демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Абдулаева Сахиба
Золотые коконы
Сахиба Абдуллаева
ЗОЛОТЫЕ КОКОНЫ
Авторизованный перевод с узбекского Николая КРАСИЛЬНИКОВА
Хуршид обрывал с веток листья для гусениц шелкопряда... Странные они, эти гусеницы: едят только листья тутового дерева. Неужели у яблони или винограда хуже?.. Эх, однообразное это занятие. Сиди и готовь корм этим привередам до двенадцати, а то и двух ночи. Какие уж тут домашние задания о них и не вспоминалось. А взять хотя бы мать. Не выдержав бессонных ночей, в последние дни она очень устает. Да разве скажешь людям, что семье не под силу следить за коконами, когда весь колхоз ими занимается... А эти ученые. Неужели же не могут изобрести другой способ получения шелка? - удивлялся про себя Хуршид. Ведь ракеты в космос одна за другой летают, так почему же не придумать какую-нибудь еду посытней этой прожорливой гусеницы?.. С досады мальчик даже махнул рукой...
Да, кстати, ведь недавно по телевизору какой-то молодой ученый рассказывал, будто их лаборатория изобрела искусственный корм... Ну да, он еще сказал: у гусениц, которые питаются нашим витаминизированным кормом, коконы гораздо крупнее. А когда построят заводы, изготавливающие такой корм, шелкопряд будет откармливаться не по дворам сельчан, а на специальных фабриках...
Хуршид опустил затекшие руки, потер уставшие пальцы. И вдруг его осенило. Он даже подпрыгнул от радости. А что... если... если поехать в институт шелководства, где работает ученый, и попросить немного искусственного корма? Конечно, сразу не дадут. Но если попросить, рассказать о маме... Нет, не может один человек не помочь другому... А как же школа?.. А, ничего. Ну не будет Хуршид день в школе, подумаешь...
К обеду он ведь уже домой вернется... И мальчик довольно улыбнулся.
До города Хуршид добирался больше часа. А в институт шелководства прибыл около десяти утра - многие сотрудники только-только входили в его застекленные двери. Да, но он не знает ни имени, ни фамилии ученого, как же отыскать этого человека?..
Помявшись у входа, Хуршид подошел к вахтеру.
Тот выслушал мальчика, долго чесал затылок, потом хлопнул себя.по лбу и изрек радостным голосом:
- Знаю! Ты говоришь об Аскаре Касымове. После выступления по телевизору многие председатели колхозов интересовались им... Вот что, поднимись на третий этаж...- сторож внимательно оглядел мальчика с ног до головы,- да, так вот, поднимись туда и поверни налево. Там его и найдешь в тридцать четвертой комнате.
- Спасибо, дядя...- глаза Хуршида сияли. Он мигом взбежал по лестнице на третий этаж. На дверях тридцать четвертой комнаты висела табличка: "Лаборатория искусственных кормов". Лаборатория была очень широкая, но ступить в ней было почти некуда: везде стояли массивные столы, на них громоздились какие-то странные приборы,- Хуршид таких никогда не видел. Еще на столах стояли большие стеклянные ящики, в которых лежала непонятная масса, напоминающая мелко рубленные листья. В одних ящиках она была изумрудного цвета, в других - зеленого, в третьих - бурого, а в четвертых даже синего. В лаборатории стоял хорошо знакомый Хуршиду запах: так пахло у них в доме, когда кормили гусениц. А еще пахло какими-то лекарствами...
- Эй, дружок, что ты здесь делаешь?- спросила Хуршида миловидная девушка в белом халате, отрываясь от прибора.
Молодой мужчина, с лысиной на макушке, сидевший у аппарата в углу, строго посмотрел на мальчика.
- Я... я... мне нужен Аскар Касымов,- выдавил из себя оробевший Хуршид. в - Говори, я тебя слушаю...- сказал мужчина, не вставая с места. Он уже смотрел на что-то в окуляр прибора. Такое отношение показалось Хуршиду невежливым, но он подавил в себе чувство возникшей обиды.
- Я... я... - опять заволновался мальчик,- понимаете, дяденька, я хотел узнать об искусственном корме. Ну вот... И мои друзья тоже заинтересовались...
- Э, хватит, я тебя понял,- перебил ученый.А ты-то сам откуда будешь?
Хуршид сбивчиво рассказал, откуда он, назвал свой колхоз.
- Значит, вы дома выращиваете коконы,- Касымов улыбнулся, но затем продолжил серьезно:- Вот что, парень. Самый разгар образования коконов, а ты здесь зря тратишь свое время. Не обижайся, брат, ни грамма корма дать не могу!
Хуршид изменился в лице. Видимо, заметив это, Касымов смягчился и негромко добавил: - Понимаешь, шелкопряду нельзя когда попало давать искусственный корм. Мы подкармливаем гусениц перед их первым сном. Да и делаем это в специальном опытном хозяйстве. И только после третьего сна раздаем гусениц по домам этого колхоза. Но пока коконы еще мелковаты.
Но Хуршиду от этого объяснения легче не стало.
- А ну, скажи, сколько корма нужно твоим гусеницам в сезон?- спросил ученый, пытаясь отвлечь мальчика от грустных мыслей.
- Не знаю,- Хуршид понуро пожал плечами.
- Представь себе, в каждом доме за один сезон вычищают, перебирают и скармливают по две тонны листьев. А наш искусственный корм весит меньше. Зато он очень сытный... Ладно, брат,- неожиданно оборвал Касымов свой рассказ,- ты иди, мне некогда.
Спускаясь по лестнице, Хуршид немного задержался на втором этаже. Тяжелые мысли не давали мальчику покоя. Неужели он вернется домой с пустыми руками? И мама снова будет возиться с листьями до утра?..
В это время мимо Хуршида по лестнице вниз торопливо пробежал Касымов. Ученый был без халата: видно, уходил совсем.
Хуршид поколебался и решительно поднялся на третий этаж. Дверь лаборатории была открыта. Он заглянул: никого. Из соседней комнаты доносился громкий смех лаборантки. Она разговаривала с кем-то по телефону. Сердце Хуршида от волнения часто-часто забилось. В нескольких шагах от него в стеклянных ящиках лежали искусственные корма... Хуршид стремительно расстегнул портфель, вытащил из него учебники и набрал в целлофановый пакет, которым предварительно запасся еще дома, искусственный корм.
Он взял его из ящика на столе, за которым десять минут назад работал Касымов... Две толстые книги назад в портфель не поместились, и Хуршид сунул их подмышку. Выйдя в коридор, он оглянулся, тихо притворил дверь и быстро зашагал к лестнице. А когда выходил на улицу, старался не смотреть на вахтера. Но вахтер окликнул его:
- Ну как, сынок?
Хуршид приложил правую руку к груди и, поблагодарив сторожа жестом, выскочил на улицу.
Дома сестренка Дильбар встретила его словами:
- Влетит тебе от мамы. Ей сказали, что ты не был в школе. И она пошла туда выяснять.
Хуршид только отмахнулся. Он тут же забежал в комнату, где откармливали гусениц. Хорошенько размельчил искусственный корм и насыпал им. Белые черви зашевелились и начали прожорливо поглощать корм.
Через минуту Хуршид вышел во двор. В это же время вернулась мать. Грустно взглянув на сына, она устало опустилась на край деревянного топчана.
- Иди сюда,- позвала мать тихо.
Хуршид настороженно сделал два-три шага к ней, но на улице послышался шум грузовика: отец вез домой тутовые листья.
- Мама, пожалуйста, ничего не говорите папе,-' взмолился мальчик.- Я был в городе. Я потом все объясню.
Мать сразу же успокоилась и облегченно вздохнула: - Ладно.
У Хуршида отлегло от сердца. Зачем отцу знать о школе, если в последние дни он вспыхивает из-за любого пустяка. Вообще-то ему не легко: мать устала, хворает, шелковичный червь вьет кокон, да еще и на полях работа кипит. Устал отец...
- Хуршид! Выйди, перенеси листья!- крикнул отец с улицы.
Мать, поспешившая следом за сыном, тихо спросила: - Поужинаете?..
- Некогда, листья завянут,- бросил из кузова отец.- Вот развезем по домам и уедем нарезать тутовые ветки. Ужинайте без меня. Не ждите...
Машина тронулась. Отец, сидящий в уголке кузова, сложил в рукопожатии над головой загоревшие мускулистые руки. Хуршид в ответ сделал то же самое.
Вскоре он принялся разбирать листья. Мать, немного повозившись с самоваром, подсела к сыну и начала разговор: - Что ты делал в городе?
- Ох, мама, и не спрашивайте. Теперь без вашего разрешения никуда не пойду. Помните, на прошлой неделе по телевизору один ученый говорил об искусственном корме?..
- Ты был у него?
- Да, мама.
Мать задумчиво взглянула на сына.
- Ладно уж. На этот раз не скажу отцу. Но если еще раз повторится...
- Ну, все, мама. Я же говорю, что больше не повторится... А вы, мама, сегодня не заходите в комнату, где мы кормим гусениц. Я сам дам им листья, а вы отдыхайте - и так не высыпаетесь уже несколько дней. Ужин мы с Дильбар приготовим.
Мухаббат - так авали мать Хуршида - встала и отряхнула подол.
- Ужин уже готов. Лучше вместе с сестренкой разложите листья для гусениц.
- Ладно, мамочка...
Хуршид первым шагнул в комнату с гусеницами и от удивления разинул рот. Он тут же закрыл дверь и крикнул сестренке, которая шла следом:
- Дильбар, иди помоги маме! Я сам справлюсь...
Девочка ушла, а Хуршид с удивлением уставился на прожорливое семейство, члены которого на глазах укрупнялись в размерах и грызли не только листья, но уже и стебли. И было от чего оторопеть: длина червей достигла размера ладони взрослого человека. Гусеницам было очень тесно, а вся комната, казалось, шуршала. Несколько гусениц в поисках корма копошились на стенах и потолке.
Хуршид быстро разложил стебли, которые держал в руках, пулей вылетел наружу и крепко-накрепко запер дверь. Мать позвала ужинать. Хуршид умылся водой из арыка, сел на курп-ачу. Но есть почему-то расхотелось. Мать едва заставила его съесть несколько ложек маставы[Мастава - мясной рисовый суп. ].
Уже стемнело, а отца все не было. И Дильбар задержалась у подруги. Уставшая мать заснула и спала так, что даже не слышала, как мычит голодный теленок.
Хуршид только сел за уроки, когда возле дома, взвизгнув тормозами, остановилась грузовая машина.
Водитель посигналил несколько раз подряд. На гудки торопливо вышла проснувшаяся мать. На ходу она набрасывала на голову платок и протирала глаза.
В машине сидел только Шараф - отца не было.
- Что случилось, Шараф?- спросила мать встревоженным голосом.
1 2 3
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики