науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это был Рапас… хищник!
Габриэль покачнулась, и свет в ее глазах вновь померк. Она смутно ощутила дуновение ночного ветерка, когда ее сорвали с места, и опять очутилась на широких плечах капитана. Невольно вырвавшийся вопль и попытка оказать хоть какое-то сопротивление были встречены коротким предостережением:
— Спокойно!
Капитан начал восхождение по веревочной лестнице, спущенной за борт корабля. Чернильная гладь ночного моря неуклонно отступала. Проклиная свою слабость, вынудившую беспрекословно подчиниться его приказу, Габриэль погружалась в полумрак бессознательного состояния.
Рапас… Следовало догадаться об этом в тот самый момент, когда ее пронзили отсвечивающие золотом глаза. Да, она должна была понять это.
Барабаны… она слышит, как бьют барабаны…
Удары эхом отдавались в голове Габриэль, настойчиво и беспрерывно, пока она не приоткрыла глаза. Яркий свет утра чуть не ослепил ее.
— О нет! — громко простонала она. — Только не это… опять…
Казалось, сама судьба предопределила ей отныне каждый раз просыпаться в совершенно незнакомом мире! На этот раз пробуждение состоялось в каюте корабля. Она лежала на широкой койке прямо под иллюминатором. Угол между кроватью и дверью занимал письменный стол, в центре каюты поместились пузатая плитка для обогрева, столик и два стула. Эти вещи заполняли собой почти все пространство.
И вновь ее слух резанула барабанная дробь. Габриэль села, не уверенная в том, что звуки не родились в ее раскалывающейся от боли голове. Нет, это не барабаны.
Похоже на топот множества ног, снующих по палубе прямо у нее над головой. Танцуют? Нет, это были бы пляски безумных…
Габриэль, окончательно сбитая с толку, чувствовала себя совершенно разбитой и больной. Кожа ее пылала, кости ломило так, будто за один день они отслужили все пятьдесят лет, а ноги…
Острая боль пронзила насквозь, лишь только она попыталась пошевелить ими, и у нее перехватило дыхание. Габриэль вспомнила, как отказалась от сандалий, которые носят только рабы. Какой же она была дурой!
Голова ее резко повернулась на неясный звук, и она замерла при виде открывающейся двери, готовая дать отпор незваному гостю.
— Войдите! — воскликнула она, подавив едва не вырвавшийся крик ужаса.
Это был Рапас. Он казался еще больше в ограниченном пространстве каюты. Плечи его заполнили весь дверной проем, голова лишь чуть-чуть не доходила до потолка, а эти глаза…
Нет, она не позволит запугать себя и не унизится до просительного поведения его жертвы! С полным презрением к своему страху и к терзавшей ее боли она выпалила:
— Я не просила вас входить в мою каюту!
— Вашу каюту? — огромный мужчина хмыкнул. — Позвольте не согласиться с вами, мадемуазель. Это моя каюта, и я никому не позволю выселить меня отсюда.
Габриэль не нашлась что ответить. Вместо этого она быстрым взглядом окинула широкую койку, на которой сидела, и подушку рядом с собой. На всем сохранились характерные вмятины недавно лежавшего здесь человека. Неужели он…
Взгляд капитана не дрогнул.
— У вас есть вопросы, мадемуазель? Если да, то я был бы бесконечно счастлив ответить на них.
Какой мерзкий тип…
Капитан сделал резкий шаг в сторону, и за его спиной возник знакомый молодой человек с изуродованным лицом. В руках он держал тазик. Капитан несколько грубоватым тоном приказал:
— Давай, Бертран, приступай.
Моряк подошел к Габриэль. Глядя на нее, он молча поставил тазик на стол рядом с койкой. Она отпрянула от него, закричав:
— Не прикасайтесь ко мне!
— Вы меня разочаровали, мадемуазель. — В голосе капитана послышалась ирония. — Вы ведете себя, как перепуганный ребенок.
— Перепуганный ребенок? — Ненависть захлестнула Габриэль. — Вы дважды ошибаетесь, капитан. Я не напугана, и я — не ребенок. Если угодно, то я отказываюсь находиться в столь малоприятном обществе!
— Советую попридержать язык! Бертран согласился осмотреть вас и облегчить вашу боль. На вашем месте я бы не стал обижать его.
— Мне не нужен ваш Бертран и его лечение!
— Слушайте меня внимательно, мадемуазель! — Капитан придвинулся и буквально навис над ней, заставив упрямый подбородок Габриэль задираться все выше, пока он низким голосом читал ей наставления. — Ваши ноги сильно изранены исключительно из-за вашего упрямства! Я был вынужден нести вас остаток пути до корабля и не намерен еще раз оказаться в подобных обстоятельствах. Раз и навсегда уясните себе, что вы — на моем корабле, целиком в моей власти и должны вести себя сообразно вашему положению!
В ответ Габриэль лишь молча усмехнулась, а громадина склонился еще ниже, чтобы видеть ее глаза.
— Вы должны быть на ногах и в состоянии самостоятельно передвигаться буквально через несколько дней. Это необходимо, так как скоро создастся ситуация, при которой даже легкое недомогание может вам дорого обойтись…
Капитан сделал паузу и сильно понизил голос:
— Вы, может быть… и в живых не останетесь. Вы меня поняли?
— Как вы смеете угрожать мне?
— Я бы не стал тратить время на угрозы вам, мадемуазель. Я просто хочу поставить вас перед фактом.
— Вы не осмелитесь причинить мне зло! Мой отец…
— Ваш отец! — Красивое лицо капитана исказила зловещая гримаса. — Я обезоружил его. Он никогда не решится предпринять что-либо против меня, пока будет оставаться хоть малейшая вероятность того, что вы все еще в моих руках!
— Вы просто глупец, если считаете, что отец будет сидеть сложа руки и ждать ваших указаний. Он все расскажет губернатору!
— Ни губернатор, ни его люди меня не пугают!
— Мой отец — очень влиятельный человек!
— Океан велик и свободен. В худшем случае мне никогда больше не придется ступить на землю Луизианы. Однако выбор за мной.
Впервые страх по-настоящему овладел Габриэль. Она постаралась заглушить его.
— Но ваша цель была иной, когда вы организовали похищение. Вы рассчитывали использовать меня как орудие вашей мести.
Капитан выпрямился в полный рост, лицо его вдруг окаменело.
—: Послушайте меня, мадемуазель. Стоит мне приказать своим людям выбросить вас за борт, чтобы тотчас же покончить с этим делом, и моя месть будет осуществлена. Решайте сами, оставаться ли вам в живых, чтобы я смог заставить вашего отца расплатиться сполна за все его преступления.
— Преступления моего отца? Да вы с ума сошли. Это вы преступник, а не он!
Мрачный взгляд пронзил ее насквозь. Капитан, так точно прозванный Рапасом, посмотрел на Габриэль сверху вниз, а затем резко повернулся и шагнул к двери. В воздухе повис звук его густого голоса:
— Если у тебя, Бертран, будут с ней проблемы, оставь ее, пусть заботится о себе сама!
Еще не стих грохот захлопнувшейся двери, как Габриэль взглянула на человека с изуродованным лицом, молча стоявшего рядом с кроватью. Стройный, светловолосый, среднего роста… Не будь этого шрама, так безобразно искалечившего щеку, его внешность была бы почти аристократической, типичной для молодых французов из окружения ее отца в светском обществе.
Однако, приглядевшись к нему поближе, Габриэль поняла, что он совсем не похож на галантных французов, любителей развлечений, известных ей по Новому Орлеану. Какой-то холод, исходивший из глубины души, застыл в его взоре. Она резко заговорила:
— Что вы собираетесь делать?
Выражение лица Бертрана нисколько не изменилось.
— Капитан просил меня полечить ваши раны. Стоит мне приказать своим людям выбросить вас за борт… и моя месть будет осуществлена…
Габриэль капризно скривила губы и с наигранной смелостью заметила:
— Никогда не прикажет он выбросить меня за борт! Ну скажите, может он?
Красноречивое молчание Бертрана говорило само за себя.
— Ну хорошо! — Габриэль положила ноги на край кровати. — Делайте, что положено. Но как только я снова смогу бегать… то есть ходить…
Габриэль испуганно закрыла рот. Она уже достаточно сказала. Молодой моряк опустился рядом с ней на колени и приступил к врачеванию ее ног. Прикосновения его пальцев, пока он осматривал порезы, оказались на удивление мягкими. Сохраняя молчание, он тщательно промыл многочисленные раны, искусно наложил целебную мазь и тонкие повязки. Габриэль с удивлением обнаружила, что резкая боль неожиданно затихла.
Загадочный Бертран, так и не проронив ни слова, поднялся и направился к выходу. Несколько устыдившись своего поведения, Габриэль промолвила, как только он открыл дверь:
— Спасибо.
И вновь никакого ответа. А чего она ждала? Действительно… чего?
Неожиданно поднялся легкий утренний бриз. Стоя на юте, Роган мгновенно среагировал на это, громко отдавая команды:
— Занять места у парусов топсель и гардель!
Люди на палубе побежали к парусам. Подождав, когда одна группа ухватила гардель, он прокричал:
— Убрать бык-гардень, ослабить гитов!
Матросы наверху тотчас выполнили команду, отпустив рею, державшую свернутый парус.
— Полный парус!
Матросы развернули паруса. Роган скомандовал:
— Освободить топсель и гардель!
Судно качнулось и по мере наполнения парусов, вскоре твердо вставших над головой, двинулось вперед. Сколько раз уже приходилось ему отдавать эти команды, но всегда Роган испытывал радостное чувство удовлетворения. Он явственно ощущал, как вздрагивает под ним корабль и тут же устремляется вперед, вставая на курс. Сердце его постоянно охватывал трепет при виде раздутых парусов среди бескрайнего моря, покрытого белыми барашками волн. Голову кружило ни с чем не сравнимое сознание полной свободы…
Роган припомнил, что когда-то больше всего на свете ценил именно это чувство свободы, стоя на капитанском мостике собственного торгового судна. Однако Жерар Пуантро отнял у него возможность получать такое удовольствие. Теперь Рогана ни на минуту не оставляло чувство долга перед погибшими товарищами, от которого он не может уклониться и о котором не может забыть.
Повернувшись на звук знакомых шагов, Роган увидел Бертрана. На его бесстрастном лице резко выделялись удивленно поднятые брови.
— Я вижу, тебе удалось вырваться живым!
Бертран не улыбнулся.
— Ноги у мадемуазель Дюбэй сильно изранены, но я не сомневаюсь, они заживут очень быстро.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики