науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Знаешь, этот намного больше, он доставил бы тебе большее наслаждение.— Мне это не нравится, — она нахмурила темные брови.— Тебе понравится. Многим гаремным красоткам нравится.— И твоим любовницам тоже?— Давай лучше поговорим обо всех мужчинах, которым ты доставила удовольствие. Хотя лично я всегда считал, что девственниц должны обучать их мужья. И еще: ты считаешь, что темперамент может компенсировать отсутствие опыта? — он произнес последние слова достаточно мягко, но это не соответствовало огню, бушевавшему внутри, когда он думал о Дейзи и о других мужчинах, гораздо более молодых мужчинах.— Темперамент — это замечательно. Он не узнает правды! Она не доставит ему такого удовольствия.— Ну, а если сравнить с этим? — прошептал он, Двигая дилдо вниз по ее животу, окрашенной промежности, делая это не торопясь, очень медленно, так что ожидание проникновения было поистине сладко мучительным.Гладкое, круглое стекло легко проникло в нее. Дейзи откинулась назад, но дилдо уже был внутри. Цилиндр цвета морской волны легко скользил в ее разгоряченной и влажной промежности. Тело, не подчиняясь ей, извивалось в экстазе наслаждения.— Я посоветовал бы тебе ограничить свои движения, любимая, этот дилдо довольно хрупкий, — спокойно заметил герцог.Дейзи замерла.— Вот видишь, как легко можно укротить любого, — самодовольно улыбнулся он, направляя с нажимом дилдо вверх и заставляя горячий цветок раскрываться еще шире.Она чувствовала трепет его мускулов вместе с мерцанием своего ритма, чувствовала теплую волну потока желания, щедро опускающуюся внутри живота к лону, затопляющую ее неземным наслаждением. Конечно, ей не следовало так бурно реагировать на это бесстыдное вторжение герцога. Она должна была игнорировать восторженное чувство, которое разбудила в ней эта венецианская игрушка султана. Но это было невозможно, и герцог это прекрасно знает, черт бы его побрал. Наверное, все его женщины не могли устоять против таких ласк.— Будь ты проклят, — выдохнула она. Но не сказала «прекрати», заметил он, слегка ослабляя нажим бирюзовой игрушки, проверяя свою власть над ее телом.— Нет, — простонала она хрипло, приподнимая бедра, желая и дальше получать наслаждение.— «Нет» — это ты не хочешь этой игры? Или «нет» означает чтонибудь другое? Скажи мне, — он ждал ее ответа с извращенным, мстительным раздражением, он ненавидел всех мужчин в ее прошлом, кто вызывал у нее такую же бурную реакцию.— Я хочу, чтобы ты продолжал. — Она могла сожалеть о женщинах в его прошлом, завидовать им или ненавидеть их, но… — Я хочу… тебя.— Для женщины, которая любит играть в такие игры, ты слишком нетерпелива. — Герцог ввел дилдо глубоко внутрь.— Прости… Боже, Этьен, я умираю… пожалуйста… почувствовать тебя. — Она молила его, прожигая темными пылающими глазами. — Пожалуйста…Он налил немного масла в маленькую жаровню. Она широко раскрыла глаза.— Что ты делаешь?Герцог поднес зажженную спичку к маслу, которое тут же вспыхнуло.— Хочу стереть твою раскраску.Этьен налил несколько капель теплого масла в ладонь, растер его кончиками пальцев и начал втирать масло в ее окрашенные соски. Дейзи извивалась в такт его размеренным движениям. Она была в экстазе, чувствуя, как кровь опускается вниз, к трепещущей плоти, обхватившей игрушку султана.— Осторожней, — предостерег он, — лежи спокойно. Но она дрожала под его руками и была близка к оргазму. Этьен слегка нажал на дилдо, находящееся глубоко внутри нее, и она почувствовала огонь, пронизавший все ее тело. Его руки начали смазывать теплым маслом ее раскрашенные гениталии. Резкий контраст мягких касаний и прохлады твердого стекла внутри нее заставил Дейзи содрогнуться в сладкой истоме и в то же время вызвал невыразимое и безотлагательное желание. Взяв льняное полотенце, герцог стер алую краску и, нагнув голову, провел языком по разгоряченной плоти, окружавшей гаремную игрушку. Задыхаясь от желания, она тут же кончила. Он поднял голову, и их лица оказались рядом.— Ты удовлетворена?Она медленно открыла глаза.— Нет.Сердце колотилось в бешеном ритме, а спазмы мышц в промежности сводили с ума.— Нет? А мне показалось…— Я хочу тебя, — перебила она.Казалось, стук сердца наполнял всю комнату.— Куда ты хочешь? Сюда? — его пальцы коснулись раскрывшейся розы между прелестных ног и заскользили по ней, ловя жемчужную жидкость, стекающую по стеклу дилдо. Она кивнула. Дрожь желания, более не поддающаяся контролю, прокатилась по всему телу. Герцог поднес кончик пальца ко рту и медленно слизнул каплю ее сока. Секунду он пристально смотрел на нее. Да, его страсть была слишком велика, но тут уже ничего не поделаешь. Он был так же порабощен ею, как она им. Опытный сибарит, он безошибочно определил, что именно он испытывает. Это было вожделение, обыкновенная похоть, но не только, ибо Дейзи заполнила его мысли и чувства, изменив его обычный жизненный ритм настолько, что он не мог жить прежней жизнью.Он протянул к ней руки, провел по плечам, как будто она была его частным владением, его собственностью и его… крушением. Ладони заскользили от плеч к груди и здесь остановились. Затем последовали вниз, до талии, прошли по животу и бедрам, пока не оказались между ног. Здесь на мгновение они замерли, затем Этьен резко извлек дилдо, отбросив его в сторону. Потом молча развязал узлы на талии и запястьях. Теперь его руки заскользили по ней с особой нежностью. Пальцы касались лица Дейзи, шеи, плеч, словно не было никакого насилия и никакой мести за дразнящие игры. Как будто это была пасторальная идиллия, как у пастухов и пастушек на стенах и потолке. Его губы следовали за руками, язык касался сосков, живота, плеч, промежности, словно пробуя их на вкус.— Мне жаль… Я сожалею о бывших у меня женщинах, потому что это огорчает тебя, — невнятно пробормотал он, целуя ее глаза. Это были слова от сердца. Дейзи пристально посмотрела на него, удивляясь его внезапным извинениям. — Я впервые полюбил, — тихо добавил герцог.Радость вспыхнула в ее темных глазах. Эти слова завораживали ее, оттесняя безрассудную ревность. Она поцеловала его в тонко очерченную линию губ и прошептала:— Я сама влюблена и постараюсь больше тебя не провоцировать, — и загадочно улыбнулась.Герцог глубоко вздохнул.— Надо сбавить обороты. — Он понимал ее ревность, так похожую на его собственную. — Я схожу с ума по тебе Дейзи, — шептал он, нежно поглаживая ее бедра.Рука у него была большая и теплая. Его нежные прикосновения отдавались во всем ее теле, до кончиков пальцев. Дейзи потянулась к нему. Ее руки обвились вокруг его шеи. Когда он нежно вошел в нее, ее мягкая плоть нежно обхватила его член, и он закрыл глаза. Он больше не сдерживал себя. Странная, изумительная женщина. Ее жизнь отличается от его собственной, как день и ночь, но она держала его жизнь в своих маленьких руках.Мой мир навсегда изменился, думала Дейзи, глядя на мужчину, который одним взглядом перевернул ее спокойную, привычную жизнь. Теперь имели значение только чувства. Они были вместе, держали друг друга в объятиях, отдаваясь медленному ритму обладания. Они целовались, улыбались, разговаривали. Их губы и тела сливались, как и их сердца. Они нашли свое место в этом сияющем рае любви.Они плавали в реке, как он и обещал, чтобы охладиться, а потом лежали на огромной золотой кровати, влажные и обновленные, наслаждаясь шампанским, которое оставил Франсуа. Они говорили на разные темы: о ловле рыбы в Полли, о садовнике герцога, деревенской школе, которую он содержал, дружбе Дейзи с Аделаидой, лошадях, подходящих для охоты. И, когда солнечные тени стали удлиняться, он отнес ее в дом, пройдя через ивовую рощу, цветущий сад и поднявшись по изогнутой лестнице в свою спальню, сильно отличающуюся от богато украшенной речной яхты.— Я заново переделал дом, — сказал Этьен, когда Дейзи упомянула о разнице в обстановке. — То, что здесь сейчас, — это мое представление комфорта. Первоначальный интерьер был довольно тяжеловесным. — Он улыбнулся ей. Дейзи, сидящая на индейский манер посредине кровати лишь в одной его белой рубашке, с волосами спадающими на плечи, была необыкновенно красивой. — Тебе бы он не понравился. Ты устала? Она покачала головой.— Счастье — противоядие от усталости.— Ты должна остаться, — просто сказал он. Она не стала притворяться, что не поняла. Она так же просто ответила:— Да, я знаю.Покуда день постепенно сменялся сумерками, они лежали на кровати, обняв друг друга, целовались, разговаривали, смеялись, сходясь во мнении, что этот мир — лучший из миров.— Будь моей женой, — спокойно сказал Этьен, проводя кончиком пальца по шелковистой брови Дейзи.— Я могла бы, если бы ты уже не был женат. — Дейзи была счастлива, но она помнила о реальности.Он хотел ее навсегда, чтобы она была рядом, заставляла его улыбаться, даря ему радость и желание думать о будущем.— Не шути. Я поговорю со своим адвокатом завтра. За достаточно большие деньги Изабель будет благоразумной. Бог мой, наш брак с ней был основан на практической выгоде.— Ты уверен? — Дейзи не имела в виду Изабель. Был ли он так уверен в своих чувствах к ней, человек, известный своим непостоянством? Его ответ не имел значения. Хотя в зависимости от его ответа, переполненная любовью, она позволила бы ему что угодно.Этьен не хотел, чтобы она жертвовала собой. С ним это было впервые в жизни. Он хотел, чтобы она чувствовала, что он полностью предан ей.— Ты согласна?— Если это необходимо.— Нет никакой необходимости, — произнес он низким голосом.— К твоему сведению, я тоже так думаю.— Хорошо.Она ответила ему с улыбкой.— Я пыталась, я думала, что могла бы быть с тобой даже несколько мимолетных минут в неделю, если это все, что мне предназначено, но в конечном счете оказалось, что я предъявила себе невозможные требования.— Я это заметил, — сказал он, широко улыбаясь.Они строили планы на будущее, на их радостное будущее.Этьен Мартель, герцог де Век, никогда не был в жизни так счастлив. И Дейзи понимала, откуда это счастье.
— Вы, должно быть, шутите, — ледяным голосом сказала Изабель, сидя в собственной гостиной за столом, сервированным серебряным чайным сервизом.— Поверь мне, я никогда в своей жизни не был так серьезен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики