ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она даже не могла ни у кого попросить помощи. Ведь священники, с которыми она порой общалась, не поняли бы, на что ей жаловаться при таком учтивом и предупредительном сопровождающем. А охранники — она уже поняла, что им все равно, как ведет себя Леонтий. А потом опять в путь. Эмма уже ни о чем не спрашвала Леонтия, хотя и видела, что они все дальше и дальше удаляются от проезжих трактов. Пустынная местность, где на плоской равнине темнели лишь ряды голых виноградников да изредка возникал деревяный силуэт усадьбы, вокруг которой жались хижины. Заснеженные равнины, угрюмые лица редких нищих; деревья, голые и черные, как скелеты. И мороз, от которого особенно ярким казался закат по вечерам. Эмма вскоре поняла, что мороз ее друг, ибо от холода Леонтий просто деревенел. Но когда они переправились на пароме через реку Эну и наступило резкое потепление, Леонтий словно ожил. Эмма теперь постоянно чувствовала на себе его взгляд — почти ненормальный из-за похоти. Теперь она ясно понимала, что движет нотарием ее мужа и лишь усилием воли заставила себя не поддаться панике. И все же за эти три-четыре дня, что они находились в пути, Эмма была уже на грани нервного срыва. Убежать, искать помощи. Но где?! Как?! Их путь теперь пролегал меж огромных пологих холмов, потом стал подниматься в гору. Виноградков больше не было, кругом безмолвно возвышался голый зимний лес. Местность казалась дикой.
— Куда вы меня везете? — не выдержала Эмма. Скоро ночь, а мы все дальше углубляемся в чащу.
— Не беспокойтесь, мадам, — улыбался Леонтий. — Это не просто чаща, это великий Арденнский лес. Считайте, что вы уже в Лотарингии.
И опять его ответ не успокоил Эмму. Как никогда она чувствовала себя слабой и незащищенной. Темнело. Слышалось завывание волков. Пару раз за деревьями мелькали их силуэты. И хотя всадники двигались по бездорожью, по заснеженной, зажатой холмами долине Леонтий, по-видимому, неплохо знал здешние места. И скоро о чем-то крикнул на лотарингском диалекте своим воинам, и те пришпорили коней. Эмма не поняла его слов, но вскоре заметила впереди огонек. Прилипившийся на склоне двухэтажный дом с покатой соломенной крышей встретил их запахом дыма и собак.
Гостеприимно маячивший за прикрытыми ставнями свет сулил тепло и отдых путникам. «Но не пленнице», — с горечью подумала Эмма. И хотя была слишком утомлена, она невольно напряглась. Куда они заехали? Что это за дом?
«Он не посмеет», — пыталась убедить она саму себя. Ведь здесь были посторонние люди — хозяин и его жена, содержавшие этот затерянный в лесах приют. Их присутствие несколько успокоило молодую женщину, а когда ее привели в дом и она присела у дымившегося очага, даже почувствовала себя хорошо. З;десь было дымно, слышалось блеянье овец за загородкой, попахивало навозом и запахом стряпни. В подменном над огнем котелке что-то булькало. Хозяйка протянула ей миску супа, приготовленную из дичи. После долгой дороги по холоду он показался Эмме восхитительным, и она ни о чем не думала, пока окончательно не опорожнила тарелку. Хотела попросить еще, но тут взгляд ее упал на сидевшего по другую сторону стола Леонтия, и слова замерли у нее на устах. Он смотрел на нее и улыбался. Это была улыбка торжества и похоти — отвратительная, беспощадная.
Эмма не на шутку испугалась. «Нет, он не смеет. Он бывший раб, а во мне течет королевская кровь. Немыслимо, чтобы он на что-то решился», — успокаивала сама себя и всеми силами старалась держаться невозмутимо. О том, как Леонтий дерзнул войти ночью в ее покои, даже когда она еще считалась герцогиней и его полноправной хозяйкой, Эмма старалась не думать, ибо теперь она находилась в его полной власти, и он может… Нет, он ничего не может! Она не позволит ему!
Пустая бравада. Она в руках этого человека, и никто не вступится за нее. Солдаты не обращали на них никакого внимания, молча ели; хозяйке явно до нее не было никакого дела, она возилась с овцами; ее муж вышел задать корм лошадям и успокоить их, так как ночь пронзал многоголосый волчий хор; собака испуганно поскуливала у себя в конуре. Искать помощи негде. Бежать некуда. Ей ничего не оставалось, как рассчитывать только на себя.
Она медленно вскинула подбородок.
— Где я буду ночевать? Я утомлена и хочу спать. Леонтий тут же отставил миску.
— Конечно, конечно, прекрасная госпожа. Он взял из очага пылающую головню и кивком пригласил Эмму к выходу. На второй этаж вела витая деревянная лестница. По-видимому, грек хорошо знал этот дом. Он проводил ее в верхнее помещение, мансарду, где хранилось сено. Но явно не спешил уходить. Зажег небольшой светильник, выбросил пару головню, повернулся и закрыл дверь.
У Эммы все похолодело внутри, когда она поняла, что он не собирается уходить. И опять лицо его зловеще окрасилось отвратительной улыбкой, от которой к горлу молодой женщины подкатывала дурнота.
— Вы с ума сошли. Немедленно вон!
— Зачем? Здесь нам никто не помешает. — медленно двинулся к ней.
На лице Эммы появился ужас, столь яркий и затравленный что Леонтий разразился громким смехом от восторга и предвкушения забавы. И резко умолк, тяжело дыша. И все улыбался. О, как жутко он улыбался!..
Грек медленно облизнул пухлые губы. Заговорил хрипло:
— Я захотел попробовать вас, едва только увидел. Ваша кожа, рот… Я хочу вдохнуть ваш запах, я хочу грызть и целовать вас, хочу владеть вами.
Эмма в ужасе отступала от него, лихорадочно оглядываясь, ища, чем бы обороняться. Сено, одно сено.
— Вы не посмеете! Я жена вашего господина, я сообщу ему, и вас накажут… кастрируют… вздернут.
Она уперлась спиной в стену, когда Леонтий вдруг дико захохотал.
— Герцогу?.. А что вы для герцога? Увидитесь ли, вообще? Он сказал, что я могу с вами делать что заблагорассудится, что для него будет хорошо, если вы вообще исчезнете, принцесса Эмма, которую он так добивался и которая не оправдала его надежд. Он вдруг зарычал как зверь и бросился на нее. Она кричала и отбивалась. О небо — она и не ожидала, насколько он силен.
Не смей! Пусти меня! Он все так же рычал, до боли сжимал ей грудь, закручивал руку. Она звала на помощь — кого? Они рухнули на сено и боролись, пока он не подмял ее под себя. О, когда-то она падала в обморок, едва ее касался мужчина. Сейчас же она лишь вырывалась, отчаянно, безнадежно.
На помощь!
Никто не придет. А если и придет, то только затем, чтобы держать ее. Она в ловушке, как когда-то давно, когда Ролло бросил ее в руки своим воинам. Откуда у нее брались силы? Она сопротивлялась, и этим словно только распаляла грека, она пыталась сбросить его, но он лишь хохотал, потом навалился на нее и стал душить. «Я умираю, — подумала она. — Это хорошо, это конец».
Но Леонтий заставлял ее прийти в себя, стал трясти и бить по щекам. И едва она застонала, зашелся беззвучным смехом. Потом он ударил ее, сильно, кулаком в лицо. Она охнула, старалась отползти, задыхаясь потом и сеном. Но он вновь опрокидывал ее, избивал так долго, что она ничего не стала соображать, превратилась в тряпичную куклу.
Он тряс ее.
Ну, давай же!.. Сопротивляйся!
У нее больше не осталось сил. Чувствовала, как трещит ткань платья, как его жесткие, похотливые руки мнут и терзают ее тело. Нет, она не станет сопротивляться. Она была готова сдаться, лишь поскорей бы все закончилось. Даже не пошевелилась, когда его холодные пальцы скользнули ей между ног, больно вонзились в низ живота. Эмма сцепила зубы, сдерживая стон.
Но Леонтий неожиданно прекратил пытку.
— Очнись!
Она не желала подчиняться, но, оказывается, его не устраивала ее пассивность. Он ущипнул ее за бедро, рванул.
— Ну же! Сопротивляйся!
— Нет. Я больше не шевельнусь, — прошептала она разбитыми губами. — Делайте все, что угодно будьте вы прокляты.
Он неожиданно затих, тяжело дыша. Потом поднялся. Эмма слабо приоткрыла глаза. Он стоял, глядел на нее. Потом стал возиться с одеждой, и она увидела как он резко сорвал ремень, сложил его вдвое. Длинно выругался на незнакомом языке, схватил свою обессиленную жертву за волосы, рывком приподнял от пола.
Ты не обманешь меня, сука! Я не буду тешится с неживой! Он вдруг с силой заломил ей руку так, что она не смогла сдержать невольного крика, и это снова разозлило палача. Рывком он задрал ей платье и со всей силой стал хлестать пряжкой ремня по ягодицам, бедрам. Она кусала губы, пыталась вырваться, но поняла, что он способен сломать ей руку. Ремень внезапно опустился, и она взвыла под торжествующий смех, своего мучителя. Ремень рассекал ей кожу до крови. С каждой минутой боль становилась все нестерпимей, прожигала ее насквозь как огнем. Эмма сгорбилась, сжалась, а грек продолжал ее хлестать не помня себя. Ее крики довели его до исступления, и тогда он намотал ее волосы на руку и рывком поставил ее на колени. и;
— Славная охота! — прохрипел он, вонзаясь в нее.
— Не-е-ет! — прокричала Эмма и сдалась, и лишь задыхалась и рыдала в сене, пока все не кончилось.
Когда он ушел, она лежала, не в силах пошевелиться. Тело ее было истерзано, а в душе словно что-то умерло, надломилось. В оставленную открытой дверь несло холодом. Эмма продрогла до мозга костей, но при малейшем движении резкая боль пронзала ее, и, она плакала, натягивая на израненное тело одежду. Она была вся в крови.
Я хочу умереть… Ролло, кому ты меня отдал?.. Она еле доползла до двери и, прикрыв ее, припала к ней и застыла. Она не смогла откинуться на спину, так как ее спина, ягодицы и ноги были изранены. Но она ощутила страх за свое дитя, ощупала себя поняв, что грек не уничтожил зарождающуюся в ней жизни. Но даже это не приободрило ее. Что ее ждет? Что с ней сделает это чудовище? Она полностью в его власти, она беззащитна перед ним, она отдана ему. Эмма застыла, оцепенела, боясь пошевелиться. Она беззвучно кричала, взывая к Деве Марии, но не была уверена, что небо внемлет ей. Все отвернулись от нее — даже небеса. Когда это произошло? Она не могла вспомнить. Ведь были же в ее жизни радость, пение, смех. Но уже давно ей стало казаться, что она провалилась в бездну. Она боролась, она противилась своему падению.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики