ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я хочу исповедаться, но никто из вас…
– Пошли! – Спарроу схватил его за руку и потащил к задней двери.
– Спокойней, капитан, – сказал Рэмси.
Тот сделал глубокий вдох.
– Правильно.
– Я сам пойду, – сказал Гарсия. – Не буду сопротивляться. Я не хочу доставлять неприятностей. Я и так их доставил уже много. Чудовищных неприятностей. Меня никогда не простят. Никогда.
Он направился к двери, бормоча под нос:
– Никогда… никогда… никогда…
– Каркнул ворон: «Никогда», – сказал Рэмси. С отсутствующим видом он потер все еще саднящую челюсть.
– Теперь кое-что становится ясным, – сказал Боннет.
– Что именно?
– Насчет пробивателя голов. Тебя к нам заслало ПсиБю.
– Только не ты, Брут, – вздохнул Рэмси.
– Точно, все сходится, – сказал Боннет. – Хепп тронулся, вот они и наслали тебя на нас, чтобы выяснить почему.
– Чего?
– Точно. Ты хочешь знать, кто из нас будет следующим.
– Им буду я, если еще немного послушаю твою чушь. Я…
– Или же ты шпион, – сказал Боннет. – Хотя, догадываюсь, ты не из них.
– Ради Бога!..
– Я попытаюсь объяснить, – сказал Боннет. – Это не просто. Я, вообще-то, терпеть не могу головокопателей. Вы все, психдоктора, одинаковые. Исключительно… всезнайки. На каждый случай имеется объяснение: религиозность – это проявление глубинных комплексов, которые…
– Да заткнись же ты! – вспыхнул Рэмси.
– То, что я пытаюсь сказать, чувствуется лучше, чем могу тебе вталдычить. Можешь назвать это своеобразным успокоительным. Иногда случалось держать врага в руках. Он напоминал мне насекомое, которое я мог раздавить.
– Ну и?
– Ну и. Я никогда не ловил врага… вот этими руками. – Он поднял руки и помахал в воздухе кистями. – Но именно здесь… я кое-чему выучился.
– Чему, конкретно?
– Это может прозвучать глупо.
– Скажи уж как-нибудь.
– Может, не надо?
– Тебе очень важно сформулировать эту мысль, сосредоточиться на ней, – сказал Рэмси. При этом он думал: «Неважно что я сейчас делаю. Сейчас я выступаю в роли психоаналитика!»
Боннет вытер руки о футболку, поглядел на пульт управления.
– Когда ты встречаешь своего врага и распознаешь его, касаешься его, ты вдруг понимаешь, что он похож на тебя: возможно, он даже часть тебя. – Он замотал головой. – Нет, не могу сказать правильно.
– Попробуй.
– Не могу.
Боннет свесил голову и уставился в пол.
– На что это похоже? Попытайся сравнить с чем-нибудь.
Очень низким, почти неслышным голосом Боннет сказал:
– Ну, это вроде того, когда ты – маленький, слабый пацан на детской площадке. И вот когда старший парнишка шлепает тебя, тогда все в порядке, он тебя заметил. Это значит – ты живешь. И это гораздо лучше, чем когда тебя совсем не замечают. – Он поднял голову и посмотрел на Рэмси. – Или еще, когда ты с женщиной, и она глядит на тебя, и ее глаза говорят, что ты мужчина. Ага, именно так. Когда ты и вправду живешь, другие знают об этом.
– А что это имеет общего с врагом в твоих руках?
– Он живой, – ответил Боннет. – Черт побери, парень, он живой, и у него такая, как и у тебя жизнь. Каждый из нас – враг. – Голос Боннета становился все уверенней. – Каждый для другого и для самого себя. Я вот что имею в виду: я – одно целое со своим врагом. Пока я не хозяин своему врагу, я всегда проигрываю.
Рэмси удивленно глядел на Боннета.
– Ты можешь объяснить мне ход моих размышлений?
Рэмси отрицательно покачал головой.
– А почему нет? Я чувствую эти вещи, как и всякий иной. Потому что я скрываю эти чувства дольше. Но кто я такой, чтобы это скрывать? – Боннет презрительно усмехнулся. – Я! Вот кто.
– Почему ты выкладываешь мне все это?
– Я нашел того, кому могу высказаться. Но этот кто-то, в силу профессии, должен будет заткнуть рот, потому что…
– Подожди. – Взгляд Рэмси, отвлекавшийся от приборов не более, чем на пару секунд, успел уловить резкий сигнал. – Акустический разведывательный взрыв. И еще один. Если они рванут бомбу рядом с нами, корпус лопнет, как нарыв на пальце – толстом металлическом пальце.
– Они не могут искать нас здесь, на глубине.
– Не рассчитывай на это. Еще од…
– Что здесь происходит? – Спарроу, пригнувшись, вошел в помещение центрального поста.
– Акустические разведбомбы, – доложил Рэмси. – «Восточные» выслеживают звуковое отражение металлического хвастуна с табличкой «Фениан Рэм».
Спарроу подошел поближе и стал рядом с ним.
– Одна же подлодка прет прямо на нас.
– Мы его быстренько, – ответил Рэмси. Он положил руку на тумблер залпового антиторпедного огня.
– Оставь, они не станут тратить «рыбку», чтобы просто устроить взрыв.
– Он в миле от нас, на глубине в шесть тысяч футов. Вот, выслал следующую разведбомбу.
Все почувствовали снаружи глухой удар, срезонировавший в корпусе.
– Если что-нибудь из нашего подвесного снаряжения бабахнет, нас вскроет как…
– Лес, мы все читали руководство по эксплуатации, – сказал Спарроу. Он отвернулся, склонив голову. – Боже, мы, не имеющие права просить, молим о твоем милосердии. Ты сделаешь это… Что такое?
– Он отвернул.
– Боже, не отворачивай от нас лица своего…
– «Восточный» подводный корабль. Он повернул в другую сторону.
Спарроу поднял голову.
– Спасибо тебе, Господи. – Он поглядел на Боннета. – Я ввел Джо успокоительное. Иди к нему, посиди там.
Боннет пошел в лазарет.
Спарроу снова занял место рядом с Рэмси.
– То, что ты сделал для Леса – доброе дело.
Рэмси застыл.
– Я стоял за дверью, пока он снимал тяжесть со своего сердца. Вы более глубокий человек, Джонни, чем я ожидал.
– О, да ради Бога!
– Да, именно, ради Бога. Вы очень скользкий и верткий тип.
Рэмси закрыл глаза. Внутренне он был доведен до предела. «Я – папаша-исповедник, хочу я того или нет», – подумал он. Затем открыл глаза и сказал:
– Боннет уже не грудной ребенок.
– Я проплавал с Джо уже несколько лет, – сказал Спарроу. – Не раз видел его пьяным. Действие давления ничем не отличается от действия спиртного. Он не из тех, кто себя оговаривает. Так что могут быть сделаны неправильные выводы…
– Он говорил только лишь о…
– Его душа в смятении, – сказал Спарроу. – Он нуждается в таком, как вы, исповеднике. Пусть даже вы сами, ребята, и не считаете себя странствующими священниками…
– Подобное я уже слышал, – ответил Рэмси и внезапно понял, что и сам начинает исповедоваться.
– Всегда следует иметь выход с другой стороны, Джонни, – улыбнулся капитан. – Всегда надо продумать безопасный путь для отступления. Джо ненавидит тебя сейчас именно потому, что не желает себе признаться, как сильно он нуждается в тебе.
Рэмси подумал: «Интересно, кто здесь доктор, а кто пациент?»
– Капитан, вы хотите внушить мне, что я вкладываю свою лепту в религиозные игры?
– Здесь не может быть речи о мелких ставках, – ответил на это Спарроу.
– Н-да, догадываюсь, что вы правы, – согласился с ним Рэмси. Его губы сами собой сложились в улыбку. – У психоаналитиков есть такая шуточка: «Женюсь сразу же, когда закончу анализировать». А анализ никогда не заканчивается. – Про себя же он думал: «Отлично, маска сброшена. Почему бы мне не почувствовать облегчения? Подозрительно. Никакого облегчения не чувствую».
Спарроу изучал показания локаторов.
– Они уже вне зоны действия наших приборов.
Сначала он мурлыкал, а потом низким голосом запел:
На скейте в рай не въедешь ты, Не проскочишь жемчужны врата…
– Я больше не хочу огорчать Господа, – сказал Рэмси.
– Чего? – Спарроу отвернулся от пульта.
– Вы пели гимн «Я больше не хочу огорчать Господа».
– Да, это он. – Спарроу кивком головы указал на пульт. – Они ушли от нашего наблюдения в северо-восточный квадрант. Поверхностные течения идут здесь на северо-восток. Это значит, они решили, что мы всплываем. Дадим им часок поболтаться.
Рэмси проверил гидроакустический монитор на пульте и сказал:
– Все настроено на тот квадрант, капитан. Похоже, что там нет никаких следов засады.
– Ты уверен?
Рэмси кивнул на ленту монитора.
– Они сейчас суетятся, а это значит, что в любом случае не будут размышлять здраво, – сказал Спарроу. – Будь всегда спокойным, Джонни, и ты…
– Капитан!
В задней двери появился Боннет.
Спарроу и Рэмси обернулись к нему.
– У Джо что-то с кровяным давлением. Оно то падает, то подымается, причем с каждым случаем амплитуда растет. Сам он будто в шоке.
Спарроу повернулся к пульту управления.
– Они нас не услышат. Сматываемся, Джонни. Подымай нас на глубину 6000 футов. Быстро! – Он с шумом направился к двери. – Пошли со мной, Лес.
– А как же с баржей? – спросил Рэмси.
Спарроу остановился на полпути.
– Я бы послушался своего совета. Лес, сделай для Джо все, что только сможешь. Джонни, освободи муфту сцепления буксирных тросов. – Он направился к посту управления. – Мы подымем «Рэм» и снимем «слизняка» с грунта, когда размотаем трос полностью.
– Так может попробовать стронуть его рывком? – предложил Рэмси.
– Если даже мы его и сможем стронуть, нас будет держать компенсационная система.
– Так, – согласился с ним Рэмси.
– Сбрось парочку «рыбок».
Рэмси нажал на две кнопки с красной обводкой.
Подлодка дернулась, но осталась на дне.
– Еще две, – приказал Спарроу.
Рэмси снова нажал на кнопки сброса торпед.
Нос подлодки медленно пошел вверх. Его подъем сопровождался вибрацией всего корпуса. Но корма оставалась внизу. Рэмси прибавил мощности двигателям, повернул носовые рули вверх.
Теперь «Рэм» скользил вперед и вверх. Все чувствовали громыхание длинного троса, тянущегося за лодкой.
Когда его длина достигла 1700 футов, Спарроу сказал:
– А теперь попробуй притормозить трос на барабане.
Рэмси зажал ступицы барабана. «Рэм» натянул трос полностью.
– Попусти еще пять сотен футов.
Спарроу дал полную нагрузку двигателям.
– Стопори барабан.
Рэмси включил тумблер магнитных тормозов.
Подлодка остановилась практически полностью, но затем медленно-медленно все же продолжила подъем. Рэмси следил за показаниями приборов на пульте контроля баржи.
– Капитан, мы ее освободили.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики