы ее содержание
могло пережить тысячелетия.
Буквы (а может быть, иероглифы) исчезнувшего народа были
даже отдаленно не похожи ни на что, знакомое Багненко.
Дальше перед ними предстали связки пластин мамонтовой
кости, штабеля грубых глиняных табличек с коряво нацарапанными
знаками - то были летописи, относящиеся ко временам после гибели
материка.
- Все это можно будет без особого труда прочесть, - бросил
Хоор, отвечая Алексею. - Тут есть множество переводов с древнего
языка на нынешние. Есть и на русский. Некоторые из них делал я
сам.
В десятом или пятнадцатом по счету книгохранилище всю стену
занимала выложенная цветным камнем карта. На ней был изображен
лежащий в окружении мало напоминающих очертаниями нынешних
берегов Евразии и Америки континент.
Он занимал больше половины Северного Ледовитого океана и
формой своей был подобен сплюснутому с боков диску с изрезанными
краями.
На карте были явственно обозначены горные цепи, идущие
вдоль побережий, глубоко вдававшиеся в берег обширные заливы,
россыпь островов вокруг.
В центре громадной земли, примерно там, где находится
Северный полюс, располагалось большое озеро, целое внутреннее
море. Четыре реки вытекали из него, деля материк на четыре
примерно равные части.
В двух местах - где-то в Канадском архипелаге и на месте
нынешнего Таймыра - исчезнувшая суша соединялась узкими
перешейками с Азией и Северной Америкой.
Поверхность материка густо покрывали маленькие треугольники
из дымчатого кварца, с подписью рядом.
Несомненно, то были города. Несколько треугольников было
разбросано по азиатским просторам, по одному в Канаде и
Гренландии.
Багненко постарался как можно точнее запомнить их
расположение, но тут же усмехнулся про себя. Зачем? - Ведь сюда
все равно придут люди.
Он вспомнил вдруг греческий миф о Гиперборее. "Благодатная
страна за спиной северного ветра" так, кажется, говорилось в
нем? Может быть, то были отголоски смутных преданий о сгинувшей
в полярном океане земле.
И вновь потянулась бесконечная паутина переходов, тоннелей,
крипт; анфилады залов и хранилищ. Там и тут стены были покрыты
барельефами,или рядами символов - то идеально начертанных, то
грубо выбитых в неподатливом камне неумелой рукой.
Двигались они в глубоком молчании, нарушаемом только звуком
их шагов.
Очень редко Багненко отваживался задать вопрос, на который
следовал немногословный ответ. Еще реже Хоор начинал разговор
первым.
Они спускались все ниже по исполинской, многоярусной
спирали.
Геолог попытался хотя бы приблизительно определить размеры
подземелий. Выходило, что он увидел ничтожнейшую часть.
"Тут работы десятку Академий на десятки лет", - мелькнула
мысль у Алексея.
Он подумал о давно умерших людях, чьи руки построили все
это, о тех, чьи мысли и чувства, вся жизнь принадлежали храму. В
течение многих, непредставимо многих поколений.
Старик показал ему коридор, заваленный грудами истлевших
книг.
Написанные от руки и печатные, на множестве языков, со
страницами из пергамента и пожелтевшей бумаги ...
Среди всего этого Багненко увидел несколько ветхих томов с
портретом Ленина на картонной обложке.
Видимо, с помощью этих книг последние хранители пытались
понять, что происходит во внешнем мире.
Увидел он и обещанные сокровища - целые горы золотых
самородков; алмазы, изумруды, рубины в каменных горшках.
Не удержавшись, Алексей наполнил ими карманы, чувствуя себя
при этом довольно глупо.
Его провожатый как будто вовсе и не стремился показать
своему спутнику как можно больше. Он равнодушно проходил мимо
кладовых, наполненных шедеврами, подобных которым по красоте
Багненко не видел ни в одном музее, или книгами. И, бывало,
подолгу задерживался в каком-нибудь тупике, где не было ничего,
кроме нескольких надписей или полустершихся изображений,
содержание которых Багненко не мог даже понять толком.
В одном из таких мест стену украшала весьма странная
картина, написанная на вмурованной в стену плите чем-то вроде
расплавленного стекла.
Она одновременно напоминала современную абстрактную
живопись, замысловатые индейские орнаменты, и арабески.
Переплетения извилистых линий и многогранников, какие-то
изломанные геометрические фигуры, переходящие друг в друга под
немыслимыми углами ...
Все это производило впечатление полной бессмыслицы, но
одновременно, явно подчинялось некоему, пусть и непонятному
закону.
Прихотливый узор властно пленял его своей завораживающей и
одновременно математически-стройной красотой.
... Алексею вдруг показалось, что изображение расплывается,
отодвигаясь куда-то вглубь картины, что непонятный рисунок
продолжается во все стороны, там, за гранью изображения.
Все это одновременно и притягивало, и вызывало некое
смутное беспокойство в душе.
Хоор тронул его за плечо:
- Пойдем, на нее не надо слишком долго смотреть.
- Что это такое? - спросил Багненко, не без труда отрывая
взгляд.
- Это... очень странная вещь. Неведомо, откуда она взялась,
но известно, что она старше, чем этот храм. О ней говорили как о
большой загадке уже тогда... В храме есть не только то, что
создано народом хранителей мудрости, - добавил он. - Многое
взято из Атлантиды, из государства, лежавшего в центре Азии, с
давно погибшего материка в Тихом океане. Там можно было
встретить много того, перед чем бессильны оказались лучшие умы
северян. У них были свои тайны...
Геолог не стал расспрашивать, о каких странах говорит Хоор.
... И вновь груды вещей - на каменных столах, в нишах,
прямо на полу...
Зеркала из полированного обсидиана и платины. Статуэтки
фантастических животных, игры, похожие одновременно на шахматы и
китайскую головоломку, с сотнями разноцветных клеток и фигурок.
Агатовые и малахитовые статуэтки фантастических созданий:
получеловек - полуосьминог, женщина - дракон, обнимающая юношу,
какие-то совершенно непредставимые существа, сражающиеся друг с
другом.
Странные, действительно, странные приборы и механизмы -
кажущиеся нелепыми нагромождения дисков, передач деталей сложной
вычурной формы.
Среди всего этого во множестве валялись большие и маленькие
шары из горного хрусталя - Багненко вспомнил, что точно такой же
он в свое время видел у Хоора. Тот в часы досуга иногда
рассеянно вертел его в руках.
Попадались и предметы вообще не похожие ни на что. Быть
может, они были предназначены для колдовского искусства?
Проходило время и на Алексея все сильнее наваливалась усталость,
начинало клонить ко сну. Колени его подгибались, долгий путь
через подземелья давал о себе знать.
Желудок сводило спазмами голода - с утра он ничего не ел
кроме нескольких галет, очень хотелось пить.
Хоор, тоже сникший, вдруг неожиданно приободрился. Его
движения стали увереннее, шаг тверже, словно он приблизился к
некоей конечной цели своего пути.
Несколько раз свернув, они оказались в широкой галерее.
Опустившись очень длинным наклонным коридором, где
вперемешку лежали предметы, добытые, как пояснил Хоор,
обитателями долины за тысячелетия во время вылазок в мир -
каменные и бронзовые топоры, почерневшие серебряные браслеты и
ожерелья, ржавые сабли и кремневые ружья, они через узкий проход
вступили в огромный зал.
Он был настолько велик, что свет фонаря, хотя он и повернул
переключатель на полную мощность, не достигал ни сводов его, ни
противоположной стены.
Геолог невольно вздрогнул, ему на мгновение почудилось, что
он стоит на берегу океана бесконечной темной пустоты.
Преодолев секундную слабость, он прошел за Хоором туда, где
неподалеку от входа стоял высокий - в два человеческих роста -
четырехугольный камень.
На его зеркально отполированной поверхности не было ни
узоров, ни письмен, ничего.
Он хотел спросить старика, зачем они здесь, но не успел...
Сильнейший удар обрушился на его голову, и окружающий мир
исчез в ослепительно-алой вспышке.
7.
Алексей очнулся...
Он не сразу вспомнил, где он и что с ним случилось.
Когда сознание прояснилось окончательно, он обнаружил, что
стоит крепко привязанный к тому самому камню, который вроде бы
только что рассматривал.
Вся его одежда, варварски разрезанная, и сапоги валялись у
его ног. Его замечательный фонарь лежал тут же. Рассыпанные по
полу драгоценные камни бессмысленно искрились в его свете.
- Э-эй! - заорал Багненко, рванувшись со всей силой.
Тщетно: густо оплетавшие его тело ремни были затянуты на
совесть.
Страшная догадка молнией пронзила мозг: Хоор хочет принести
его в жертву каким-то древним демонам забытого всеми народа.
Боже!!! Именно за этим заманил его старый безумец в эту
проклятую долину, как наверняка заманивал до него, обещаниями
богатства и славы еще многих и многих.
Он кричал, извивался, пытаясь освободиться, проклинал все
на свете, в отчаянии бился затылком о камень.
1 2 3 4 5 6

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики