демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Основание построил отец Освальда, — сказал он. — У него был друг, который владел частью побережья близ Фолкстона, по соседству с башней Мартелло.— А что такое башня Мартелло?— Портер! — воскликнул Шерлок Холмс. — Наполеон счёл бы себя оскорблённым. Когда возникла угроза наполеоновского вторжения, был вырыт Королевский военный канал, рядом с которым мы с вами недавно беседовали, а также построены башни Мартелло — в стратегически важных точках восточного юго-восточного побережий. Приятель отца Освальда очень гордился этой башней, и отец Освальда нанёс ответный удар, распорядившись построить такую же для себя. Конечно, она не имеет массивных крепостных стен, неуязвимых для пушечных ядер, но внешне очень похожа на настоящую и выглядит так же неуместно здесь, как башни Мартелло теперь выглядят на побережье. Унаследовав поместье, Освальд решил украсить устрашающее сооружение надстройкой, превратив необычное в полный абсурд. Наш интерес к башне связан с тем, какую роль она играла в жизни сына Освальда. Действительно ли Эдмунд приходил сюда, чтобы поразмышлять? Располагает ли это место к размышлениям?Тропинка, по которой мы шли, начала изгибаться вправо, словно стремясь скрыться от грозного стража на насыпи. Поэтому мы сошли с неё и начали подниматься к башне прямо по склону. Здесь не было тропинки, но мы вскоре увидели на дёрне следы нескольких человек.Мы вдвоём опустились на колени, чтобы изучить отпечатки.— Сколько? — задал мне вопрос Шерлок Холмс.— По крайней мере шесть, — ответил я.— Да, не меньше, — согласился он. — Я бы сказал, восемь. Как давно?— Они приходили вчера или позавчера.Он кивнул:— В любом случае после смерти Эдмунда. Это может пригодиться. Теперь мы должны установить, были ли данные посещения каким-либо образом связаны с Эдмундом и имеет ли отлучка мисс Квалсфорд в Лондон к этому отношение.Он провёл руками по вытоптанному дёрну, словно ища там ответ на свои вопросы, затем замер, сильно наклонился вперёд, и на его напряжённом лице появилась торжествующая улыбка.— Что это? Портер, глаза и интуиция подвели вас. Вам следовало побывать здесь вчера, вместо того чтобы выпивать с местными жителями и беспокоить сержанта Донли.Холмс обнаружил круглый отпечаток — несомненный знак того, что здесь побывал Одноногий. Шерлок Холмс поднялся и отряхнул брюки.— Интересно, что он не встретился вам вчера, — задумчиво произнёс он. — В деревне много моряков?— Я видел только одного — Ната Уайта.— Вы говорите, что Одноногий оставил свой след на дороге к церкви. Конечно, это может и не свидетельствовать о его набожности. Приходил ли он один или посещал башню вместе с остальными восьмерыми?— Он был одним из восьмерых, — ответил я.— Согласен. Теперь посмотрим, зачем приходили наши посетители.По мере нашего приближения к башне трава все больше редела. Земля стала каменной, но ветер покрыл её тонким слоем пыли. Шерлок Холмс придержал меня за руку, и мы оба, вооружившись лупами и рулетками, занялись исследованием едва видимых следов.В такие моменты Шерлок Холмс превращался в настоящий вихрь активности. Опустившись на колени, он что-то рассматривал в лупу, измерял, затем поднимался в полный рост и, осмотревшись, снова припадал к земле. И всё это время он разговаривал — то сам с собой, то со мной, то обращаясь к обнаруженным отпечаткам. Со стороны могло показаться, будто он — ученик, а я учитель, поскольку, не обладая быстротой реакции Холмса, я перемещался более степенно и неторопливо приглядывался ко всему, изучая ситуацию.— А вот и след дамской обуви! — вдруг воскликнул Шерлок Холмс. — Она приходила раньше, и остальные почти затоптали её следы. Посмотрите, остался только носок. Итак, какой мы можем сделать общий вывод?— Я подсчитал, что была одна женщина и восемь мужчин, включая Одноногого.— Что ещё вы установили?— Все, кроме Одноногого, — простые работники, одетые в тяжёлые башмаки. Они шли прямо сюда и оставили следы по дороге. А женский след слишком затоптан, чтобы можно было что-то сказать о его хозяйке.— Она носит дорогую обувь, явно изготовленную не деревенским сапожником. Кроме того, у неё необыкновенно маленькая нога.— Эмелин Квалсфорд! — догадался я.— Без сомнения, разве что в Хэвенчерче есть ещё одна женщина с такой же маленькой ногой и страстью к модной обуви. Готов спорить, что туфли куплены на Риджент-стрит. Предположим на минуту, что старую обувь Эмелин донашивает служанка, имеющая такой же размер ноги.— Обувь Эмелин не подойдёт той служанке, которую я видел утром, — заметил я. — У неё большие ноги. Но где же следы Эдмунда? Ведь это он якобы постоянно посещал башню?Я ещё раз осмотрел землю, но не нашёл следов, которые могли принадлежать Эдмунду Квалсфорду, разве что он надел грубые башмаки и пришёл вместе с остальными.Окончательный вывод сделал Шерлок Холмс:— В течение нескольких дней перед смертью Эдмунд Квалсфорд не приходил сюда предаваться грустным размышлениям. И это не согласуется с версией о самоубийстве. Он явно не убивал себя, потому что пребывал в хорошем настроении. Что же касается остальных, то они направлялись прямо сюда и уходили тем же путём. Входили ли они внутрь?Мы описали небольшой круг, стараясь пробраться к дверному проёму, не затоптав чужие следы. Внутри каменный пол был покрыт толстым слоем пыли и принесённого ветром мусора, за исключением тех мест, по которым прошлись посетители. Очевидно, что на полу была написана вся история башни за последние недели или даже месяцы.Шерлок Холмс жестом велел мне оставаться на месте, чтобы не повредить возможные улики. Он сделал так, наученный годами горького опыта работы с неумелыми полицейскими и любителями вроде доктора Ватсона. Нахмурившись, он долго рассматривал отпечатки и наконец удовлетворённо объявил:— Вот и Эдмунд! Лакированная кожа, хорошего качества. Он входил и выходил бесчисленное количество Раз, но его следы почти затоптаны остальными. Он всегда шёл прямо к лестнице. Мисс Квалсфорд также направлялась прямо к лестнице.Посередине круглой комнаты первого этажа башни возвышался опорный столб с лестницей, служивший основанием для надстройки. За долгие годы просторное, похожее на пещеру помещение использовалось для хранения самых разных вещей. Повсюду валялись клочья соломы и обрывки верёвок. Свет проникал сюда через дверь и верхние смотровые щели. Других окон не было. Однако и при столь скудном освещении легко можно было различить следы. Семь человек и Одноногий обошли всю комнату наподобие процессии, время от времени останавливаясь и как бы кружа на одном месте. Толстый слой пыли хорошо сохранял следы. Даже если идущие позади смазывали следы передних, можно было найти отдельные хорошо различимые отпечатки, указывавшие на направление движения. Наконец вся группа прошла к лестнице. На обратном пути они спустились с лестницы и сразу направились прямо к двери.— Их вёл Одноногий! — От неожиданности я даже повысил голос.Всякий раз, когда группа останавливалась, отпечатки деревянной ноги располагались отдельно. Их владелец как бы приплясывал, уходил в сторону, а затем присоединялся к остальным.Мы повторили путь процессии к винтовой каменной лестнице и поднялись на второй этаж, где отпечатки говорили о подобных же перемещениях. Следы Эдмунда и Эмелин не отходили от лестницы; они поднимались дальше.Я хмуро заметил:— Эти отпечатки кажутся бессмысленными. Нет следов попытки обыскать комнаты или найти тайник.Шерлок Холмс никак не прокомментировал моё замечание.Мы вернулись к узкой винтовой лестнице и прошли на третий этаж. Лестница едва освещалась отблесками света, проходившего в комнаты через бойницы, и нам пришлось двигаться почти на ощупь.Бегло осмотрев просторную комнату третьего этажа, мы начали подъем в верхнюю башню. На каждом этаже было по одной маленькой, но светлой комнате. Окна выходили на север, юг и восток. На западной стороне размещалась винтовая лестница. И снова отпечатки Эдмунда и Эмелин сохранились только на лестнице. Посетители по-прежнему шли толпой, а Одноногий прыгал по комнате.Комната шестого этажа отличалась от остальных. В ней стояла кушетка с лоскутным одеялом и некрашеный стол со стулом. Всё выглядело точно так, как описывала Эмелин Квалсфорд. Это были владения её брата. Его следы были повсюду. Судя по её следам, Эмелин вошла в комнату, помедлила у стола и удалилась. Группа же посетителей остановилась у лестницы, в то время как Одноногий прошёл от кровати к стулу, а затем присоединился к остальным.Выше посетители не поднимались. Двинувшись дальше по лестнице, мы сразу же поняли почему. На верхнем этаже обрушилась крыша, и ступеньки завалило.Мы вернулись в комнату, которую Эдмунд Квалсфорд использовал как убежище. Шерлок Холмс уселся на ступеньке, вынул трубку и вопросительно взглянул на меня:— Портер, что делали посетители?— Они вели себя как туристы, осматривающие музей. Заглядывали в каждую комнату и благонравно останавливались у ограждающих экспонаты верёвок. Хотя здесь не было ни верёвок, ни экспонатов, посетители вели себя именно так. Одноногий был гидом и давал объяснения, когда они останавливались.Шерлок Холмс одобрительно кивнул:— Вы великолепно воссоздали факты, Портер. Всё выглядело именно так. А как бы вы все это объяснили?— Не знаю.— Не знаете? — хмыкнул Холмс. — Вы упустили самую существенную улику. Как насчёт мисс Квалсфорд?— Она пришла и осмотрелась. Возможно, взяла что-то со стола.Шерлок Холмс начал обследование комнаты с того, что внимательно изучил каждый отпечаток на полу. С особым интересом он рассмотрел пепел, выбитый из трубки, и наконец перешёл к изучению стола, стула и кушетки. Затем он переместился к одному из окон, и я приступил к собственному осмотру комнаты.Под кушеткой я нашёл узел, который оказался наспех свёрнутой лошадиной попоной. У края кушетки на полу я обнаружил отпечатавшийся в пыли круг. Похожие круги я уже встречал на столе. Я старательно к ним принюхался. После этого с лупой исследовал табачный пепел. Круглые отпечатки повторялись и на восточном оконном выступе. И снова я принюхался. Подняв глаза, увидел, что Шерлок Холмс следит за мной с большим интересом.— Что это было, Портер?— Фонарь. По крайней мере, Эдмунд Квалсфорд не размышлял в полной темноте или хотя бы использовал фонарь, чтобы осветить себе дорогу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики