ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Эрл Стенли Гарднер
Дело о длинноногих блондинках


Гарднер Эрл Стенли
Дело о длинноногих блондинках

Эрл Стэнли ГАРДНЕР
ДЕЛО О ДЛИННОНОГИХ БЛОНДИНКАХ
Глава 1
Перри Мейсон, почувствовав на себе взгляд Деллы Стрит, оторвался от свода законов и взглянул на свою изящную и эффектную секретаршу, остановившуюся в дверях.
- В чем дело, Делла?
- Каков будет статус незамужней женщины, которая, по ее словам, встречается с неженатым мужчиной?
Бровь Мейсона удивленно взметнулась вверх.
- Такого статуса не существует. А почему ты спрашиваешь?
- Потому что в приемной дожидается некая мисс Стефани Фолкнер. Она утверждает, что - опять цитирую ее слова - "поддерживает дружеские отношения" с Гомером Гарвином.
- С Гомером Горацио Гарвином? - удивился Мейсон. - Нашим клиентом?
- Не с Гомером Гарвином-старшим, а с Гомером Гарвином-младшим.
- Ах да, младшим, - вспомнил Мейсон. - Кажется, он занялся автомобильным бизнесом. Так что ей нужно?
- Ей нужно встретиться с вами по личному вопросу. Она надеется, что знакомство с Гарвином пробудит у вас интерес к ее делу.
- В чем оно состоит?
- Ей достался в наследство игорный дом в Лас-Вегасе. По-видимому, дело касается этого заведения.
Мейсон хлопнул ладонью по столу.
- Ставлю доллар на номер 26, Делла.
Она как бы раскрутила воображаемую рулетку и затем бросила шарик из слоновой кости, зачарованно следя за вращением круга.
Мейсон подался вперед, уставившись в ту точку, куда смотрела Делла Стрит.
Неожиданно она выпрямилась и улыбнулась.
- Увы, шеф, вам не повезло - выиграл номер 3. - Потом нагнулась и взяла со стола адвоката воображаемый доллар.
Тот скорчил смешную гримасу.
- Ну вот, продул последний доллар.
- Так что с мисс Фолкнер? - спросила Делла Стрит, переходя на серьезный лад.
- Давай сперва свяжемся с Гарвином-старшим и выясним точный статус этой женщины. Сколько ей лет?
- Года двадцать три - двадцать четыре.
- Блондинка, брюнетка?
- Брюнетка.
- Экстерьер?
- В порядке.
- Внешние данные?
- Не хуже.
- Давай все-таки переговорим с Гарвином, чтобы не сесть в лужу.
Делла Стрит подошла к своему столу и, попросив девушку на коммутаторе соединить ее с городом, набрала нужный номер; немного подождав, она попросила:
- Пожалуйста, мистера Гарвина. Передайте, что это мисс Стрит... Да... Скажите, что это Делла Стрит... Он меня знает... Да, Делла Стрит... Секретарь мистера Мейсона, адвоката. Еще раз прошу вас соединить меня с мистером Гарвином... Очень важно.
Последовала небольшая пауза. Делла Стрит слушала, что говорили на другом конце провода.
- Хорошо, в таком случае как мне связаться с ним? Последовала уже более продолжительная пауза.
- Понятно, - наконец ответила она. - Пожалуйста, передайте ему, что я звонила и просила перезвонить, как только он свяжется с вами.
Делла Стрит повесила трубку.
- Это мисс Ева Эллиот, о-о-чень важная его секретарша. Утверждает, что мистера Гарвина в городе нет и не знает, по какому телефону его разыскивать.
- Ева Эллиот! - воскликнул Мейсон. - А что стало с Мэри Арден? Ах да. Она вышла замуж.
- Около года назад, - уточнила Делла. - Вы еще послали электрокофеварку, вафельницу и электрическую жаровню им к свадьбе.
- Неужто год? - удивился Мейсон.
- Примерно да. Можно проверить по счету.
- Ладно, не надо, но что интересно - после того, как у Гарвина появилась новая секретарша, у нас с ним никаких дел.
- Может, вы уже не его адвокат? - предположила Делла.
- Да, как бы не попасть действительно впросак, - ответил Мейсон. Пожалуй, лучше всего переговорить с этой мисс Фолкнер и узнать, что ей от меня надо. Давай ее сюда, Делла.
Делла вышла и вскоре вернулась.
- К вам мисс Фолкнер, мистер Мейсон, - официально доложила она.
Стефани Фолкнер, длинноногая брюнетка с серыми глазами, спокойно прошла к столу, за которым сидел Перри Мейсон, и, протянув ему холеную руку, тихо проговорила:
- Очень приятно, мистер Мейсон, познакомиться с вами.
Размеренная и плавная походка выдавала в ней профессиональную манекенщицу.
- Садитесь, пожалуйста, - предложил Мейсон. - И до того, как вы что-нибудь сообщите, мисс Фолкнер, прошу учесть, что я много лет вел все правовые дела мистера Гарвина. Правда, их было немного, так как он очень проницательный бизнесмен и всегда старался избегать неприятностей. Вот почему он редко прибегал к помощи своего адвоката. Тем не менее он один из моих постоянных клиентов, и, более того, я его друг.
- Именно поэтому я пришла к вам, - сказала она, откидываясь на спинку глубокого удобного кресла и закидывая ногу за ногу.
- Следовательно, - продолжал Мейсон, - прежде чем взяться за ваше дело, я хотел бы переговорить с мистером Гарвином, сообщить ему, в чем, собственно, заключается дело, и удостовериться, что ничьи интересы ни в коей мере не будут ущемлены. Вас это устраивает?
- Более чем устраивает, я пришла именно потому, что вы адвокат мистера Гарвина. Я хочу, чтобы вы связались с ним.
- Отлично! - сказал Мейсон. - Если так, я весь внимание.
- Мне досталось в наследство одно заведение в Лас-Вегасе.
- Что это за заведение?
- Мотель с казино.
- Среди них встречаются сказочно богатые и...
- Мое не из их числа, - заметила мисс Фолкнер. - Оно довольно скромное, но располагается в очень удобном месте, и, я думаю, дело можно расширить.
- Какую часть наследовали вы?
- Оно принадлежит небольшой группе людей. Мой отец был президентом этого заведения, и мне досталось сорок процентов акционерного капитала. Остальные шестьдесят процентов у четырех держателей.
- Когда умер ваш отец?
На мгновение лицо ее сделалось каменным, но она тут же взяла себя в руки и ответила ровным голосом:
- Шесть месяцев назад. Его убили.
- Убили?!
- Да, вы, вероятно, читали об этом в газетах...
- О Боже! - воскликнул Мейсон. - Так ваш отец Глейн Фолкнер?
Она кивнула в знак согласия.
- По-моему, это убийство так и осталось нераскрытым? - нахмурился Мейсон.
- Убийства не раскрываются сами по себе, - сказала она с горечью.
- Можно не говорить о том, что неприятно для вас или...
- А почему нет? В жизни полно всяких неприятностей. По дороге к вам я твердо решила подавить в себе все чувства.
- О'кей. Продолжайте.
- В четыре года у меня умерла мать, и с этого начались все наши несчастья, которые преследовали нас целых семь лет. Так, по крайней мере, утверждал отец. Он был ужасно суеверным, как все игроки.
Его постоянно преследовали неприятности, а великая депрессия доконала. Он оказался без денег и без работы. Стал перебиваться случайными заработками. Однажды устроился в забегаловку. Вскоре хозяин умер, и отец выкупил ее у наследников, решив перестроить на свой манер, но тут "сухой закон" отменили, и все пошло прахом. Но не буду утомлять вас пересказом всех неудач отца. Их было множество. Но иногда ему везло. Отец был игроком до мозга костей.
У игроков есть свои хорошие стороны, но есть и плохие. Они умеют контролировать свои эмоции, умеют проигрывать, сохраняя бесстрастное выражение лица, но вряд ли хотя бы один из них создал нормальные условия для своих детей дома. Игра-то ведется вечером и ночью. Так что с отцом мы виделись редко.
Отец постоянно отдавал меня в пансионы, но всякий раз повторялась одна и та же история. Он всегда хотел видеть меня в самом престижном пансионе, но такие пансионы не для детей игроков, вот почему ему приходилось выдавать себя за владельца ценных бумаг. Дочери родителей, которые играют на бирже, - весьма и весьма желательные воспитанницы, дочери же тех, кто все время проводит за карточным столом, - весьма и весьма нежелательны. Отцу, однако, никогда не приходило в голову, что было бы лучше и не так жестоко отдать меня в обычную школу, где я была бы предоставлена сама себе. Но ему обязательно хотелось, чтобы это был самый престижный пансион, а в них оказывалось полно снобов.
Обычно мне удавалось продержаться в таком пансионе с год, потом выяснялось, кто на самом деле отец, и приходилось уходить.
Невольно я усвоила кое-что из отцовской философии. Научилась подавлять свои эмоции, быть всегда сдержанной. Подруг у меня никогда не было, потому что не хотелось выдавать себя за ту, кем я не была в действительности. Ну, в общем, закончив образование и достигнув совершеннолетия, я зажила самостоятельно. Пошла в манекенщицы и стала прилично зарабатывать. К тому времени отец осел в Лас-Вегасе, где он купил земельный участок, выстроил на нем небольшой мотель, потом переделал и все просил, чтобы я переехала к нему навсегда. Но это мне совсем не подходило, так как я знала, что, придя домой в три часа ночи, он потом будет отсыпаться допоздна. А его участок тем временем постоянно поднимался в цене.
Какая-то группа предпринимателей приобрела земельный участок по соседству с отцовским и предложила ему продать свой. Они собирались снести наши кабины, а на освободившемся месте возвести большой дорогой отель с бассейном, казино, ночным клубом и все такое...
Отец был готов продать свой мотель, но не за ту цену, которую ему назначили. Однажды он узнал, что имеет дело с синдикатом, выведал, чего они хотят, и запросил с них приличную сумму. У членов синдиката его предложение вызвало ярость. Видя, что у них срывается задуманное, они стали угрожать отцу. Но он в ответ только смеялся, и в этом была его роковая ошибка.
- Его убил синдикат? - спросил Мейсон.
Мисс Фолкнер пожала плечами. При этом лицо оставалось совершенно спокойным.
- Не знаю. Никто не знает. Отца убили. Остальные акционеры страшно перепугались и готовы были отдать свои акции чуть ли не бесплатно. Так что смерть отца оказалась очень выгодной для кого-то.
Она замолчала, собираясь с мыслями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики