ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В таком случае, если бы я был Борденом, я бы записывал на магнитофон любую деловую беседу, чтобы иметь возможность предъявить пленку, если влипну.
- Ну? - спросила Делла.
- И тем не менее никто не упомянул, что существует запись беседы Бордена с Анслеем.
- А вы хотите, чтобы она была? Вы думаете, это может помочь вашему клиенту?
- Есть только один способ, - сказал Мейсон, - чтобы помочь нашему клиенту.
- Боюсь, я не понимаю.
- Если бы Анслей пошел к Бордену, чтобы убить его, то не стал бы сначала нанимать его в качестве консультанта по посредничеству, а потом убивать.
- Но, может быть, его разозлила беседа?
- Может быть, - усмехнулся Мейсон. - Однако есть одна очень важная деталь, которую, как мне кажется, наши друзья из обвинения проглядели... Где лейтенант Трэгг? Он здесь?
- Да, он сидит в зале и внимательно слушает все показания.
- Это прекрасно, - еще раз усмехнулся Мейсон. - Трэгг скажет правду.
Глава 11
Как только Эрвуд занял свое место за судейским столом, Гамильтон Бюргер встал, чтобы повторить протест.
- С разрешения суда, - заявил он, - если защита хочет представить доктора Коллисон в качестве свидетеля, то должна вручить ей повестку. Я думаю, суду ясно, что в данном случае защита просто занимается поисками компрометирующих материалов, вызывая как можно больше свидетелей, чтобы выяснить, что они знают о деле. Все это нужно адвокату для того, чтобы в дальнейшем, когда дело поступит в высшую судебную инстанцию, он мог подвергнуть сомнению все показания. Я знаю, что, как правило, суд не одобряет такую тактику, и думаю, суд не будет отрицать, что и раньше уже не раз были попытки превратить предварительное слушание дела в некий спектакль, цель которого далеко выходит за пределы цели данного заседания.
- Вы продолжаете возражать против продления слушания дела на срок, необходимый для вручения повестки доктору Коллисон? - спросил судья.
- Совершенно категорично, ваша честь. Более того, по моему мнению, дело в данный момент подходит к стадии прений сторон. Если защитник хочет отложить слушание до вручения повестки доктору Коллисон, он обязан был заранее сделать официальное заявление об этом, причем указать в заявлении, чего он ждет от ее показаний. Совершенно очевидно, что защитник не может этого сделать, потому что он просто занимается изучением ситуации, вызывая каждого свидетеля, который в высшей инстанции суда может выступить как свидетель обвинения.
- Ну, - любезно улыбнулся Мейсон, - с разрешения суда, этот вопрос мы можем обсудить несколько позднее. А в настоящий момент есть еще один свидетель, которого я хотел бы вызвать для повторного перекрестного допроса.
Лицо Бюргера потемнело от гнева.
- Ну вот, ваша честь. Адвокат просто тянет. Несомненно, он послал кого-то вручить повестку доктору Коллисон, а теперь будет вызывать свидетелей одного за другим до тех пор, пока она не прибудет.
- Кого вы хотите вызвать для дальнейшего допроса? - спросил Эрвуд Мейсона.
- Лейтенанта Трэгга, ваша честь.
- Вы слышали - окружной прокурор обвиняет вас в том, что вы просто стараетесь выиграть время?
- Да, ваша честь.
- И вы готовы опровергнуть это обвинение? Мейсон улыбнулся.
- Не совсем, ваша честь. Надеюсь, что к тому времени, как я закончу допрос лейтенанта Трэгга, доктор Коллисон уже будет здесь. Но, с другой стороны, я с полным основанием заявляю суду, что прошу снова вызвать этого свидетеля не затем, чтобы выиграть время. У меня есть совершенно определенные намерения.
- Какие?
- Я думаю, это станет очевидным, как только я начну допрашивать свидетеля. Естественно, я не хочу давать обвинению преимущества, открыв свои карты.
Судья задумчиво нахмурился, но, поколебавшись, сказал:
- Лейтенант Трэгг, подойдите сюда для дальнейшего перекрестного допроса. Суд подчеркивает, - Эрвуд повернулся к Мейсону, - что допрос должен быть коротким и по делу, ибо суд не разрешит защите превращать его в подбор компрометирующих материалов. Лейтенант Трэгг, прошу вас пройти вперед.
Лейтенант Трэгг снова занял место свидетеля.
- Прошу вас, мистер Мейсон. - По тому, как Эрвуд произнес эти слова, было вполне очевидно, что он твердо решил не дать Мейсону возможности тянуть время.
- Лейтенант Трэгг, - начал Мейсон, - вы уже показывали, что было найдено как на месте убийства, так и в студии, где находилось тело, не так ли?
- Да, сэр.
- Теперь я задам вам следующий вопрос. Правда ли, что, осматривая кабинет Меридита Бордена, вы нашли нечто очень значительное, с вашей точки зрения, но что к данному делу приобщено не было, то есть было скрыто?
Трэгг нахмурился.
- Ваша честь, - вмешался Бюргер. - Это оскорбительно. За такие вещи нужно наказывать. Мы ничего не скрываем.
- Вы это утверждаете? - спросил его Мейсон.
- Конечно, сэр!
Мейсон усмехнулся, глядя на Трэгга, который явно чувствовал себя не в своей тарелке.
- Давайте лучше послушаем, что скажет свидетель.
Судья хотел было возразить, но, взглянув на Трэгга, внезапно передумал и наклонился в сторону свидетеля, приготовясь слушать.
Трэгг ответил с явной неловкостью:
- Я не совсем уверен, что понял, что вы имели в виду под словом "скрыто".
- Я спрошу по-другому. Правда ли, что было найдено нечто, с вашей точки зрения крайне важное, по поводу чего вас проинструктировали не говорить ни слова во время допроса в суде?
- Ваша честь, я возражаю! - закричал Бюргер. - Перекрестный допрос не может касаться этой темы. Для этого нет оснований, так как свидетелю не задавали вопрос, кто его инструктировал, и предмет не был описан.
Мейсон, теперь уверенный в своей догадке, улыбнулся:
- С разрешения суда, я задам дополнительный вопрос.
- А вопрос, заданный раньше, берете назад?
- Да, ваша честь.
- Хорошо, продолжайте.
- Скажите, лейтенант Трэгг, это правда, что при обыске в кабинете покойного Меридита Бордена вы обнаружили скрытый микрофон, ведущий к записывающему устройству, и запись беседы Меридита Бордена и Джорджа Анслея? И разве Гамильтон Бюргер не советовал вам ни словом не упоминать об этой записи на предварительном слушании?
- Ваша честь, - опять встал Гамильтон Бюргер, - мы возражаем на основании того, что, во-первых, задано сразу несколько вопросов, во-вторых, перекрестный допрос не должен касаться этой темы, в-третьих, это не истинное контропровержение и...
- Задавайте вопросы по одному, мистер Мейсон, - прервал судья тираду Бюргера.
- Лейтенант Трэгг, осматривая помещение, вы обыскивали кабинет Меридита Бордена? - спросил Мейсон.
- Да, сэр.
- Вы нашли там скрытый микрофон?
- Да, сэр.
- Вел ли этот микрофон к какому-либо записывающему устройству?
- Да, сэр.
- Вы нашли это устройство?
- Да, сэр.
- Содержало ли оно пленку с записью беседы между Джорджем Анслеем и Меридитом Борденом?
- Я не знаю.
- Что оно содержало?
- Это была какая-то запись какой-то беседы.
- И Гамильтон Бюргер, окружной прокурор, приказал вам не упоминать об этой записи на предварительном слушании?
- Одну минуту, ваша честь. - Бюргер поднял руку. - Перед тем как свидетель ответит, я хочу заявить возражение на основании того, во-первых, что это вопрос спорный и не относится к делу; во-вторых, перекрестный допрос не должен касаться этой темы; в-третьих, это не истинное контропровержение; в-четвертых, это показания с чужих слов.
- Вопрос сформулирован таким образом, - сказал судья, - что свидетель не может ответить двусмысленно. Однако если вспомнить, с каким возмущением обвинение отрицало, что оно скрывает доказательства, возражение становится чисто техническим. Тем не менее суд принимает возражение на основании того, что это показания с чужих слов. Мистер Мейсон, принято возражение к форме поставленного вопроса.
- Понимаю. - Мейсон заметил ударение, которое судья сделал на последних словах. - Я спрошу по-другому. Лейтенант Трэгг, почему вы не упоминали о записи этой беседы, когда в первый раз давали показания в суде?
- Мы возражаем на основании того, что это несущественно, не имеет отношения к делу и перекрестный допрос не должен касаться этой темы, опять вмешался Бюргер.
- При данной форме вопроса возражение отклоняется. Отвечайте, свидетель.
- Меня об этом не спрашивали.
- Но вас же спрашивали о всех предметах, найденных в кабинете? продолжал Мейсон.
- Да, сэр.
- И вы описали все, что нашли?
- Да, сэр.
- Как вы считаете, лейтенант, вы сказали бы о пленке, если бы вас специально не просили молчать?
- Мы возражаем, - сказал Гамильтон Бюргер. - Вопрос спорный и не должен входить в перекрестный допрос.
- Возражение отклоняется, - резко ответил судья. - Вопрос изменен так, чтобы выявить, насколько свидетель пристрастен. Отвечайте, лейтенант.
- Я намеренно решил ничего не говорить, пока меня не спросят, объяснил Трэгг.
- Вы пришли к такому решению самостоятельно, лейтенант, независимо от тех инструкций, которые вам дал окружной прокурор?
- Мы возражаем, - снова начал Гамильтон Бюргер, - с разрешения суда...
Эрвуд покачал головой:
- Возражение отклоняется, мистер Бюргер. Вопрос касается намерений свидетеля. Если окажется, что свидетель пришел к такому решению по просьбе обвинения, значит, на свидетеля было оказано давление, не выявленное при прямом допросе, а это не может оставить суд равнодушным. Отвечайте на вопрос, лейтенант Трэгг.
- Да, - сказал тот после некоторого колебания, - мне дали указание: если меня не спросят, ничего об этом не говорить.
Мейсон старался использовать достигнутое преимущество.
- Единственным основанием вашего решения не говорить об этой записи ни слова, если вас специально не спросят, было указание, данное вам окружным прокурором, не так ли?
- То же самое возражение, - заявил Бюргер.
- Отклоняется, - обрезал судья. - Отвечайте на вопрос, свидетель.
- Да.
- Тогда я считаю, - сказал Мейсон, - что в интересах правосудия эта запись должна быть прослушана в суде.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики