ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Убежал, – кротко кивнул Анатолий.
Не хотел, чтобы она его боялась.
– А давно вы телохранителем работаете?
– Давно.
– Пять лет?
– Больше.
– Десять?
– Меньше.
– Вы, наверное, многих охраняли?
– Многих.
– А кого?
– Много кого.
– И знаменитых – тоже?
– Да.
– Кого? – совсем уже заинтересовалась Рита.
Она хотела услышать громкие фамилии. Все-таки лестно. В прошлом году этот парень, к примеру, Пугачеву охранял, а теперь вот ее, Риту. Можно будет потом рассказать подружкам в университете.
– Я не могу назвать фамилий, – разочаровал ее Анатолий.
– Почему?
– Нельзя. Мне запрещено.
– Кем? Хозяином?
– Да. В контракте отдельной строкой записано.
– Хорошо, – кивнула Рита, и ее глаза коварно блеснули. – Раз запрещено – значит, и не называйте. Я сама буду называть, а вы только кивайте, если я угадала. Пугачева? Путин? Чубайс? Курникова? Буре? Женя Кафельников?
Пауза.
– Среди перечисленных есть человек, которого я охранял, – уклончиво ответил Китайго-родцев.
– Кто?
– Не могу сказать.
Рита поджала губки. Демонстрировала, что обиделась.
Стук в дверь.
– Кто? – напрягся Анатолий.
– Чаю будете? – послышался голос проводницы.
Телохранитель открыл дверь – но прежде накинул на себя пиджак, пряча под ним кобуру. с оружием. В коридоре стояла Катя – в каждой руке по стакану дымящегося чая. Мимо как раз проходил один из обитателей второго купе. Он был сильно нетрезв и столь же сильно озабочен.
– Слышь, хозяйка, – через силу произнес он, обращаясь к проводнице. – Нож у тебя есть? Наш куда-то запропастился…
– Нет у меня ножа, – нахмурилась та, – И вообще, вам пора бы уже закругляться со своим застольем, ребята.


* * *

Когда Рита направилась в сторону туалета, Анатолий вышел из купе и стоял в коридоре все время, пока она не вернулась. Девушка, кажется, была раздосадована его обременительной опекой.
– Вы так и будете следить за мной все время? – дерзко спросила она.
– Извините.
– Я не хочу, чтобы вы контролировали каждый мой шаг…
Она уже начала заводиться и, наверное, наговорила бы Китайгородцеву много резких слов, если бы не пьяный пассажир из второго купе. Он как раз шел по коридору. Вдруг наткнулся взглядом на девушку, шумно вздохнул, пьяно и счастливо улыбнулся и далее развел руки в стороны, будто хотел Риту обнять, но тут же запоздало обнаружил присутствие Анатолия. Несколько долгих секунд у него ушло на то, чтобы сообразить – эта симпатичная девушка и этот широкоплечий парень едут вместе, так что девушку обнимать небезопасно… И пьяный только пробормотал невнятное: «Вот так-то, да», после чего продолжил свой путь мимо посторонившихся Риты и телохранителя. Потом, уже отойдя на несколько шагов, вспомнил что-то и поинтересовался у Анатолия, нет ли у того зажигалки. Тот ответил, что нет.
Эта минутная заминка поубавила у Риты пыла, и в купе она вошла безмолвной.
– Я хотел бы с вами поговорить, – осторожно начал Китайгородцев. – Так получилось, что неделю я проведу рядом с вами. И все у нас будет хорошо, я просто в этом уверен. Я не вижу, если честно, ничего, что могло бы вам угрожать, и в моем присутствии, вполне возможно, нет никакой необходимости – но ваш папа решил, что охрана – нужна… Заключен договор, и я обязан выполнять свою работу. Да, это – моя работа, только и всего. И я не хочу стеснять вас своим присутствием – я вообще хочу быть как можно незаметнее. Но если в какой-то момент вам покажется, что меня все-таки слишком много, – пожалуйста, будьте снисходительны. Быть рядом – это одна из особенностей моей профессии. Я не могу быть далеко. Я могу быть только рядом
Он развел руками, из-за чего сразу же приобрел виноватый вид.
– Хорошо, – смягчилась Рита.
Похоже, она постепенно смирялась с мыслью о том, что этот парень целую неделю будет мозолить ей глаза.
– И еще, – добавил Китайгородцев. – Будет лучше, если никто из окружающих не станет видеть во мне телохранителя, а в вас – охраняемую. Хотя бы в пути.
– Почему?
– Не надо, чтобы к нам проявляли повышенный интерес.
Он сказал «к нам», хотя правильнее было бы говорить «к вам». Но Рита и так все поняла, кажется.


* * *

Наутро Анатолий через проводницу заказал в ресторане завтрак, и они с Ритой позавтракали, не выходя из купе.
– А что эти ребята из второго? – поинтересовался у Кати Китайгородцев.
– Сняли их ночью.
– Я слышал шум.
– Говорила им – так, спать ложитесь! Один лег, а второй тут бродил, не находил себе места. Добродился в итоге. Кавказец в седьмом купе ехал. Что-то они не поделили, подрались… Вам чаю принести?
– Несите, – кивнул Анатолий.
За обледеневшим стеклом проплывал заснеженный лес.
– А я испугалась ночью, – призналась Рита.
– Не надо бояться, – мягко сказал Китайгородцев. – У нас дверь была закрыта.
– А почему вы не вышли?
– Куда не вышел?
– В коридор, где дрались. У вас ведь есть пистолет?
– Ну и что?
– Могли бы их разнять.
– Не мог.
. – Почему?
– Не положено.
– Кем не положено?
– Инструкциями не положено.
– Но почему? Я не понимаю. Там была драка, вы могли бы вмешаться…
– А если все специально было подстроено? Если они инсценировали драку, чтобы выманить меня в коридор и оставить вас без прикрытия?
У Риты вытянулось лицо.
– Неужели вы думаете, что они это – специально? – спросила недоверчиво. – Затеяли эту драку, чтобы вас выманить?
– Нет, конечно, – спокойно ответил Анатолий. – Вероятность этого крайне мала. Но она была, эта вероятность. Когда я служил в армии, командиры говорили нам, что положения воинских уставов нужно неукоснительно выполнять, – потому что они, эти уставы, написаны кровью. Вот и в работе телохранителя – так же.
Инструкции, которые нам в головы вдалбливают, прежде чем дать в руки оружие, – они тоже написаны кровью.
– Чьей?
– Ничьей, – поубавил пыла Китайгородцев. – Это я так, для красного словца сказал.


* * *

На вокзале их встречала специально присланная за ними машина. Предстояло проехать еще около ста километров по заснеженной зимней дороге. Водитель – веселый малый в распахнутой, несмотря на двадцатипятиградусный мороз, дубленке – радостно им сообщил:
– Домчимся быстро!
– Мы не торопимся, – подсказал ему Китайгородцев.
На небе не было ни облачка. Ослепительно белый снег искрился под яркими лучами полуденного солнца, и на это великолепие больно было смотреть – даже глаза слезились.
Анатолий предусмотрительно распахнул перед Ритой заднюю дверцу машины.
– Я сяду впереди, – дернула плечиком девушка.
Она по-прежнему при каждом удобном случае демонстрировала свою независимость от Ки-тайгородцева. Ему пришлось сесть сзади, хотя он с удовольствием поменялся бы с охраняемой местами.
Машина недолго попетляла по нешироким и плохо расчищенным улицам города, выкатилась за его пределы и, стремительно набрав скорость, помчалась по выстуженной и закатанной до зеркального блеска заснеженной дороге, похожей на тоннель из-за высоких сугробов по обеим сторонам. Над сугробами возвышались деревья подступающего вплотную леса.
Водитель гнал машину с холодным спокойствием профессионального гонщика, успевая при этом еще вводить в курс дела встреченных им гостей, но взгляда от дороги он не отрывал:
– Аня просила ее извинить… За то, что не приехала встречать… Подпростыла… Ничего серьезного, но Генрих Эдуардович был против ее поездки… А уж он если скажет – всем сразу надо строиться и стоять по стойке «смирно»…
Засмеялся. Хорошее настроение, хорошая машина, хорошая погода, хороший вид вокруг – вообще все тут у них хорошо.
– Раньше к нам поезд ходил… Сейчас поезда нет… Пассажирского… Автобус… А дорога эта – одна-единственная…
Сначала – лес, потом уже – мы, а дальше, за нами, дороги нет – вроде как тупик… А дальше и незачем… Там нет жилья… Лес и болота…
Показалась встречная машина. Приняли чуть правее, разминулись, едва не чиркнув по близкому сугробу правым боком.
– Мы не торопимся, – напомнил водителю сидящий на заднем сиденье Китайгородцев.
– Тут все так ездят, – пожал водитель плечами, но скорость все-таки сбросил – до девяноста километров в час. – Вы в хорошее время приехали… Морозы ослабели…
– Ого! – сказала Рита и непроизвольно поежилась. – Ничего себе – «ослабели»!
– Неделю назад было тридцать пять… Ночью – до пятидесяти… А нам что – мы привыкли…
– Но уши, наверное, отпадают? – засмеялась Рита.
– Ага… Только мы всегда носим в кармане запасные, ха-ха-ха…
Дорога вильнула змейкой, и вдруг, за очередным поворотом, их взорам открылась преграда: полосатый шлагбаум, перекрывающий им путь. Рядом, среди сугробов, приютилась покрашенная грязно-зеленой краской бытовка. Из трубы над нею поднимался к небу синий дым.
– Документы у вас близко? – озаботился водитель.
– Будут проверять? – приподнял бровь Анатолий. – Что это у вас тут за блокпост?
– У нас тут строго, – засмеялся водитель. – И муха не пролетит.
Остановились перед шлагбаумом. К машине уже направлялся какой-то парень. Еще двое оставались у бытовки. Одежда на всех троих была не форменная, но единообразная: черные утепленные куртки без каких-либо нашивок, черные штаны, черные вязаные шапочки. И вообще эти трое были чем-то друг на друга похожи: внушительной комплекцией и сумрачно неприветливым выражением на лицах.
Водитель опустил стекло и сказал парню в черном:
– Это – к Тапаеву.
– Хорошо, – кивнул парень. – Документы ваши, пожалуйста.
Он взял в руки паспорта Риты и Китайгородцева. Документы водителя его не интересовали. Склонился к окну, быстро взглянул на девушку, потом столь же быстрым взглядом скользнул по Анатолию.
– Вам придется пройти со мной и отметиться в журнале прибытия, – его слова были обращены к приезжим.
– Это гости Тапаева! – напомнил ему водитель.
– Я помню. Но порядок есть порядок.
Едва Китайгородцев вышел из машины, как те двое, что наблюдали за происходящим у бытовки, в мгновение ока оказались рядом. Что-то происходило.
– У вас есть при себе оружие?
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики