ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Исцеление начинается, когда мы возвращаемся к самим себе, вырастая из стадии реакции на использование в просто чувствование и доверие к себе. Вырастая от защиты к центрированности. В первом случае мы, по сути, просто подкармливаем негативные привычки к реакции и гневу и находим причины, чтобы оставаться защищенными. Во втором – мы открыты сами с собой для того, чтобы узнать свою подлинность и увидеть, где защита больше не нужна.
Недавно я проводил сессию с парой, которая только что закончила семинар и искала способ разрешить свои конфликты. У них не было никаких проблем с тем, чтобы выражать по отношению друг к другу гнев. Но им обоим было трудно доверять друг другу настолько, чтобы выражать обиду. В сессии мы работали с тем, чтобы найти пути, которыми каждый из них может снять боевую раскраску и почувствовать под ней уязвимость. Рядом с источником нашего гнева почти всегда есть и глубокое прозрение о том, что такое на самом деле этот гнев, и много уязвимости и горя.
В других ситуациях верно противоположное: обоим партнерам поможет расти, если они рискнут и выразят гнев друг на друга. Двое моих друзей были вместе четыре года, но, из-за своей обусловленности, были в ужасе от того, чтобы выражать или принимать гнев. Гнев и обиды накапливались, как обычно бывает с парами, которые вместе достаточно долго. Вместо того чтобы выражать эти обиды прямо, они пускаются во всевозможные способы мести: резкое сексуальное отчуждение, стервозность или уныние, жалобы друг на друга друзьям, но не друг другу, и так далее. Как только они набрались храбрости, чтобы выражать раздражение и обиды прямо, их отношения значительно улучшились.
Для тех из нас, кто подавил гнев из страха, прямое выражение гнева может быть шоковой терапией. В детстве за выражение гнева мы получали отвержение или наказание. Теперь мы можем научиться выражать гнев и видеть, что не горим за это в адском огне и не умираем, и близкий человек по-прежнему рядом. Люди часто чувствуют, что, как только они вновь предъявляют права на способность быть в гневе, это исцеляет рану стыда. Желал бы я, чтобы это было так просто. Но шаг из подавленности к тому, чтобы быть способным принимать и выражать гнев, приносит большую радость. Он не означает, что мы снова нашли свою силу, но мы к ней приближаемся. Это дает нам энергию, чтобы защищать себя, и мы достаточно сильны, чтобы спасти уязвимость.
В детстве меня дразнил старший брат. Этот опыт оставил во мне рану ожидания, что меня всегда будут дразнить. Друзья больше всего провоцировали во мне проекцию старшего брата. Один друг, с которым у меня действительно была такая проекция, имел обыкновение меня передразнивать, когда я говорил забавляющие его слова. В первый раз я ничего не ответил на это. Я был в шоке. Но, разобравшись с чувствами, заметил, что под шоком скрывается гнев – вулкан гнева, связанный со всеми случаями в детстве, когда я чувствовал, что меня дразнят, и не реагировал. Я работал с гневом один, но в следующий раз, когда это случилось, мне удалось выразить чувства другу. Он извинился и был благодарен мне за эту конфронтацию, потому что смог увидеть, что именно таким образом в детстве обращался со своим младшим братом.
Стадия 3
Установление пределов – утвердительно и уязвимо
Пережив процесс исцеления солнечного сплетения и открыв заново собственную ценность и самоуважение, мы приходим к точке, в которой способны быть утверждающими, центрированными и сильными так, что к этому не примешиваются проекции, и на смену реактивности приходит уязвимость. Утвердительность и уязвимость – две составляющие того, как мы в этом исцеленном состоянии устанавливаем пределы, уместные в различных ситуациях. Давайте рассмотрим каждый из них.
1. Центрированный Отклик
Отклик из пространства центрированности – естественный результат ясности тою, что мы хотим, что нам нужно, и что мы чувствуем. Цель этого – не ранить, не унизить, не атаковать или наказать другого, а внести в ситуацию больше осознанности, оставаясь в состоянии интегрированности и самоуважения. Когда я соединен с центрированной утвердительностью, энергия остается у меня внизу живота Я могу чувствовать или не чувствовать гнев, но он не затуманивает мою ясность.
Возможности научиться центрированной утвердительности возникают все время, с друзьями, в любовных отношениях, со знакомыми и с коллегами на работе. Эти ситуации были для меня постоянным испытанием в утверждении достоинства и самоуважения. Ничего не «пропуская мимо ушей», не уменьшая или не отрицая их важности.
2. Установление пределов с уязвимостью
В близких отношениях мы часто движемся в уязвимость, когда чувствуем, что подвергаемся вторжению или неуважению. Часто бывают моменты, когда мы оба теряемся в раненом Ребенке, становимся требовательными, прибегаем к манипуляциям, регрессируем или мстим и не можем перешагнуть за пределы этой роли. У нашего сознания в этот момент нет пространства, чтобы видеть или чувствовать, что мы делаем.
Подъем подлинных сил и самоуважения не придет, пока мы не почувствуем стоящей за гневом боли и не сможем ее выразить. Внутри всегда остается напряжение, и, может быть, наша сила основывается только на способности сказать «нет». И она все еще основана на реакции и недоверии. Настоящий подъем сил приходит из пространства внутреннего расслабления, из того, чтобы снова доверять и позволить себе быть уязвимыми, даже когда нет гарантии, что с нами обойдутся так, как нам бы хотелось. Энергетически это означает упасть из солнечного сплетения, где живут гнев, реакция и защита, в низ живота, где мы можем соприкоснуться с собственной уязвимостью и болью.
Постепенно я начинаю видеть, насколько глубока и стара у меня внутри рана чувства недоверия и неуважения к себе. Она все еще исцеляется. Она легко провоцируется каждый раз, когда кто-то в моей жизни нажимает на ее кнопку. К ярости начинает примешиваться грусть о маленьком мальчике, у которого было так мало уверенности и доверия к себе, что он перестал считать действительными права на свои чувства. Приходят слезы о маленьком мальчике, которому пришлось много бороться, чтобы найти самовыражение и защитить себя. Как перенести все это обратно на арену установления пределов? Безопасно ли – или даже уместно ли – выражать обиду и уязвимость? В любовных отношениях и с близкими друзьями я лучше всего взаимодействую, когда могу сказать: «Мне больно», или: «Мне больно, когда ты...» Помогает уделить время тому, чтобы спросить друг друга, есть ли у нас сейчас пространство, чтобы поговорить о своей боли и о том, что нам не нравится.
В любовных отношениях или с друзьями углубление близости зависит от способности установить пределы из пространства мягкости и доверия. Все мы стараемся внести в жизнь как можно больше любви, и так много зависит от того, чтобы оставаться открытым, даже когда мы чувствуем, что в нас вторгаются и с нами обращаются неуважительно. Недавно у меня случился конфликт с двумя друзьями. Я чувствовал, что в меня вторглись и обошлись со мной неуважительно: было нарушено наше соглашение, и я чувствовал себя проигнорированным. В прошлом я мог не обращать внимания на такие вещи, но уже не теперь.
Поначалу я был взбешен и обижен и почувствовал себя отчужденным от них обоих. В определенном смысле, моим первым способом справляться с обидой всегда было закрыться и отсечь внешний контакт. Старый способ, привычная реакция на рану. Эта часть меня говорит: «Забудь их, ты и без них проживешь». Но работа с этими двумя ситуациями научила меня нескольким важным урокам, которым мы все можем научиться, справляясь со страхами установления пределов и учась вновь предъявлять права на свое достоинство и целостность.
В случае с одним другом я видел, что важно проговаривать, что между нами происходит. Во мне есть требовательная часть, которая не хочет, чтобы мне приходилось это делать, и ожидает, что, если кто-то говорит, что любит меня, он всегда должен быть ко мне чувствительным. Это было моим способом избегать ответственности. Я ожидаю от окружающих, особенно от тех, кто мне близок, чтобы они были со мной чувствительными, справедливыми и честными. И когда они не такие, я чувствую себя преданным. Эти ожидания были для меня способом оставаться в регрессии и инфантильности. Мой Ребенок внутри не хочет признавать и смотреть в лицо тому, что мир просто не всегда честен, справедлив и чувствителен.
Более того, я был – ив каком-то смысле остаюсь до сих пор – в зачарованном состоянии надежды , что люди, которым я откроюсь, не причинят мне боль. Вместо того чтобы видеть каждого человека и ситуацию как есть, я проецировал на них собственные надежду и требовательность. И это много раз создавало для меня трудности. Не желая видеть ясно, я входил в отношения с любимыми и друзьями из пространства регрессировавшего Ребенка, который хотел, чтобы с ним обходились справедливо. Если мне удается найти храбрость и решимость поделиться обидой, я обычно чувствую себя понятым и воспринятым. Так было и в этом случае. Мне удалось творчески использовать случаи, послужившие раздражителями для моей обиды, понять мою точку зрения на историю и увидеть, к чему я особенно чувствителен. Но, что важно, это усилило то, чему я постоянно пытаюсь научиться, – продолжать констатировать, ясно и настойчиво, когда между мной и кем-то другим происходит что-то, по ощущениям неправильное.
Со вторым человеком происходило больше, чем просто установление пределов. Во мне было много бессознательных ожиданий и проекций, которые я на него накладывал и с которыми не был в соприкосновении. Я не осознавал, насколько он раздражал внутри меня рану неуважения к себе и чувства неполноценности, и был слишком горд, чтобы ему в этом признаться. Я нуждался в том, чтобы прийти в соприкосновение с собственной проекцией, отбросить гордость и обнажить себя. Часто, когда мы чувствуем, что в нас кто-то вторгся, мы также что-то отчаянно ждем от этого человека и не соприкасаемся с этим желанием. Именно это желание провоцирует стыд, но мы или слишком горды, или слишком упрямы, чтобы его увидеть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики