науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Корона – 2

«Корона. Книга 1. Корунд и саламандра. Книга 2. Серебряный волк.»: Издательство «Крылов»; СПб.; 2006
ISBN 5-9717-0195-9
Аннотация
Заглядывать в глубь минувшей эпохи, проживать эпизоды чужой жизни — да, это бывает страшно. Однако Анже поручено великое деяние: он должен узнать правду о судьбе принца Карела, героя Смутных времен. И расследование увлекает скромного послушника.
Ненужная война между людьми и гномами все больше истощает королевство Таргалу, скоро она станет легкой добычей для жадных соседей. Между тем король Анри не желает признавать, что только мир с Подземельем, мир на любых, пусть даже унизительных условиях, спасет его страну. И даже единственного сына он готов принести в жертву амбициям…
Алла ГОРЕЛИКОВА
СЕРЕБРЯННЫЙ ВОЛК
В KOPBAPEHУ!

1. Смиренный Анже, послушник монастыря Софии Предстоящей, что в Корварене
Я мог бы уделить больше времени южной границе… честно сказать, мне очень этого хотелось. Но я, пожалуй, и так уж чересчур затянул доверенное мне дознание. Пора идти дальше. Пора узнать, что за судьба забросила принца Валерия в Корварену в самый разгар Смутных времен, — да еще так, что король Лютый об этом и не подозревал.
Я беру «серебряную траву» и думаю о короле Андрии и королеве Марготе… о том, как их сын вернулся со службы.

2. Малый королевский совет
Сегодня они сидят за этим столом как равные. Принц Валерий и его побратим — напротив короля с королевой, а сбоку — Сергий, Васюра и Ожье.
Сегодня речь идет о них — о Леке и Сереге. И еще — о Таргале.
Вот только разговор совсем не тот, какого хотела бы королева…
Голос Марго дрожит:
— Я боюсь за них, Андрий! Мальчики только вернулись… а сколько раз на этой проклятой границе были они на волосок от смерти?! Мне страшно отпускать их снова…
— В Корварену, — договаривает король. — В столицу твоего отца. Ты тоже чувствуешь, Марго, что тесть мой стал нам врагом. Однако вспомни, Марго, наш сын станет королем! Он должен знать не понаслышке опасные точки своей власти. Для того и провели они с Сережей год на южной границе… Ну же, Марго, не плачь! В Корварене ведь нет ни ордынцев, ни вильчаков.
— Я мать, — почти шепотом говорит королева. — Мне простительно бояться. Ты ведь знаешь, как прошел для меня этот год…
Лека смотрит на мать, и сердце его сжимается от жалости и любви. Королева утратила смоляную черноту волос, и в уголках глаз притаились лучики морщин. И все равно — она самая красивая на свете, его мама… Принцу пристало молчать и слушать, но Лека не выдерживает.
— Ма, ты не бойся, не надо, — говорит он. — Ты посмотри на нас, мы ведь уже воины, мы разве пропадем в этой Корварене?
— Это Корварена от нас пропадет, — бурчит Серега. Вроде как себе под нос, но так, чтобы королева обязательно услышала.
Андрий смеется — громко, раскатисто:
— Они не пропадут, Марго, это точно! Ты погляди, какие парни! — и добавляет уже серьезно: — Вот только твой отец, Марго, не должен узнать о них. Можно ли так сделать?
— Ничего нет проще… — Марго промакивает кружевным платочком глаза и робко улыбается. — В Коронной школе и то не проверяют родословных — лишь бы дворянская грамота была. А в Университет и вовсе любой поступить может, лишь бы деньги платил.
— Осталось решить, что нам больше подойдет. — Андрий берет жену за руку: — Марго, милая… Леке в самом деле стоит на время уехать из Славышти. Хотя бы до начала зимы, а лучше — до весны. Он вернулся победителем, о его службе говорит вся столица… это хорошо, но немного не ко времени. А Корварена — всего лишь самое подходящее место для того, чтобы скрыться от лишнего внимания и заодно показать себя. И еще, Марго, — я пошлю с ребятами Ясека, он согласен. Ведь это тебя успокоит?
— Да… да, ты прав. А Ясек — да, я ему верю. Он надежный… Ты подумал обо всем, спасибо. Я и вправду успокоилась. Почти…
— Ну вот и хорошо. Тогда, я прошу тебя, сходи к Юле. Расскажи ей — и успокой, как мы тебя успокоили. А мы обсудим кое-какие подробности.
Дверь за королевой закрывается, и Лека первым разбивает тишину:
— Так, значит, мой дед стал для нас по-настоящему опасен?
— Да, Лека, — вздыхает король. — За этот год дела Таргалы стали совсем плохи — а я снова отказал ему в помощи. И боюсь я, что если он узнает о тебе и сможет захватить, то потребует помощь в обмен на твою жизнь.
— Но это же гнусно! — кричит Серега. — Он же Лекин дед, ведь родная же кровь!
— Вы ведь помните, каков он был, — вздыхает король. — А теперь… он словно обезумел, только и говорит, что о гномах, как он их всех истребит. — Андрий хмыкает, чешет бороду. — Никак не может понять, что глупо людям воевать с Подземельем. Будь я королем Золотого полуострова, давно бы замирился с гномами.
— Будь ты там королем, ты бы с ними и не ссорился, — бурчит Васюра. — А так нам приходится тратить людей на присмотр за Таргалой, да еще и терять их.
— Объясни ребятам, что там творится, — просит король.
— Там ужасно. — Васюра передергивается. — Там давно позабыли о хороших урожаях. В деревнях голод, горожане в панике. Все больше разбойников. Почти не осталось мастеров — они бегут из Таргалы еще с тех пор, как там начались казни за связь с Подземельем. А те, кто не боялся тогда, бегут сейчас — от голода и нищеты. Мои агенты пару раз сталкивались с ханджарами на узкой дорожке в ремесленных кварталах — империя, как и мы, старается перехватить лучших.
— А через пару лет, — пожимает плечами король, — может дойти до того, что империя и Двенадцать Земель будут спорить за право оккупировать Золотой полуостров. Грозный не сможет обороняться.
— Что мы должны будем делать там? — спрашивает принц.
— Учиться. Васюра подготовит вам документы. Будете обычными школярами из обедневшей дворянской семьи, откуда — подумаем. И ничего такого, что выходит за рамки обычной жизни.
— Смотреть и слушать? — улыбается Серега.
— И понять, что там творится, — добавляет Лека.
— Сущие пустяки, — с непривычной мрачностью итожит Васюра.

3. Смиренный Анже, послушник монастыря Софии Предстоящей, что в Корварене
Я долго сижу с Лекиным амулетом в руках. Просто сижу. Пальцы теребят серебряную змейку шнурка, а я вспоминаю глаза короля Андрия. Я чувствую — что-то гнетет его. Что-то еще, помимо отъезда сына и неурядиц Таргалы. «Хорошо, но немного не ко времени», — повторяю я… Видно, и в Славышти неладно. Ведь не без причины доставшаяся сыну слава кажется Андрию опаснее далеких таргальских трудностей…
Потом я думаю о Леке. Все-таки ужасно несправедливо, что на родину матери, в страну, которой правит родной его дед, он едет под чужим именем. Пусть Лютый обижен на дочь и зятя, пусть воюет он с Подземельем — но чтобы внуку, любимой дочери первенцу, опасно было с ним встречаться?!
Запоздало вспоминаю я посольство Лютого в Славышть — ведь он, пожалуй, готов был к ссоре! Не зря же Карела с собою не взял. Ведь какой был случай — подружить наследников двух королевств-соседей…
Но теперь мы можем лишь гадать, как сложилась бы история, не будь Лютый — Лютым. А в гаданиях таких — что толку? Принц и его побратим едут в Корварену — вот что важно. Потому что с этого и начнется та часть их жизни, которая вошла в сказание. Я добрался до Смутных времен.
Вот только почему Сереге не нашлось места в песнях менестрелей?..
В КОРВАРЕНУ!

1. Мишо Серебряная Струна, менестрель
О привычке Мишо пережидать межсезонье под щедрым кровом знал весь Золотой полуостров. Как и о том, что «межсезонье» у Мишо Серебряной Струны может наступить в любое время, даже в разгар осенних ярмарок. Было бы желание, а вернее — нежелание таскаться по дорогам и развлекать честную публику.
Мишо пережидал наплывы лени то в казармах королевских рыцарей, то в щедром замке скучающего провинциального аристократа; раз, говорят, умудрился даже уйти в плавание с каким-то не то себастийским, не то вовсе ханджарским купцом — правда, открытое море так укатало менестреля, что с тех пор он даже через неширокую в Корварене Реньяну ни за какие коврижки не стал бы перебираться в лодке перевозчика.
Поэтому, когда Мишо Серебряная Струна заколотил мощным кулаком в ворота монастыря Софии Предстоящей и заявил, что пришел в гости и гостить собирается до осени, брат Серж ничуть не удивился. Впустил без вопросов, сам проводил в приемную и, вернувшись на пост, сказал напарнику: — Ну, будет весело! Попомни мои слова, Джон. И конечно, не ошибся.
Уже за вечерней трапезой, смирно прослушав молитву и с завидным аппетитом опустошив миску с похлебкой, Мишо дал понять, чем собирается расплачиваться за гостеприимство. Он встал, поклонился первым делом светлейшим отцам, а после — остальной братии, негромко прокашлялся и спросил:
— Как же мне отблагодарить вас за хлеб и за кров? Разве что работой своей, теми сказаниями, с коими хожу я по Золотому полуострову, поучая и развлекая честную публику. Дозвольте же, отцы мои, — тут он снова поклонился светлейшим, — в первый день мой под этим кровом начать сказание о святом Кареле, любимейшем святом нашей страны. И знайте, что это будет самое полное сказание из всех, что ходят по Таргале, ибо не пожалел я усилий и собрал воедино все, что помнят еще люди об этом святом, о жизни его и деяниях, о друзьях его и врагах и о том, чем славен он вовеки.
Светлейший отец Николас встал и, кивнув, осенил менестреля благословением. Мишо Серебряная Струна просиял благоговейной улыбкой, снова откашлялся и начал:
— Он родился в день поражения Таргалы, в кровавый день разгрома у Волчьего перевала. В тот день, когда пали лучшие, когда воины с востока ворвались в Прихолмье, в день, когда была утеряна надежда на победу. Но он родился в день святого Карела, дарующего надежду во тьме отчаяния. И королева Нина, провидица и ведьма, сказала так: «Пусть сын мой станет надеждой для страны моей». И нарекла его Карелом, и тем определила его судьбу. И что вы думаете — это стало ясно сразу! Ведь воины Двенадцати Земель не пошли дальше Прихолмья, и скоро, совсем скоро король Двенадцати Земель попросил мира. И ради мира породнился с королем Таргалы, попросив дочь его Марготу стать своею королевой.
1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- как дружить --- три суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики