науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Просто житья нет от этих баб. Чего они ко мне привязались?– Папаша, не обижайтесь! – воскликнула чуть ли не со слезами на глазах Шпак-Ковалик. – Это мы, честное слово, от чистого сердца!– Мы вас поздравляем с днем рождения! – вмешалась Ната Церетели.– С каким днем рождения? Вы что, с ума сошли?– Это ведь элементарная вежливость… – вставила Дебора Цирульник. – Сосед по столику, и вообще…– Вообще, я уже вам заявил, что мне надоели ваши бесконечные фокусы! – крикнул он. – Что вам от меня нужно?… Никакой у– меня не день рождения. Я родился зимою, а теперь лето… И к тому же отстаньте! Буду жаловаться!– Боже мой, что за упрямец, слова не дает сказать! – развела руками Шпак-Ковалик. – Мы так старались, а он…Старик направился к столику, чтобы съесть свою рисовую кашу с молоком, и обалдел окончательно, увидев вместо нее не то пирог, не то торт со свечками и какой-то чудовищный ящик, чем-то похожий на саркофаг.Тут старик уже окончательно растерялся, хотел было броситься назад, но перед ним, как из-под земли, вырос культурник Жора. Вскинув высоко рупор, он затянул хрипловатым голосом куплеты, посвященные юбиляру, но тот в сердцах сплюнул и, быстро натянув на голову неизменную соломенную шляпу, возмущенный до глубины души, заторопился к выходу. «Нет, больше так продолжаться не может! – подумал он. – Больше этих насмешек я не выдержу!..»Шум поднялся в столовой, но Жора высоко, как знамя, поднял руку, пытаясь успокоить отдыхающую публику. Он просил сидеть спокойно и завтракать.– Не поднимайте волны! – кричал он. – Это старик просто, видать, растрогался от сюрприза. Как-никак, такой день в его жизни. Это понимать надо. Ничего, он немного успокоится и вернется, тогда продолжим его чествование.Тем временем, он с еще большим пылом продолжал петь свои собственные частушки, затем огласил телеграмму Шпак-Ковалик, Деборы и Наты, которые пожелали знаменитому соседу счастья в личной жизни.Жора громко читал телеграмму и нервно посматривал на дверь, не приехал ли сын старика, не несет ли почтальон хотя бы телеграмму от него. Не может быть такого, чтобы питомец не поздравил отца с таким знаменательным днем.Но, как на грех, не видно было ни сына, ни почтальона с телеграммой. И Жору это сильно обескуражило.– Старая история – отцы и дети.Что ж, пусть так, но куда же девался юбиляр? Сколько он будет переживать? Время идет, а он все не возвращается! Жора своими частушками так разогрел публику, что все вообще позабыли о еде и ждали, чтобы старик вернулся.А того нет как нет, словно испарился.Праздничный пирог со свечами, над которым в кухне долго колдовали, стоял сиротливо на столе, и окружающие посматривали на него с вожделением. Бутылка с шампанским сверкала под солнечными лучами, стояла закупоренная, и никто не решался ее откупорить без виновника торжества.Жора уже сыпал плоскими остротами, которые давно набили оскомину, оттягивая время, все еще надеясь, что вот-вот появится капризный виновник торжества и празднество пойдет своим чередом.Но где там! Исчез человек, как в воду канул!Жора не знал, куда деваться. Явно проваливается столь важное мероприятие. Если старик сыграет такую злую шутку и вечером, когда соберется все начальство дома, тогда – хоть с моста в воду!Он встретился с испуганными глазами своих сподвижниц и остолбенел: на них лица не было.Отложив в сторону рупор, он с этой троицей отправился в корпус узнать, что со стариком стряслось, почему он так долго задерживается.Запыхавшись от быстрого бега, они остановились перед раскрытой дверью палаты, где– старик обитал, но его и духу не было. Остались только следы поспешного бегства.Что случилось? Где он?Все бросились в другой конец коридора, где уборщица Глафира драила шваброй пол, и, запыхавшись, набросились на нее с вопросами:– Глафира, дорогуша! – воскликнула Ната Церетели. – А где же этот, как его, ну старичок в соломенной шляпе с зонтиком? Ну, наш сосед по столику?…Та неторопливо выпрямилась, выкрутила над миской мокрую тряпку и безразличным взглядом окинула взволнованных балерин.– Ну, Глафира! – стала ее тормошить Шпак-Ковалик. – Где он? Скажите!..– Где? Ого, ищите ветра в поле! – махнула она рукой.– Ну, не выматывайте душу, он срочно нужен. Его ждут! – добавила Дебора.– Его ждут… – тем же спокойно-равнодушным тоном ответила Глафира. – Он сказал, что сюда больше не приедет… Укатил.– Бросьте шутить, Глафира!– Не думаете ли вы, что я такая же бездельница и мне нечего делать, только шутить? – сердито сказала Глафира. – Попробуйте-ка помыть столько полов, тогда узнаете…– Умоляем, говорите правду!– А я и не умею врать… – после долгой паузы продолжала Глафира. – Старик прибежал как ошпаренный, ни жив ни мертв. Он весь кипел от злости. Схватил свой саквояж, запихал туда свои шмутки и понесся к трамваю. Он сказал, что какие-то дуры его тут все время преследуют, не дают вздохнуть. А сегодня, говорит он, придумали какой-то день рождения, частушки, вывесили плакат, черт знает что творят. Одним словом, он решил плюнуть на все..– Но где же он, Глафира, куда он… – задыхаясь от волнения, Шпак-Ковалик схватила уборщицу так, что тряпка у нее выпала из рук.Та посмотрела на нее испуганно:– Боже мой, какие вы бестолковые! Так я же вам говорю, пошел к трамваю, а там – на вокзал…– Как это на вокзал?– А это вы у него спросите! – ответила Глафира. – Ему надо поспеть на николаевский поезд. К дочке, говорит, поеду, там мне спокойнее будет, чем здесь, в этом доме отдыха.– Да ведь он здесь, на Дерибасовской, живет с сыном-директором, – уставилась на уборщицу Ната Церетели.– При чем тут Дерибасовская? Сын… Директор… – махнула рукой Глафира. – Он мне сказал точно. Живет в Николаеве с дочкой-вдовой. Больше у него никого нет. Он работает там в банке кассиром уже сорок лет. Приехал, говорит, отдохнуть, а ему испортили весь отдых. Ну и плюнул на все и укатил домой.– Что вы говорите, Глафира! – подошел ближе Жора, который был бледен как стена. – Но ведь тетя Зося сказала нам, что это отец директора театра, что живет он с сыном на Дерибасовской…– Послушайте, чего вы ко мне пристали? Видите, сколько у меня еще работы, а вы мне морочите голову. Идите к своей тете Зосе и требуйте. Тетя Зося ему сказала. А вы что, не знаете тетю Зосю? Она придумает такое, что с ума сойдете.Глафира намочила тряпку и снова стала тереть пол. «Ишь какие умники! Тетя Зося сказала… – не могла успокоиться Глафира. – Сидит себе по целым дням за столиком, а делать ей нечего, вот и морочит людям голову. Если б ей надо было убрать столько палат, как мне, все эти шуточки в голову и не лезли бы».Заметив, что ее слова будто ошпарили всех, Глафира сказала:– Если хотите его проводить, этого старика, то вы его еще застанете на вокзале. Поезд николаевский уходит в двенадцать. Очень он хороший старик, спокойный такой. В палате не курил, не мусорил, не пил. Все время поддерживал порядок, аккуратно застилал кровать. Были бы все отдыхающие такими, как он, мне бы куда легче было. Если увидите, то передайте и от меня ему поклон.Она смотрела на расстроенных служительниц Мельпомены, не понимая, почему они такие удрученные.– Чего же вы стоите? Ежели уж решили проводить его, то не пожалейте рубля и поезжайте на такси. Еще успеете. А хорошо было бы, если б проводили, – не переставала Глафира сыпать соль на свежие раны. – Он ушел очень расстроенный, в плохом настроении. А вот поехали бы на вокзал, поговорили бы по-человечески, и легче стало бы у него на душе. Поезжайте, успокойте его, может, у него останется лучшее впечатление о вас, о всех нас и о нашем доме отдыха… Послушайтесь моего совета, поезжайте и успокойте человека.– Спасибо вашей бабушке за совет!.. – пробурчал раздраженный Жора, угрюмо посмотрев на убитых горем своих сподвижниц.Он подумал о том, что нужно немедленно снять плакат, убрать праздничный пирог, а самое главное – найти причину для отмены вечера самодеятельности.Чего доброго, его засмеют, узнав, как он опростоволосился.Шпак-Ковалик, Ната Церетели и Дебора Цирульник стояли как в воду опущенные. Они не могли смотреть друг другу в глаза, подумывая о том, что и им теперь надо срочно покинуть эту милую обитель, не дожидаясь конца срока…А между тем, их разбирала неимоверная досада. И, вдобавок, не на ком было сорвать свою злость. Пусть тетя Зося благодарит господа бога, что со вчерашнего дня ее, отправили в отпуск. Иначе они бы ей показали. Они бы проучили ее!

1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики