ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Впервые вижу вашу подругу.
Далила ядовито заметила:
— Но как-то она оказалась в вашей машине.
— Ну да, согласился подбросить ее до Сенной. Мне в ту же сторону. Никогда ведь не брал попутчиков, а тут решил сделать доброе дело. Дождь льет, она машет рукой, мокнет. Вижу, бедная женщина совсем замерзла, дрожит. Пожалел. Если бы знал, что она рожать у меня затеется…
— Оставили бы ее под дождем, — закончила его мысль Далила. — Так, что ли?
Мужчина взорвался:
— Нашли время мораль читать! Ваша подруга рожает! Почти родила!
— А вы чем занимаетесь?
— На дороге стою.
— На дороге? — психанула Далила. — Болван! Почему не везете ее в роддом?
— Сама дура! — взбесился мужчина. — Она так визжала! Заставила тормозить! И теперь не разрешает тронуться с места! Благим матом кричит!
— Передайте ей телефон.
В трубке раздался безжизненный голос Галины.
— Воды уже отошли, — с усталым безразличием сообщила она. — Я вся мокрая. Схватки частые. Плод, похоже, движется к выходу. Лежу неудобно и шелохнуться боюсь. «Скорую» вызвали. Жду тебя. Поскорей приезжай.
— «Скорую» давно вызвали? — спокойно спросила Далила, хотя ее затрясло от вымученных интонаций подруги.
Галка охнула, взвыла и перешла на визг, успев крикнуть:
— Схватки! Схватки опять!
На фоне воплей ответил мужчина:
— «Скорую» я вызвал давно.
— Когда?
— Минут десять назад.
— Это разве давно?
— Но врачи не спешат! — зло крикнул мужчина. — Нутром чую, они вообще не приедут.
— Так не слушайте вы ее! — рассердилась Далила. — Садитесь за руль и поезжайте в больницу!
— Поздно!
— Почему?
— Вот-вот родит!
— Откуда вы знаете? Вы же не врач!
— Да, не врач, — согласился мужчина и, смущенно крякнув, признался:
— Заглядывал я. Ну, туда. Она сама попросила. Короче, головка вроде уже показалась.
Далила охнула и заскулила:
— Ой, мамочка!
— Что «мамочка»! — рявкнул мужчина. — Приезжайте скорей и сами разбирайтесь с вашей подругой!
— Не смейте кричать!
— А что я, по-вашему, комплименты должен вам отпускать? Меня колотит! Трясет! Крышу сносит! Я не знаю, как быть! Я вообще ехал на свадьбу! В жизни не видел рожающих баб!
— Берите пример с хомяков, — назидательно предложила Далила.
Мужчина опешил:
— С каких хомяков?
— С обычных зверьков, с грызунов. Вы что, не знаете? — удивилась она и пояснила:
— Самец хомячок помогает рожать своей самке, а не паникует как вы.
— Я не хомячок! — гаркнул мужчина. — И самка рожает тут не моя! Если младенец умрет…
Далила его успокоила:
— Не надо нервничать. Просто не отходите от роженицы. Когда младенец выйдет наружу…
— С ума вы сошли? — ужаснулся мужчина. — Нет! Я не справлюсь один! И людей здесь поблизости нет! Мы застряли у парка, между Удельной и Озерками. Здесь пустынно. Разве машину какую остановить…
— Нет, не надо машину! — воскликнула Далила, выскакивая из-за стола. — Еду! Я здесь рядом совсем! А вы не рожайте! Держитесь! И не бросайте ее!
— Как я брошу? Она в моем «мерсе».
— Да-да, я все поняла, «Мерседес» у парка между Удельной и Озерками.
— Ближе к Удельной.
— Я вас найду. И «Скорую» тормошите! Тормошите еще и еще!
Забыв о племяннике, Далила вынеслась из кафе, прыгнула в «Форд» и помчалась назад, к Озеркам. По пути позвонила и в «Скорую», и в роддом. Ее успокоили, что все в курсе и принимаются срочные меры: в роддоме к встрече готовятся, «Скорая» будет на месте минут через десять.
Далила неслась как сумасшедшая. Когда она, полная ужаса, подлетела к подруге, все было уже позади. Обессиленная Галина, закрыв глаза, распласталась на заднем сиденье «Мерседеса», укутанная мужским плащом. У руля сидел перепуганный незнакомец в испачканной кровью белой рубашке. Дрожащими руками он прижимал к груди дорогой пиджак, из которого выглядывало сморщенное личико младенца.
— Как она? — спросила Далила, беспокоясь в основном за подругу. — Мамаша жива?
— Я ничего не знаю, — оцепенело пробормотал мужчина, — я пуповину перерезал перочинным ножом. Посмотрите, пожалуйста, на малыша, — взмолился он. — Ребенок хоть дышит?
— А вы сами, что, не смотрели? — удивилась Далила.
Мужчина поежился:
— Я боюсь. Малыш сначала кричал, когда я его переворачивал и хлопал по попе. Но теперь он молчит. Он не умер? Посмотрите, пожалуйста.
Раздался визг тормозов: из такси вылетел Женька. Следом послышался вой сирены.
— «Скорая» едет, сейчас врачи и посмотрят, — пролепетала Далила, со слезами устремляясь к племяннику. — Жека, я ничего не пойму! Она уже родила! Ребенок молчит! Я боюсь!
Евгений повел себя энергично. С криком «Прорвемся!» он бросился к Галке, нашел ее пульс, констатировал «мама жива» и вырвал младенца из рук коченеющего от страха мужчины.
— И ребенок жив, — сообщил он, вручая сверток Далиле. — Похоже, все обошлось. И врачи сейчас будут.
Действительно, вой сирены стремительно приближался.
Евгений стянул с себя плащ и накинул его на плечи мужчины со словами:
— Так нельзя. Ты, братишка, совсем продрог.
Тот ответил:
— Спасибо, но это нервное. Мне не холодно. Представляете, я резал пуповину перочинным ножом. А голый малыш, такой крохотный, лежал на грязном сиденье. Это чудовищно, — пожаловался он и спросил:
— Неужели они оба после этого выживут? Как вы думаете?
Наконец подъехала «Скорая». Евгений вздохнул с облегчением и, похлопав по плечу незнакомца, сказал:
— А куда они денутся? Человек — зверь живучий. Бабы раньше в поле рожали. Кто хоть родился?
Мужчина изумленно посмотрел на него и виновато признался:
— Даже не знаю. Не понял я. Не до этого было.
Налетели врачи, унесли в машину ребенка, оттеснили Евгения, погрузили на носилки Галину. Все произошло так быстро — Далила и опомниться не успела, как «Скорая», взвыв сиреной, тронулась с места.
— Погодите! — закричала Далила, уцепившись в ручку автомобиля. — А я?
— А кто вы? — строго спросил врач.
— Подруга.
— Не задерживайте нас, поезжайте за нами, но вряд ли сейчас вас пустят в больницу. Приемные часы после обеда.
— Меня пустят, — твердо сказала Далила, бросившись звонить Самохину, своему высокопоставленному клиенту.
Едва отъехала «Скорая», спаситель Галины, вернув Евгению плащ, сорвал с места свой «Мерседес».
— Даже не попрощался, — поразился Евгений, растерянно глядя ему вслед.
— Ему не до нас, он на свадьбу спешит, — сообщила Далила. — Натерпелся ужасов, бедолага, но Галку с ребенком, похоже, спас. А мы даже имя его не спросили. Или ты знаешь? — посмотрела она на племянника.
Евгений только плечами пожал.
— Как же мы так? — удивилась Далила.
— И ему не до нас, и нам с тобой как бы не до знакомств. Ситуация не располагающая. Уже само то, что твоя Галка рожает, удар ниже пояса. А тут еще и способ экзотический: в чужой машине прямо на улице.
— По-другому Галина никак не могла. Иной способ противоречил бы всей ее жизни.
— Ну да, — согласился Евгений. — Зато теперь как в том анекдоте. "Доктор: «Рожать будете, как зачинали». Роженица: «Неужели снова в машину, неужели снова ноги в окно?»
Далила отпустила племяннику шутливый подзатыльник и скомандовала:
— Поехали, остряк-самоучка. Самохин сказал, что в больнице нас ждут.
Связи сработали: в больнице их встретил главврач и, строго взглянув на Евгения, попросил:
— Молодой человек на улице пускай подождет. Дал илу он проводил в холл, пообещав сообщить о здоровье младенца и роженицы сразу же, как выяснится, в каком они состоянии.
— Сожалею, но придется вам подождать, — извинился он на прощание.
«Ишь ты, извиняется. Ясное дело, звонил сам Самохин», — удовлетворенно отметила Далила, присаживаясь на диван.
В холле из-за неприемных часов было пустынно. Лишь в кресле под пальмой небрежно развалилась молодая женщина с неестественно рыжими, даже красными волосами.
«Важная птица, раз пустили ее в роддом в эти часы», — догадалась Далила.
Красноволосая была дорого и безвкусно одета, из чего Далила сделала вывод, что над ней поработали продвинутые стилисты. Такие «навороченные» дамочки ей никогда не нравились. Она отвернулась, не собираясь завязывать с ней разговор. Но не тут-то было — Красноволосой в молчании не сиделось.
— Простите, кто у вас здесь рожает? — любезно осведомилась она.
— Подруга, — нехотя ответила Далила. — Уже родила.
— Девочку? Мальчика?
— Если б я знала. За суматохой забыла спросить, а врачи не сказали.
Красноволосую это сообщение мгновенно взбодрило, словно сигнал трубы кавалерийского коня. Она даже покинула свое «эксклюзивное» кресло и пересела на общий диван, поближе к Далиле.
— Вы знаете, — затрещала она, закатывая глаза, — здесь такие врачи!
— Какие? — спросила Далила, смерив задаваку презрительным взглядом.
Та, запнувшись, продолжила:
— Нет, я против них ничего не имею, но Кристина, моя сестра, впервые рожает. Ей здесь не место. Я хотела ее увезти обратно в Москву, а она заупрямилась. Представляете, мы уже десять лет живем в Москве, и вдруг сестрица вышла замуж за питерского, а он не хочет в столицу. Кристина живет в Питере, и даже не в центре, в захолустье каком-то. Полный отстой, — наивно пожаловалась Красноволосая петербурженке Далиле.
— Это ужасно, — саркастично согласилась Далила, окончательно расположив к себе Красноволосую.
Та, не заметив сарказма, радостно подскочила, воскликнув:
— Вы тоже москвичка?
— Неужели это сильно заметно?
— Конечно! — заверила Красноволосая и тут же переключилась на другое.
— Какая прелесть, — восхитилась она, уставившись на куртку Далилы. — Армани? Диор?
Не дожидаясь ответа, Красноволосая бросилась жаловаться.
— Представляете, — защебетала она, — а мне в последнее время везде облом. В Москве никому верить нельзя. Никому! Купила курточку! Кстати, как она вам?
Далила смерила женщину безразличным взглядом и не пошла против совести:
— Так себе.
— Вот! А я купила! И даже не в бутике. Из коллекции прямо. Втюхали мне. Сказали, что настоящий Диор. Что их всего пять, а в Москве у меня у одной такая. Три штуки баксов за этот хлам отдала!
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики