ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

VII, 21).

.
12. На таком народном собрании можно также предъявить обвинение и потребовать осуждения на смертную казнь. Суровость наказания определяется тяжестью преступления: предателей и перебежчиков они вешают на деревьях, трусов и оплошавших в бою, а также обесчестивших свое тело – топят в грязи и болоте, забрасывая поверх валежником Сообщение Тацита об этом подтверждается нахождением при осушке болот мумифицированных трупов; на некоторых из них были надеты оковы, некоторые были прикрыты поверх толстым слоем кольев или валежника. Чаще всего это трупы женщин: отсюда вывод, что подобным образом карались преимущественно преступления против целомудрия.

. Различие в способах умерщвления основывается на том, что злодеяния и кару за них должно, по их мнению, выставлять напоказ, а позорные поступки – скрывать. Но и при более легких проступках наказание соразмерно их важности: с изобличенных взыскивается определенное количество лошадей и овец. Часть наложенной на них пени передается царю или племени, часть – пострадавшему или его родичам. На тех же собраниях также избирают старейшин, отправляющих правосудие в округах и селениях; каждому из них дается охрана численностью в сто человек из простого народа – одновременно и состоящий при них совет, и сила, на которую они опираются Здесь, как и в главе 6, сообщение Тацита относительно «сотни» довольно сбивчиво. В действительности, когда старейшина отправлялся творить суд в какой-нибудь округ, то в разборе дел участвовали все свободные из той «сотни», на территории которой происходило судебное разбирательство. Таким образом, никакого постоянного совета при старейшине не создавалось.

.
13. Любые дела – и частные, и общественные – они рассматривают не иначе как вооруженные. Но никто не осмеливается, наперекор обычаю, носить оружие, пока не будет признан общиною созревшим для этого. Тогда тут же в народном собрании кто-нибудь из старейшин, или отец, или родичи вручают юноше щит и фрамею: это – их тога Вручение оружия у германцев Тацит сопоставляет с римским обрядом облачения юношей в мужскую тогу.

, это первая доступная юности почесть; до этого в них видят частицу семьи, после этого – племени. Выдающаяся знатность и значительные заслуги предков даже еще совсем юным доставляют достоинство вождя; все прочие собираются возле отличающихся телесною силой и уже проявивших себя на деле, и никому не зазорно состоять их дружинниками. Впрочем, внутри дружины, по усмотрению того, кому она подчиняется, устанавливаются различия в положении; и если дружинники упорно соревнуются между собой, добиваясь преимущественного благоволения вождя, то вожди, стремясь, чтобы их дружина была наиболее многочисленной и самой отважною О наборе в дружину то же у Юлия Цезаря (Записки о галльской войне, VI, 23); об аналогичных отношениях между вождем дружины и дружинниками говорит Юлий Цезарь, рассказывая о кельтском племени сонтиатов (Записки о галльской войне, III, 22). То же отмечается позднеё и в дружинах славян и норманнов.

. Их величие, их могущество в том, чтобы быть всегда окруженными большой толпою отборных юношей, в мирное время – их гордостью, на войне – опорою. Чья дружина выделяется численностью и доблестью, тому это приносит известность, и он прославляется не только у себя в племени, но и у соседних народов; его домогаются, направляя к нему посольства и осыпая дарами, и молва о нем чаще всего сама по себе предотвращает войны.
14. Но если дело дошло до схватки, постыдно вождю уступать кому-либо в доблести, постыдно дружине не уподобляться доблестью своему вождю. А выйти живым из боя, в котором пал вождь, – бесчестье и позор на всю жизнь; защищать его, оберегать, совершать доблестные деяния, помышляя только о его славе, – первейшая их обязанность: вожди сражаются ради победы, дружинники – за своего вождя. Если община, в которой они родились, закосневает в длительном мире и праздности, множество знатных юношей отправляется к племенам, вовлеченным в какую-нибудь войну, и потому, что покой этому народу не по душе, и так как среди превратностей битв им легче прославиться, да и содержать большую дружину можно не иначе, как только насилием и войной; ведь от щедрости своего вождя они требуют боевого коня, той же жаждущей крови и победоносной фрамеи; что же касается пропитания и хоть простого, но обильного угощения на пирах, то они у них вместо жалованья. Возможности для подобного расточительства доставляют им лишь войны и грабежи. И гораздо труднее убедить их распахать поле и ждать целый год урожая, чем склонить сразиться с врагом и претерпеть раны; больше того, по их представлениям, потом добывать то, что может быть приобретено кровью, – леность и малодушие.
15. Когда они не ведут войн Речь идет о вожде дружины и о дружинниках.

, то много охотятся, а еще больше проводят время в полнейшей праздности, предаваясь сну и чревоугодию, и самые храбрые и воинственные из них, не неся никаких обязанностей, препоручают заботы о жилище, домашнем хозяйстве и пашне женщинам, старикам и наиболее слабосильным из домочадцев, тогда как сами погрязают в бездействии, на своем примере показывая поразительную противоречивость природы, ибо те же люди так любят безделье и так ненавидят покой. У их общин существует обычай, чтобы каждый добровольно уделял вождям кое-что от своего скота и плодов земных, и это, принимаемое теми как дань уважения, служит также для удовлетворения их нужд. Особенно радуют их дары от соседних племен, присылаемые не только отдельными лицами, но и от имени всего племени Дары посылались вождям другими общинами и даже соседними племенами, чтобы оградить свои земли от разбойных набегов и вместе с тем чтобы обеспечить себе в случае нужды военную помощь.

, каковы отборные кони, великолепно отделанное оружие, фалеры и почетные ожерелья Фалеры (металлические бляхи, нередко золотые или серебряные) и почетные ожерелья – римские знаки отличия; пожалование их, а также прямой подкуп деньгами – характерные черты римской политики в отношениях с германскими племенами.

; а теперь мы научили их принимать и деньги.
16. Хорошо известно, что народы Германии не живут в городах и даже не терпят, чтобы их жилища примыкали вплотную друг к другу. Селятся же германцы каждый отдельно и сам по себе, где кому приглянулись родник, поляна или дубрава. Свои деревни они размещают не так, как мы, и не скучивают теснящиеся и лепящиеся одно к другому строения, но каждый оставляет вокруг своего дома обширный участок, то ли, чтобы обезопасить себя от пожара, если загорится сосед, то ли из-за неумения строиться. Строят же они, не употребляя ни камня, ни черепицы; все, что им нужно, они сооружают из дерева, почти не отделывая его и не заботясь о внешнем виде строения и о том, чтобы на него приятно было смотреть Каменные строения появились у германцев позднее и, как обнаруживается по имеющимся в германских языках строительным терминам, умением их возводить германцы обязаны римлянам.

. Впрочем, кое-какие места на нем они с большой тщательностью обмазывают землей, такой чистой и блестящей Т.е. глиной разных оттенков.

, что создается впечатление, будто оно расписано цветными узорами. У них принято также устраивать подземные ямы, поверх которых они наваливают много навоза и которые служат им убежищем на зиму и для хранения съестных припасов, ибо погреба этого рода смягчают суровость стужи, и, кроме того, если вторгается враг, все неприбранное в тайник подвергается разграблению, тогда как о припрятанном и укрытом под землей он или остается в неведении или не добирается до него, хотя бы уже потому, что его нужно разыскивать.
17. Верхняя одежда у всех – короткий плащ, застегнутый пряжкой, а если её нет, то шипом. Ничем другим не прикрытые, они проводят целые дни у разожженного в очаге огня. Наиболее богатые отличаются тем, что, помимо плаща, на них есть и другая одежда, но не развевающаяся, как у сарматов или парфян, а узкая и плотно облегающая тело. Носят они и шкуры диких зверей, те, что обитают у берегов реки Т.е. Рейна или Дуная, по которым проходила граница с владениями римлян.

, – какие придется, те, что вдалеке от них, – с выбором, поскольку у них нет доставляемой торговлей одежды. Последние убивают зверей с разбором и по снятии шерсти нашивают на кожи куски меха животных, порождаемых внешним Океаном или неведомым морем Т.е. Северным и Балтийским морями и морем, лежащим за Скандинавией, – иначе говоря, Северным Ледовитым океаном.

. Одежда у женщин не иная, чем у мужчин, разве что женщины чаще облачаются в льняные накидки, которые они расцвечивают пурпурною краской, и с плеч у них не спускаются рукава, так что их руки обнажены сверху донизу, как открыта и часть груди возле них Описание одежды германцев не вполне точно: мужская одежда – и не только у знатных – состояла из льняной нижней одежды, штанов (коротких или длинных) и грубошерстной накидки: были в ходу также куртки с рукавами и овечьи и звериные шкуры; не точны сведения Тацита и о женской одежде: женщины носили льняные рубашки, платья и накидки. Об обнаженных руках у германских женщин Тацит особо упоминает в связи с тем, что платье римских женщин было снабжено рукавами.

.
18. Тем не менее, браки у них соблюдаются в строгости, и ни одна сторона их нравов не заслуживает такой похвалы, как эта. Ведь они почти единственные из варваров довольствуются, за очень немногими исключениями, одною женой, а если кто и имеет по нескольку жен, то его побуждает к этому не любострастие, а занимаемое им видное положение Например, царь свебов Ариовист (Юлий Цезарь. Записки о галльской войне, I, 53), который, будучи женат, имел и вторую жену, сестру царя Норика Воккиона.

. Приданое предлагает не жена мужу, а муж жене Сведения Тацита о приданом не вполне точны. В действительности жених вносил за невесту выкуп, а отец невесты, по-видимому, передавал его новобрачной.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики