науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Борис Степанович Житков
Веселый купец


Житков Борис Степанович
Веселый купец

Борис Степанович Житков
Веселый купец
Жил-был моряк Антоний. У него был свой собственный двухмачтовый корабль. Антоний был итальянец, и корабль его ходил по всем морям. Корабли у других хозяев назывались важно. То "Святой Николай", то "Город Генуя" или "Король Филипп", а Антоний назвал свой корабль "Не Горюй".
Бывало, нет в море ветру, стоит корабль. Всем досадно. Антоний глянет на паруса и скажет весело:
- Стоит "Не Горюй"!
Раз положило ветром корабль совсем боком, все перепугались, Антоний как крикнет:
- Лежит "Не Горюй"!
У всех и страх прошел, и побежали матросы на мачты убирать паруса. И все говорили:
- Разобьет нас о камни, все равно капитан крикнет свое: "Пропал "Не Горюй"!"
А надо сказать, что везло Антонию во всем: стоят корабли в гавани, везти нечего, хозяева злые по берегу ходят. А гляди - Антоний наберет всякой дребедени и чуть не по самую палубу загрузит корабль.
- Мне всегда счастье будет, - говорил Антоний. - Имя у меня такое - все Антонии счастливые. А которые несчастные Антонии, так это значит дураки. Дурака как ни назови, все равно за борт свалится.
Все к Антонию служить набивались. Понятное дело: коли хозяину везет, значит и матросам больше перепадает. Да и весело у веселого служить. Так все в порту и звали Антония - Веселый Купец.
Стоял Антоний со своим кораблем в речном порту. И как назло уж вовсе никакого грузу нельзя было достать. Антоний по городу бегает - нечего везти. Пришел в порт, дымит трубочкой, торопится по пристани. А с других кораблей хозяева поглядывают, подмигивают, локтем соседей подталкивают - кивают на Антония.
- Кажись, невеселый идет.
Один крикнул:
- Эй, Антоний! Грузу-то много ли?
Антоний стал, обернулся и крикнул, чтобы всем было слыхать:
- Полон корабль, по самую палубу загрузим. Завтра в море ухожу.
А ему рукой машут - врешь, значит, хвастаешь.
А к вечеру едут в порт подводы одна за другой, вереницей, еле лошади тянут. И все к Антонию. Повыскакивали с кораблей на берег люди, щупают на ходу, что в мешках. Смешное какое-то: крупа не крупа. Один и ткнул ножом, а из мешка песок.
И все стали кричать:
- Песок! Песок! Вот дурак, с реки песок в море возит!
Антоний только на матросов покрикивает:
- Грузи "Не Горюй" под самую палубу!
Люди над матросами смеются:
- Кашу варить будете? Или на муку молоть повезете?
А матросы поплевывают:
- Дело хозяйское.
- Для форсу, - решили моряки, - для форсу грузится.
А Антоний хлопочет:
- Туда клади, сюда неси.
Под утро загрузили корабль - дальше уж некуда. Потянул ветерок, и все видели, как вытянулся "Не Горюй" на середину реки, поставил паруса и ушел в море.
А Антоний и вправду не знал, куда с этим песком деваться. Вышел в море и не знает, куда курс держать.
"Эх, - думает Антоний, - есть одна гавань, и город там богатый - давно там не бывал я. Была не была, пойду я туда, а там видно будет".
Набил трубочку, вышел на палубу. Надулись паруса пузырями, идет судно попутным ветром. Солнце с неба светит, веселая вода за бортом плещется, и от палубы смоляной горячий дух поднимается. Везет "Не Горюй" полное брюхо песку, тянет, везет, куда хозяин ведет. Тяжело на волне переваливается. Матросы в тень забрались и в карты шлепают. Один рулевой стоит и правит, куда велел Антоний.
Наутро стали подходить к берегу. Что такое? Узнать Антоний не может: как будто и тот город стоит, куда шел, да берега не узнать: где раньше деревянные сваи из воды забором торчали, черные, как старые зубы, - тут уж стена каменная стоит, загораживает гавань от зыби. А на пристани народу как муравьев, и натыкано чего-то, нагорожено.
Приказал Антоний отдать якорь. Не вошел в гавань, а поставил судно перед каменной стенкой.
- Спускай, - говорит, - ребята, шлюпку: я на берег еду.
Гребут молодцы, наваливаются, Антоний правит. Вот проход в стене оставлен. Прошел в проход Антоний, гребут к пристани. Батюшки! Пристать некуда! Все разворотили, всю пристань заново строят.
- Сюда! Сюда! - кричат с берега и показывают, где есть удобное местечко. Выскочил Антоний на берег - еле пройти, протиснуться. Рабочих, каменщиков! Стучат, камень тешут. Мастера бегают:
- Не спи, - кричат, - поторапливайся.
И все, как мукой, каменной пылью засыпаны.
- Не ко времени, - говорят Антонию, - не ко времени пришел, брат. Тут у нас и стать негде. Видишь, что делается. Ни одного корабля в гавани нет. Иди дальше со своим судном.
И никто на Антония и глядеть не хочет.
"Ну, - думает Антоний, - не стыдно и уйти: нельзя никому здесь выгружаться, не я один".
И пошел в город.
"Куплю, - думает, - бочонок вина, сам выпью и ребят угощу. Все равно весело будет".
Вдруг подходит к нему старик - тамошний купец.
- О, - говорит, - Антоний, Веселый Купец. Здорово! Гляди - и тебе не повезло. А товар-то дорогой, должно?
Антоний рассмеялся:
- Да просто песок.
- Речной? - старик крикнул и присел даже.
- С реки, - говорит Антоний.
- Да милый ты мой! Да хороший ты мой! Песку-то тут и надо. К нам король приезжает, нам три недели осталось, а песку-то проклятого не хватает на постройку. За сорок верст возим. Да не шутишь ли?
- Да я знал, - говорит Антоний, - о чем вы плачете, - вот и привез песку. Цена-то вот только хороша ли?
А тут уж народ обступил, и все кричат:
- Песок! Песок привез! Самолучший.
И наперебой гонят цену - крик подняли.
- Много ли?
- Полно судно!
Антоний и в город не успел сходить.
- Гони, - кричат, - судно сюда, к самой постройке.
Засмеялся Антоний, в землю плюнул.
- Тьфу ты, - говорит, - вот поди: даром я Антоний, что ли?
Нагнали народу выгружать Антониев корабль. Песок горой на пристань высыпают, Антоний сидит да деньги считает. Матросам бочонок вина поставил. Сидят выпивают и песни горланят.
Снялся утром Антоний, а куда - матросы не спрашивают. Так уж заведено было: хоть к черту на рога. А ведет Антоний судно - значит, не горюй. Капитан знает!
Скрылся за кормой город - легкой полоской лежит на горизонте берег, будто прочеркнут легкой черточкой. Бежит по воде "Не Горюй", полощется белым пузом, порожнем бежит. Прыгает, как утка, на волне. Веселый ветер играет в море. Надулись паруса, напружились мачты. Антоний выколачивает трубочку о борт. Кричит:
- Давай мне, ребята, кружку вина!
Пьет Антоний вино из ковшика, и несет в лицо свежую пену из-за борта. Летняя погода - веселая. Синяя вода в Средиземном море, синяя, будто синька распущена. И зыбь завивается большими гребешками, и средь зыбей белым лебедем переваливается корабль на всех парусах.
А в реке, в порту на кораблях последний табак докуривают. Стоят все корабли хмурые, и голые мачты с реями торчат, как кресты на кладбище. Хозяева злые ходят по пристани и уж друг на друга глядеть не могут. И вдруг крикнул кто-то:
- Гляди - не Антоний ли?
Все глянули - и верно: валит в порт "Не Горюй" напротив воды, тужится против теченья, раздулись, как щеки, паруса с натуги, и вечернее солнце ударило в них красным пламенем.
Вышел на пристань Антоний.
- Что, - говорят, - на зубах не хрустит?
Антоний веселыми ногами в город спешит, трубкой дымит, посмеивается.
- Тебя как звать? - спрашивает одного.
- Филипп.
- Вот здесь и прилип! А тебя?
- Герасим.
- Погоди, завтра покрасим! А я Антоний - не горит, не тонет.
Пошли капитаны Антониевых матросов спрашивать: куда ходили, чего там хозяин накуролесил?
А те все в одно слово:
- За морем были, весь товар сбыли.
Наутро глядят капитаны - опять Веселый Купец песок грузит.
Одни говорят:
- С ума сошел от форсу.
А другие продали последние веревки и наняли подводы, чтоб им тоже песок возили. Загрузился Антоний песком. Вышел в море, оглянулся - три корабля сзади.
И направил Антоний свой корабль прямо в море. Глядит - и все три корабля за ним повернули. Идут следом, как на веревке привязанные.
А Антоний посмеивается:
- Иди, иди, по воде следу нету, дай срок.
Стих ветер. Лежит море как скатерть шелковая, и на нем три белых корабля, а впереди четвертый, Антониев. Вечер упал. И прикрыло море черным небом - только звезды на небе горят, колыхаются. И тут задышал ветерок. Встрепенулся "Не Горюй", выпучились паруса, зашептал ветер в снастях, зажурчала вдоль бортов вода.
Оттолкнул Антоний рулевого, сам взялся за руль и повернул корабль, куда надо.
- Так и веди, - сказал Антоний, - а огня на судне - чтоб ни-ни, чтоб и трубки на палубе не зажгли.
А три корабля все шли туда, вперед, как повел их Антоний, - всю ночь шли. Наутро глянули - нет Антония. Ушел "Не Горюй" - и загоревали. Надул Веселый Купец, удрал. А по воде следу нету. Озлились и пошли назад. Дорогой песок в море сыпали. Пропади он пропадом!
В третий раз сходил Антоний, и уж никто за ним не гнался.
- Куда ж ты возил? - спрашивают.
- А на мельницу, - говорит Антоний, - на муку мололи. Приходи нонче ко мне блины есть.
Денег стало у Антония - куча. И привязалось к нему счастье - хоть поленом гони. И уж все на него сердиться забыли. Придут капитаны погостить на судно - Антоний вина не жалеет.
Вот раз идет Антоний в море и видит - дым идет из моря. Что за чудо? Не горит ли корабль на воде? И направил на дым. Добежать бы скорей, спасти хоть людей.
Он к дыму, а дым от него. Что за притча? Достал Антоний медную трубу и стал в трубу глядеть. Матросы сзади стояли - ждали, что капитан увидит.
- Ничего не пойму, - сказал Антоний, - кухня по морю плывет. Черная труба торчит, а оттуда дым валит.
И отдал матросам трубку. Все глядели. И один сказал:
- Слыхал я про это. Это - пароход.
- Сам знаю, - сказал Антоний, и первый раз капитан нахмурился и ушел в каюту.
1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики