науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Аркадий Карасик: «Игра на выживание»

Аркадий Карасик
Игра на выживание



Аркадий КарасикИгра на выживание Глава I — Пора выходить на сцену, красавица. Репетиции закончены, дорогая. Не могу такие деньги платить за безделье. Понимаешь, милая, не могу…Прежняя доброжелательность исчезла. Теперь голос Руслана напоминал скрежет напильника по железу. Он не говорил — выплевывал в собеседницу вязкие сгустки фраз.— Правду говорю, Столяр, или придуряюсь? Скажи, пожалуйста, не обижай…Третий за столом — солидный мужчина с брюшком и двойным подбородком — утвердительно кивнул. Самая правдивая правда, босс.Видишь, Столяр тоже так думает…Клавдия Сергеевна понимала, что запуталась.Период вежливости и заботы миновал. Теперь придется отрабатывать прежние милости чертова хозяина.— Что ты имеешь в виду под выходом на сцену? — попыталась она спасти остатки ущемленного достоинства приличной женщины. — Я и без того выполняю все твои просьбы.Скуластое лицо Руслана заострилось. Желваки на скулах забегали, словно шары на бильярдном столе. Глаза еще больше прищурились, превратились в щелки.— Говоришь неправильно, красавица. Не просьбы — приказы! — безжалостно оборвал он невнятное бормотание собеседницы. — Я скажу, с кем тебе сойтись, с кем переспать, что узнать… Понимаешь, узнать! Это Дмитрий тебя просил… Дурак он все же, твой Матвеев!… Я, понимаешь, совсем другой человек, шутить со мной опасно. Ох, до чего же опасно, милая красавица! Ты даже представить себе не можешь… Вот Столяр знает… Знаешь, кунак, а?Очередной кивок. Знаю, мол. Неужели Руслан за какую-нибудь провинность вырезал у него язык?Они сидели в квартире Руслана. В роскошной квартире, густо застеленной коврами, заставленной стильной мебелью. Телевизоры — повсюду, даже в прихожей. По стенкам — впритык одна к другой — картины в золоченых рамах. На полу, на серванте, в горке, в шкафах, на столах, тумбочках — хрусталь. Вазы, бокалы, рюмки, кувшины… Белые, цветные, окантованные золотом, серебром…Впечатление — будто попал в антикварный магазин. Но гостей — гостей ли? — Руслан принимал не в парадных комнатах — на кухне. Будто подчеркивал незавидное их положение. Примешь таких в гостиной — возомнят себя ровней хозяину. Лучше не баловать. Пусть знают свое место в нынешней жизни. Как сторожевые псы — конуру.У Руслана все имеет свою подоплеку, ничего зря не делается. Даже присутствие при разговоре советника и друга босса — лишнее напоминание: шутить с ней не намерены.Клавдия Сергеевна пила кофе. Руслан — излюбленный зеленый чай. Изредка с показным удовольствием проглатывал рюмку коньяка, жмурился, заедал долькой лимона. Гостям выпить не предлагал. Столяр вообще ничего не пил — сосал сигареты.— Дмитрий тоже не шутил, — попыталась защитить прежнего «хозяина» Клавдия Сергеевна. — Когда понадобилось, отправил на тот свет Фифочку. Не колебался. Подобная решимость дана не каждому мужику…Вот тебе! Получай, проклятый, оплеуху. Не каждому дано — значит, не тебе. Замочить человека — не издеваться над беззащитной женщиной!— Фу! — презрительно выдохнул Руслан. -Отправил, говоришь? А чего, скажи, достиг этим, а? Я бы из этой ссучившейся стервы все выдавил, она бы мне все выложила перед смертью… Понимаешь, все выложила? Замочить — легкое дело. Послал пульку, кольнул ножиком, накинул петельку — все дела. А вот расколоть, выпотрошить — потрудиться нужно… Я со своими парнями так обработал бы ту же вашу Фифочку — все стало бы ясным. С кем в сговоре, кому из ментов заложила, какие задания выполняла… А Дмитрий — раз, и все! Вот за это самое он и парится на зоне… Понимаешь?Клавдия Сергеевна все понимала. В страшную компанию она попала, будто в паутину к пауку-кровососу. На каждом шагу — пытки, смерть. И не сбежать, не укрыться — всюду достанут. По сравнению с Русланом Дмитрий — вежливый, культурный человек, одно слово — интеллигент. А этот — зверь, упившийся крормо.— Что же мне делать?Вопрос прозвучал подавленно, безысходно. Будто она сдастся, складывает к ногам Руслана женское достоинство, взращенное годами самолюбие.Руслан понял. Порадовался, конечно, очередной своей победе. Отставил недопитый чай, оперся на стол локтями. Не застегнутые рукава рубашки опустились, открыв поросшие звериной шерстью мускулистые руки. Настало время говорить откровенно, без скидок на душевное состояние подручной, ее женское естество. Прямо в лоб.— Совета просит у меня, Столяр, понимаешь, совета! — ликовал он. — Как думаешь, что мне сказать красавице, что присоветовать?Столяров равнодушно пожал плечами. Дескать, поступай, как знаешь, тебе видней, ты босс — не я.— Хорошо советуешь, дорогой! Даже когда молчишь, — съязвил Руслан. — Ладно, так и быть, слушай, дорогая, открой, понимаешь, ушки, — опрокинул он в жадный рот очередную рюмку, зажевал лимоном, попил чайку. Все это — не отводя испытующего взгляда от лица Ивановой.— Сойдешься с Васькой Коломиным… Знаешь такого бизнесмена? — Клавдия Сергеевна отрицательно качнула головой — нет, не знаю. Ответить словами — нет ни сил, ни желания. — Ой, как хорошо, как замечательно! — неизвестно чему порадовался садист. — Не знаешь — узнай. Твоя забота. Я деньги плачу — ты узнаешь… Правильно выражаюсь, Столяр, или неправильно?Очередной равнодушный кивок. Правильно.— Ну, узнаю. Дальше что?Она будто находится на инструктаже в бывшем родном институте. Только не записывает — нет необходимости. Каждое слово Руслана намертво впечатывается в память. Если забудет — напомнят. Тот же молчаливый, внешне равнодушный Столяров.Руслан преобразился. Глаза превратились в стреляющие амбразуры, снова на скулах заходили желваки.— Сойдешься с Коломиным. Васька любит жирных баб. — Женщина возмущенно вскинула гордую голову, губы зашевелились, готовясь выпалить в хама самые грубые выражения… И… не выплеснули, покорно закрылись. Голова опять поникла.— Не обижайся, красавица, на правду не обижаются… Вон и Столяр подтвердит… Мы, кавказцы, любим изящных женщин, русские мужики — жирных… Так вот, — невозмутимо продолжил он, считая инцидент исчерпанным, — побалуешься с Коломиным в постельке, но так, чтобы ему понравилось баловство… Слышишь, красавица, понравилось! Пусть он захочет еще встретиться… Должен захотеть! — жестко приказал он. — Как это сделаешь — опять же, твоя забота. Я плачу, ты делаешь, — повторил Руслан полюбившееся выражение.Замолчал, изучая реакцию женщины тяжелым, гнетущим взглядом. Словно гипнотизировал. Не в силах сопротивляться этому гипнозу, она — в который уже раз! — изъявила полную покорность. Не словами — движением головы.— Что я должна узнать? — торопливо спросила женщина. — Скоро муж придет, кормить его нужно… Сами знаете…Столяров многозначительно покашлял. Будто привлек внимание босса к непонятной торопливости собеседницы. В самый разгар делового разговора вдруг — пора домой…Руслан покосился на него, посуровел.— Успеешь. Я деньги плачу — ты успеваешь… Что нужно узнать, спрашиваешь? Разжевать требуешь, в ротик положить? Плохо тебя воспитал Матвеев, до чего же плохо… Мне оставил, понимаешь, перевоспитывать… Слушай, красавица. Поглядишь, где живет Васька, дома или на даче. Слышал, дачка у него будто дворец королевский. Какая охрана? Где работает жена, где учатся дети? Когда уезжает в офис, когда возвращается? Кто сопровождает, с кем дружит'… Задание маленькое, успокойся, а заплачу густо… Если, конечно, узнаешь что-то важное, полезное. Понимаешь, красавица? Ты делаешь, я плачу.— Убийство? — похолодела женщина. — Или — похищение?— Бизнес, — коротко откликнулся Руслан, опрокидывая в узкий, будто разрезанный ударом ножа рот очередную рюмку. — Обычный бизнес… Понимаешь? Как ты думаешь, Столяр, понимает она или придуряется?— Похоже, придуряется, — впервые выдавил из себя два слова советник, обдав женщину подозрительным взглядом.— Не верите? Тогда мне здесь делать нечего… Клавдия Сергеевна поднялась, ощупью нашла на краю стола сумочку. Глаза по-прежнему прикованы к диковатому лицу хозяина.— Сидеть! — не повышая голоса, приказал Руслан, и в этом приказе было столько силы, уверенности в том, что ему подчинятся, не осмелятся не подчиниться, что Иванова покорно опустилась на стул.— Сделаешь, как я сказал. Только долго не тяни, пожалуйста. Полмесяца, пожалуй, подожду, после волноваться стану… Ой, как волноваться! — всплеснул руками талантливый актер, не сводя с гостьи настороженного взгляда. — Мое волнение может плохо отразиться на твоем здоровье, красавица. Очень плохо. Понимаешь?И замолк в ожидании покорного ответа. Знал ведь, проклятый садист, она не возразит, не откажется, и все же ожидал. Захотелось послушать дрожащий от страха голос, убедиться в том, что угрожающий намек достиг своей цели.— Понимаю…— Вот и хорошо, красавица, вот и отлично, что поняла и оценила… Теперь, пожалуй, отпущу тебя к муженьку. Ласкай его жарче, корми посытней, слюнки вытирай, пыль сдувай. Депутат Думы — полезный человек, нужный человек… Ох, едва не забыл! Старею, милая, склероз замучил… Нужно, очень нужно мне повстречаться с депутатом Ивановым. Понимаешь, деловой разговор двух бизнесменов: одного от предпринимательства, другого от политики… Политика ведь тоже бизнес… Через недельку закажу столик в «Арагви». Точное время сообщу позднее… Поняла, красавица? — И повторил, будто заклинание: — Я деньги плачу, ты понимаешь… Столяр, кунак, проводи красавицу. Она к мужу торопится.Столяр неуклюже вылез из-за стола…Из— за угла вывалился пьяный. Покачиваясь на подгибающихся ногах, проводил Клавдию Сергеевну заинтересованным взглядом. Ухмыльнулся…Опрятно одетая старушка терпеливо ожидала, когда трое парней допьют пиво. Чтобы подобрать небрежно отброшенные порожние бутылки…Стоят, тесно прижавшись друг к другу, парень с девушкой, целуются, оглаживают друг друга…По тротуару торопится с «дипломатом» в руке немолодой мужчина…Пенсионеры на лавочке лениво просматривают газеты…Улица живет своей жизнью. Клавдия Сергеевна — своей. Посмотришь со стороны — прогуливается богато одетая дама. Скучающе рассматривает витрины, коммерческие палатки, «коробейников», разложивших товар на ящиках либо на подстеленных газетах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики