науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Совсем бандюганы оборзели, подумал он. «Волга» под прикрытием двух джипов поехала на Суворовский. У Палыча было несколько квартир в городе. Он редко ночевал в одной хате две ночи подряд.
От резкого разворота Антибиотика прижало к дверце машины. Он недовольно поморщился, но промолчал и вернулся к своим мыслям. Вновь, в который уже раз вспомнил события трехмесячной давности. Хотя на самом деле корни тех событий уходили глубже, гораздо глубже. Они росли из августа девяносто второго года, когда вынужденно пришлось ликвидировать одного барыгу. Оттуда, оттуда корешки… А ведь потом пригрел его сынка, приблизил, в люди вывел. Из мусорка бывшего сделал человека… Белого Адвоката.
Потом, правда, пришлось обоих Адвокатов — и Белого, и Черного — перечеркнуть. Уже больше года прошло, как их под Лугой замочили. Так по делам и воздалось. А Катька и с тем и с другим спала… сука! Зло затаила. Не помнят люди добра, не помнят. Ведь спас ее от Гургена. А что взамен получил? Черную неблагодарность и ненависть. Трех мужиков Катька сгубила. И… тут же легла под фраерка этого — Серегина-Обнорского. Настроила его против старого человека… Я людям худа никогда не делал, а платят неблагодарностью черной…
Антибиотик поглаживал корешок Библии и не замечал, что лицемерит даже перед самим собой. Лгать, лицедействовать давно стало у Палыча второй натурой. За три последних месяца эта привычка еще более укрепилась.
За свою жизнь Виктор Павлович Говоров обокрал, ограбил или убил огромное количество людей. Уже давно он делал это только чужими руками. Сам оставался в тени, в стороне. Но в мае этого года не удалось: питерский криминальный репортер Андрей Обнорский и Екатерина Званцева волею случая объединились. И у Кати, и у Андрея были большие основания для мести Антибиотику. Вдвоем они задумали операцию, которая должна была привести Палыча на тюремные нары. Сложная, многоходовая комбинация вокруг партии контрабандной шведской водки «Абсолют» была спланирована Обнорским толково, но целый букет случайностей, ошибок, непредсказуемых действий участников не позволил реализовать ее в полном объеме.
Говоров, однако, на нары попал, и, казалось, надолго. Однако совместные усилия лучших питерских адвокатов и братвы позволили ему выйти из следственного изолятора на подписку о невыезде. Это была еще не победа! Но уже было сделано главное: свидетели — наемный киллер Туз и бизнесмен Бутов — из игры выбыли. Туз замолчал навсегда. Дело трещало, а в перспективе могло и вовсе развалиться.
Машины остановились у дома на Суворовском проспекте. Из джипов высыпала охрана. Двое сразу вошли в подъезд. Четверо контролировали улицу. Антибиотик сидел с каменным лицом, поглаживал кончиками пальцев переплет Библии. Если бы у Палыча спросили, почему он отказался ехать в квартиру на Наличной улице, он бы не смог ответить. Ехать на Суворовский ему подсказала интуиция. Антибиотик ничего не мог знать о смертельной дозе яда в бутылке «Хванчкары». Он не знал — не догадывался даже! — как сильно жаждет его смерти сидящий рядом Валера Ледогоров.
Он принял внезапное, вроде бы немотивированное решение не появляться в подготовленной к приему квартире на Наличной, и это спасло ему жизнь.
Охранник по переговорнику доложил, что все чисто. Можно входить. Бабуин и Антибиотик вышли из салона «Волги». Охранники простреливали глазами улицу. В любой момент они были готовы отразить нападение. В былые времена так охраняли только членов Политбюро ЦК КПСС.
Антибиотик и Бабуин скрылись в подъезде. Охрана несколько расслабилась. Через десять минут к дому подъехала личная массажистка Палыча — Карина. Молодая брюнетка с сексапильной фигурой выполняла разные виды массажа. Охранники проводили ее недвусмысленными взглядами и понимающе переглянулись: ну, сейчас хозяина отмассируют!
В квартире Антибиотик выпил фужер любимой им «Хванчкары». (Если бы он видел, каким взглядом смотрел Бабуин на благородную рубиновую жидкость!) Антибиотик выпил, удобно откинулся в кресле и спросил:
— Каринка где?
— Скоро должна быть, — ответил Ледогоров, отводя глаза.
— Грязь с себя хочу смыть тюремную. Запах богомерзкий узилища… К шести вечера — сбор. Всем передай.
— Понял, Виктор Палыч.
— Ну, коли понял, ступай. Сам приходи пораньше — потолкуем.
Раздался вызов уоки-токи. Охранник снизу доложил, что прибыла Карина.
Бабуин вернулся к пяти. Антибиотик встретил его посвежевший, в барском халате с кистями на поясе.
— Ну вот, Валера, смыл я дух тюремный, омерзительный.
— Так… чего ж… — неопределенно сказал Ледогоров. Он, по правде говоря, и раньше, когда вез Антибиотика из Крестов, никакого такого духа тюремного не уловил.
— Присаживайся, дорогой, — радушно продолжал Палыч, — угощайся чем Бог послал. Вина отведай. В виноградной лозе сила скрыта благородная.
Антибиотик собственноручно налил «Хванчкару» в хрустальный фужер Бабуина. И снова не заметил, как у того дернулся кадык под мощной челюстью. Ледогоров отлично понимал, что та, заряженная, бутылка стоит на Наличной, но никак не мог отделаться от нехорошего чувства. Из темно-рубиновой глубины фужера веяло могилой. Пересиливая себя, он все-таки сделал глоток. Следов яда в организме не будет уже через четыре-шесть часов, — говорил спец. — Более того, остаточные токсины практически не подлежат идентификации… А диагноз гарантирован: острая сердечная недостаточность. От этого яда уже умер в тюремной больнице главный свидетель по делу Антибиотика — киллер по кличке Туз. Диагноз был тот же.
Бабуин сделал глоток… Дернулся кадык. Палыч смотрел маленькими ласковыми глазами.
— Ну, Валера, рассказывай. Хочу в дело до прихода остальных въехать.
Ледогоров сдержанно похвалил вино и начал свой доклад. Антибиотик, собственно, не терял контроля над своей империей даже в тюрьме. Контролеры в Крестах несколько раз отбирали у него сотовые телефоны. Но информация все равно поступала. Причем шла в обе стороны. Все так! И тем не менее, слушая Бабуина, Виктор Палыч на глазах мрачнел. Трехмесячное личное отсутствие уже сказалось. Уже ощущался разброд, понизились взносы в общак, братва стала позволять себе шалости. Три бригадира заявили о своей автономии. А это уже серьезно!
Палыч не знал, что сепаратистские тенденции сам же Бабуин тайно и подогревал, распространяя слухи, что из Крестов Антибиотик отправится на зону. А оттуда уже не вернется. Ледогоров сознательно разваливал криминальную империю. Он был не ахти какой стратег, но верно предположил: ослабляя империю, он ослабляет Палыча. А потом… потом он сумеет всех поодиночке подмять под себя.
Бабуин излагал свою версию. Виктор Палыч мрачнел все больше. Три месяца, думал он. Всего три месяца! А если бы упаковали на год? За это время его место успел бы занять другой… трон пустовать не должен.
К шести часам вечера, когда собрался круг приближенных, Антибиотик уже имел представление о том криминальном раскладе, который лег на карту Санкт-Петербурга. И этот расклад Палычу сильно не нравился. Еще меньше он стал нравиться после доклада министра финансов — Моисея Лазаревича Гутмана. Дела-то, оказывается, обстоят еще хуже, чем изложил Валера Ледогоров. А отвечать придется за все ему, Виктору Палычу. Большие люди с него спросят. Не с Бабуина, не с Гутмана — с него!
Опыт подсказывал — порядок нужно наводить немедленно и железной рукой. Только так можно восстановить утраченные позиции и вернуть уплывающие на сторону деньги.
Трем отколовшимся бригадирам были назначены стрелки.
Для большинства жителей Санкт-Петербурга арест Антибиотика прошел почти незамеченным.
Обыватели посудачили об этом, решили: все равно выпустят, — и забыли. Когда городские средства массовой информации сообщили о выходе Палыча на свободу, об этом в очередной раз посудачили (А? Что я говорил?) — и снова забыли.
Но информированные сотрудники правоохранительной системы рассматривали этот факт по-другому. Они понимали, что освобождение Палыча повлечет за собой много событий, иные из которых можно спрогнозировать, иные — нет… В питерской криминальной колоде Виктор Палыч Говоров был, несомненно, козырным тузом.
Но больше всех и арест, и освобождение Антибиотика касались того самого криминального мира, о котором сейчас так часто говорят и пишут. Так вот, братва была обеспокоена. Не те рядовые быки, которые ездят на ржавых ведрах и понтуют золотыми цепями да отключенными за неуплату сотовыми телефонами. Их мнение, собственно, никого и не интересовало… Напряг и беспокойство царили в среде серьезных людей. Авторитетов. Многие предполагали, что в самое ближайшее время в городе начнется война, мочилово на бандитском жаргоне, передел сфер влияния — на официальном. Бойня — на обычном человеческом. Все притихли в ожидании.
Ждать пришлось недолго. Пятого сентября, в понедельник вечером, трем пожелавшим самостоятельности бригадирам были назначены стрелки. Первая произошла ранним утром во вторник, шестого сентября.
Четыре автомобиля съехались на северной окраине города, в районе метро «Девяткино». Место было глухое — с одной стороны тянулись поля совхоза Бугры, с другой раскинулся целый гаражный город. Тысячи унылых бетонных и металлических коробок, построенных вдоль железной дороги, видом своим навевали тоску. В семь утра было уже светло. Плыл над полем туман, пасмурное небо сочилось мелким дождиком. На горизонте высились уродливые контуры башен-градирен. В жидких кустах у назначенного места стрелки затаились двое молодых мужчин в камуфляже. У каждого было по помповому ружью и паре гранат Ф-1.
В 6.58 на левой обочине остановились две темные девятки с тонированными стеклами. Прогрохотала электричка. Спустя минуту напротив, на правой обочине, встали БМВ-725 и девятка. Стекла этих машин тоже были тонированы.
Ровно в 7.00 дверцы всех автомобилей почти синхронно распахнулись. Точность при проведении стрелки — обязательное условие, своеобразный бандитский этикет.
Дверцы машин распахнулись, и двенадцать мужчин — по шесть с каждой стороны — ступили на плотно укатанную грунтовку. Водители остались в машинах.
Провести стрелку Антибиотик поручил Кащею.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики