науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Префект вкратце объяснил ему, в чем дело и предложил действовать сообща с доном Луисом, который посвятит его во все подробности. Таким образом, дону Луису была предоставлена возможность и полная свобода действий, префект полагался на его богатую прозорливость и инициативу. Простившись с префектом и метром Лемертюмом, дон Луис вышел вместе с Мазеру. Дорогой он рассказал своему спутнику все, что знал, и тот сразу уверовал в его профессиональный талант и отдался под его руководство.
Они решили пойти прежде всего в кафе. Там узнали, что агент Веро — постоянный посетитель кафе, писал в этот день утром длинное письмо. Официант припомнил, что сосед Веро по столику также потребовал почтовую бумагу и два раза посылал его за конвертами.
— Подмен писем, как вы и предполагали, — сказал Мазеру.
Официант описал соседа Веро достаточно подробно: человек высокого роста, слегка сутулый, каштанового цвета остро подстриженная бородка, пенсне в черепаховой оправе на шелковом шнурке и палка черного дерева с серебряным набалдашником в виде головы лебедя.
— Этого полиции хватит, — сказал Мазеру.
Они собрались было уходить.
— Одну минуту, — остановил дон Луис своего спутника.
— В чем дело?
— За нами следили.
— Это еще что такое? Однако…
— Пустяки. Я знаю, в чем дело и предпочитаю покончить разом. Подождите меня, обещаю вам, что вы позабавитесь.
Он вскоре вернулся с высоким худым господином с бакенбардами.
— Господин Мазеру, мой друг господин Кассерос, атташе перуанской миссии, которому было поручено собрать данные, подтверждающие мою личность. Итак, месье Кассерос, вы меня искали? — весело продолжал он. — Мне так показалось, когда я вышел из префектуры. О, месье Мазеру сама скромность: вы можете говорить при нем. Кстати, он в курсе дела.
Кассерос все еще колебался. Перенна усадил его против себя.
— Приступим прямо к делу, месье Кассерос! Я не боюсь называть вещи своими именами. Выигрываешь время. Итак, вам нужны деньги. Вернее говоря, добавочные деньги. Сколько?
Перуанец еще раз оглянулся на спутника дона Луиса, потом он вдруг решился и выпалил глухим голосом:
— Пятьдесят тысяч!
— А, черт возьми, какой же у вас аппетит! — воскликнул дон Луис. — Что вы на это скажете, господин Мазеру? Пятьдесят тысяч — сумма кругленькая! Тем более что… Припомним, друг Кассерос. Несколько лет тому назад я имел честь познакомиться с вами в Америке и, поняв, с кем имею дело, предложил вам в течение трех лет оформить мое испано-перуанское происхождение, снабдив меня неоспоримыми документами и почтенными предками. Вы согласились. Цена была обусловлена: двадцать тысяч франков. На прошлой неделе, когда господин префект затребовал мои бумаги, я зашел к вам. Все оказалось в порядке. Сговорившись с вами относительно того, что надо рассказать господину префекту, я выплатил вам условленные двадцать тысяч франков. Мы квиты. Что же вам надо?
Перуанский атташе принял самую непринужденную позу и спокойно заявил:
— Я заключил условие с легионером. Сейчас я имею дело с наследником Космо Морнингтона, который завтра получает миллион франков, а через месяц, быть может, двести миллионов. Разница большая.
— А если я откажу вам?
— Я сообщу нотариусу и префекту, что произошла ошибка. Вы не только ничего не получите, но и будете арестованы.
— Так же, как и вы!
— Я!
— Разумеется, за подлог и изготовление фальшивых документов.
Атташе умолк. Его длинный нос вытянулся еще больше между длинными бакенбардами.
— Ну, Кассерос, полноте. Ничего вам не будет. Только не пытайтесь больше обойти меня. Другие, потоньше вас, срывались. Куда уж вам! Ну, что, сдаетесь? Не будете больше строить козни против прославленного Перенна? Прекрасно, прекрасно.
С этими словами он вытащил чековую книжку.
— Вот вам чек еще на двадцать тысяч от наследника Космо Морнингтона. Улыбнитесь же, благодарите и марш, не оборачиваясь, как дочери Лота!
Атташе буквально исполнил приказание и выскользнул из кафе, не оглядываясь.
— Мразь! — шепнул дон Луис. — Что скажете на это, бригадир?
Бригадир Мазеру смотрел на него, оторопев.
— Но позвольте, месье…
— Что такое, бригадир?
— Но, однако, кто же вы собственно такой?
— Разве вы не слыхали — благородный перуанец или благородный испанец… наверное, не знаю… короче дон Луис Перенна, бывший легионер…
— Вздор! Я только что слышал…
— …Весь в орденах…
— Довольно! Идемте к префекту.
— Да дайте же закончить, черт возьми! Итак бывший легионер, бывший герой… бывший узник Сантэ… бывший русский князь… бывший начальник полиции… бывший…
— Да вы с ума сошли! — выходил из себя бригадир. — Что это за басни?
— Это история, подлинная история… Вы спросили, кто я? Вот я и перечисляю. Хотите углубиться в еще более древние времена?
Мазеру схватил своими сильными руками слабые как будто руки своего собеседника.
— Нечего заливать мне, слыхали! Уж я вас не выпущу. В префектуре объяснимся.
— Ты потише, Александр.
Слабые как будто руки легко высвободились и, в свою очередь, захватили сильные руки бригадира. Дон Луис смеялся, глядя ему прямо в лицо:
— Так ты не узнаешь меня, глупец?
Бригадир Мазеру не отвечал, только глаза вытаращил еще больше. Он старался понять: голос, манера шутить, смелость, замаскированная ребячеством, ироническая улыбка в глазах и самое имя Александр, — но его имя, которым его называл только один человек на свете. Возможно ли?
— Патрон… патрон… — пролепетал он.
— Ну, разумеется.
— Да, нет же, не… ведь… вы умерли…
— Так что же из этого? Разве это мешает жить?
Он положил руку на плечо Мазеру.
— Ты скажи, кто тебя зачислил на службу в полицейскую префектуру?
— Начальник полиции, господин Ленорман.
— А кто такой был Ленорман?
— Патрон.
— То есть Арсен Люпен, не так ли?
— Да.
— Так неужели ты не понимаешь, Александр, что Арсену Люпену гораздо труднее было быть начальником полиции, чем доном Луисом Перенна, быть легионером, героем и даже живым, будучи мертвым?
Бригадир Мазеру молча оглядел своего собеседника, потом его печальные глаза оживились, лицо вспыхнуло, и он вдруг ударил кулаком по столу и сердито заговорил:
— Пусть так! Но предупреждаю вас, на меня не рассчитывайте, нет. Я служу обществу и намерен служить. Я привык жить по-честному, не хочу другого хлеба.
Перенна пожал плечами.
— Ты глуп, Александр, на честных хлебах не поумнел. Кто же тебя совращает?
— А вся ваша затея…
— Моя затея? Да я-то тут причем? Два часа тому назад я сам не больше твоего знал. С неба свалилось это наследство, а с ним и обязанность найти виновника смерти Космо Морнингтона, найти его наследников, защитить их и раздать все двести миллионов, что им причитаются. Точка, конец. Это ли не задача для честного человека?
— Да, но…
— Но выполнить ее можно не по-честному, хочешь ты сказать? Так слушай: если ты, хоть и в лупу рассматривая, найдешь хоть что-нибудь предосудительное в моем поведении, какое-нибудь пятно на совести дона Луиса Перенна, можешь не колеблясь хватать меня за шиворот. Разрешаю, приказываю… Довольно с тебя?
— Не в том дело, довольно ли с меня, патрон. Есть и другие.
— То есть?
— Что, если вас поймают?
— Каким образом?
— Вас могут выдать.
— Кто?
— Старые товарищи.
— Я всех выпроводил из Франции.
— Куда?
— Это моя тайна. Тебя оставил в префектуре на случай, если мне понадобятся твои услуги. И, как видишь, не ошибся.
— Но, если будет обнаружено, кто вы в действительности, вас арестуют.
— Не может быть.
— Почему?
— Да ты же сам только что сказал. Я умер. Вот основание, важное, неустранимое.
Мазеру задыхался. Аргумент сразил его. Он почувствовал, насколько этот аргумент мощный и забавный. И вдруг разразился безудержным хохотом, от которого комично передергивалось его меланхоличное лицо.
— О, вы верны себе, патрон! До чего смешно! С вами ли я? Ну, разумеется, с вами! Вы умерли, похоронены, устранены! Вот так штука!
Ипполит Фовиль, инженер, занимал на бульваре Сюше довольно обширный отель, к которому слева примыкал сад. В этом саду он выстроил себе большой павильон, служивший ему рабочим кабинетом. Дон Луис Перенна и Мазеру зашли в полицейский комиссариат Пасси, и Мазеру, ссылаясь на свои полномочия, потребовал, чтобы дом инженера Фовиля этой ночью охранялся двумя полицейскими, которым было велено задерживать всякого, пытающегося проникнуть туда. В девять часов дон Луис и Мазеру стояли у главного входа в отель.
— Александр, — сказал Перенна, — ты не боишься? Ведь, защищая инженера Фовиля и его сына, мы идем против людей, сильно заинтересованных в их гибели, и людей, которые, видимо, промаха не дают.
— Не знаю, — ответил Мазеру, — не струхну ли я когда-нибудь вообще, но знаю наверняка, что при одном условии мне ничего не страшно.
— Это при каком?
— Когда я с вами.
Он решительно позвонил.
Ипполит Фовиль принял их у себя в кабинете. Стол был весь завален брошюрами, книгами, бумагами. На двух высоких рамах размещены были рисунки и чертежи, в двух витринах — модели из слоновой кости и стали — изобретения инженера.
У одной из стен стоял широкий диван. Напротив винтовая лестница вела на балкончик, огибающий всю комнату. На потолке электрическая люстра, на столе — телефон. Мазеру немедленно пояснил, что префект тревожится и просит господина Фовиля принять все меры предосторожности, которые они найдут нужным предложить ему.
Фовиль был, видимо, недоволен.
— Я сам принял меры, господа, и боюсь, что ваше вмешательство может лишь повредить делу, возбудив подозрение у моих врагов. Завтра, завтра я все объясню вам.
— А если завтра будет поздно? Агент Веро определенно сказал секретарю господина Демальона, что двойное убийство должно совершиться сегодня в ночь.
— Сегодня! — гневно воскликнул Фовиль. — А я утверждаю, что нет, не сегодня, я в этом уверен… и вы не знаете того, что знаю я.
— Но агент Веро знал, быть может, то, что не знаете вы. Лучшее доказательство того, что его боялись, что за ним следили, это то, что его убили.
Ипполит Фовиль заколебался.
1 2 3 4 5 6
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики