ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

 новая информация для научных статей по экономике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тем более, что ее и прежде не волновала проблема внешнего вида. В изолированных условиях фермы это был не самый актуальный вопрос. Хотя маму свою она помнила всегда ухоженной и элегантно одетой. Но маме ее и не приходилось дневать и ночевать в овчарне. Казалось, с мамой ушло и процветание всей семьи. Но Алана отказывалась верить, что безвозвратно.
Гай Радклифф отнюдь не сразу узнал ее. Да это и было весьма сложно. В существе напротив не было ничего от той Аланы Кэллахан, которую он видел на ужине несколько недель назад. Скорее, веснушчатый подросток неопределенного пола, при этом заразительно светящийся от счастья. Он невольно улыбнулся ей в ответ, мысленно ища объяснение подобным эмоциям.
Не просто было понять обласканному Фортуной молодому, но весьма преуспевшему человеку, чему может радоваться юное создание, вынужденное проживать лучшие свои годы среди овец, лошадей и собак. Гая и Алекс растили по-царски. В особенности Алекс, которая с рождения была всеми любима и балуема и никогда в своей жизни не делала ничего, чего бы не стала делать принцесса. И в университете она училась на факультете изобразительных искусств, а теперь ее работы были представлены в лучших галереях в самых крупных городах Австралии.
Алана тоже готовилась к поступлению в университет. Но не стало матери, а отец сдал. И девушка приняла решение остаться на ферме.
– Эй, Лана, – небрежно окликнул ее Киран, – организуй что-нибудь к чаю по-быстрому! Мне нужно парой слов переброситься с Томмо. А ты пока составь компанию Радклиффу в доме. Я скоро вернусь… За отца можешь не тревожиться, с ним сейчас Бадди.
– Хорошо! – крикнула Алана брату в ответ. – Будь спокоен… Привет, Гай. Проходите в гостиную, – позвала она гостя в дом. – Я пока займусь чаем… Откровенно признаться, мы никого не ждали. Горячие деньки, – проговорила девушка, в подтверждение чего провела ладонью по блестящему от пота золотистому лбу, сняв бейсболку, благодаря чему пшеничные пряди рассыпались по плечам.
– Вообще-то я хотел переговорить с твоим отцом, – сообщил Гай Радклифф.
– Вот как? – настороженно произнесла девушка. – А о чем, если не секрет? – не преминула полюбопытствовать она.
– Прошу меня простить, Лана, но это предполагалось как приватный разговор, – строго проговорил мужчина.
– Если вы хотели заинтриговать меня, то вам это удалось! – насмешливо бросила она.
– Ничего таинственного, просто мужские дела, – заверил он девушку, проследовав за ней на кухню. – Не обижайся.
– И не собиралась, – с вызовом ответила она, вымыв загорелые руки и тщательно умывшись ледяной водой. – Я просто беспокоюсь за душевное равновесие папы, – объяснила она свой интерес.
– Обещаю ничем ему не навредить, – проговорил Гай, усаживаясь за стол.
Алана поставила на плиту чайник.
– Стрижка овец – работа изнуряющая, – заметил гость.
– Да. Но именно благодаря ей мы все еще держимся на плаву, – отозвалась девушка.
– А кто такой этот Томмо?
– Пришлось нанять одного стригаля. Своими силами слишком сложно, – посетовала Алана. – Томмо из Новой Зеландии. Хороший работник, очень организованный.
– Что вам о нем известно? – настороженно спросил Радклифф.
– Гай, нельзя быть таким подозрительным!
– Но следует все же проявлять бдительность. Я знаю, о чем говорю, Лана. Будь поосторожнее с ним.
– Мне быть поосторожнее только с ним или с вами тоже? – дерзко спросила она, удивляясь собственному нахальству.
– Вот как ты реагируешь на дружеские советы? – укорил ее мужчина. – Твоему отцу и Кирану следовало бы быть более осмотрительными, а не привечать… чужаков.
– Гай, когда вы поучаете меня, я это могу стерпеть. Но не слишком ли самонадеянно с вашей стороны выискивать просчеты в поступках моего отца и старшего брата? – спросила она.
– Ты права, Лана. Извини. Просто вы живете здесь на краю долины, по сути на отшибе. Я тревожусь за вас.
– Не тревожьтесь, Гай. Мы все взрослые люди и способны постоять за себя… И умоляю вас, хоть в нашем доме не ведите себя как Повелитель Долины! – шутливо попросила она.
– Это так заметно? – рассмеялся он.
– И еще как, – кивнула девушка.
– Больше не буду, – пообещал Гай Рад-клифф. – И кто же меня так зовет – Повелитель Долины? – поинтересовался он.
– Я, например, – дерзко заявила Алана.
– Но на самом деле ты так не считаешь?
– Более того, во мне это вызывает протест, как и все ваши попытки назидания. В моейжизни есть только трое мужчин: папочка, Киран и Саймон. Вот в этом самом порядке.
– И ни одной вакансии? – осведомился Гай.
– Ни одной! – отрезала она. – А теперь не могли бы вы пройти в гостиную и позволить мне сосредоточиться на готовке? В противном случае за болтовней я только время потеряю, – деловито произнесла она и добавила: – Чувствуйте себя как дома, Повелитель Долины!
Алана поставила поднос на столик и приметила заинтересованный взгляд Гая.
– Чье это? – спросил гость, указав на натянутый на раму холст с пейзажем, что стоял прислоненным к стене.
– Киран увлекается, – ответила девушка.
Гай взял в руки картину, внимательно вгляделся и лишь затем заметил перемены в хозяйке дома, которая освежилась и переоделась.
– Быстро ты, – отметил он.
– Вы спрашивали про картину… Как вам она?
– С таким талантом преступно зарывать себя в такой глуши! – резко бросил он. – Он мог бы сделать успешную карьеру живописца.
– Все бы мы могли быть кем-то помимо того, кем уже являемся. Но это, как правило, вопрос выбора. А Кэллаханы всегда выбирают лишь то, к чему лежит их хердце! – гордо произнесла девушка. – Практические мотивы нас мало волнуют… Я. горжусь своим братом внезависимости от того, успешный ли он художник или же безвестный овцевод.
– Безусловно, это похвальная позиция, Лана, – оценил Гай Радклифф. – Но будет обидно, если такой талант окажется неоцененным. Что, если показать работы Кирана Алекс? – предложил он.
– Киран мог бы сделать это и сам, если бы захотел, без нашего с вами вмешательства, – сухо проговорила молодая хозяйка дома.
– Ну как знаете, – разочарованно отозвался гость и поставил пейзаж на место.
– Не стоит вмешиваться уже по той причине, что, как мне кажется, Киран неравнодушен к вашей сестре, – произнесла Алана, смягчившись. – Его не так просто вызвать на откровенность, но из всего, что я когда-либо слышала от него об Александре, могу сделать вывод, что он очень высоко ее ценит.
– Вот как?.. – заинтересованно отозвался Гай. – Я прежде как-то не придавал этому значения.
– Киран даже ездил однажды в Сидней, когда открывалась одна из персональных выставок Алекс. Вернулся весьма воодушевленный, вновь взялся за кисти… А потом сник. Мне тогда стало известно, что у Алекс появился этот Роджер Весткотт.
– Да, бедняга Весткотт… Не думаю, что он более удачлив в борьбе за сердце моей сестры, – иронически заметил Гай. – Со своими поклонниками Александра не только не сближается, но, похоже, методично возводит непроницаемую стену между ними и собой.
Алана рассмеялась на это замечание.
– Что же вы не садитесь? И пейте ваш чай, не то остынет. Возможно, Киран уже забыл, что обещал прийти. Если хотите, я сбегаю за ним, – предложила Алана, подвигая к гостю поднос с чаем и печеньем.
– Киран многим обязан своему отцу, – серьезно произнес Гай. – Твой отец, Лана, большой человек. Если бы не трагедия…
– Я согласна. Но есть масса обстоятельств, о которых не следует забывать. То, например, что Киран начал рисовать после гибели мамы. Прежде он не испытывал такой тяги, хотя склонность имел всегда. Он стал делать это именно в память о маме, поскольку именно она подвигала его к тому, чтобы он всерьез занялся живописью… Она сама, как вы ранее заметили, была многосторонне одарена. И нас воспитывала, приобщая к тому, что сама умела и ценила. Но все это было на детском уровне. А когда мамы не стало, Киран стал одержим живописью.
– Искал в ней утешения, – резюмировал Гай. – А что же ты?
– Я делаю все, чтобы сохранить этот дом таким, какой он был при маме, – сообщила Алана.
– И тебе это отлично удается, – похвалил Гай.
– Нет, – покачала она головой. – Я бы так не сказала. Стены прежние, а атмосфера в домене та. Понимания больше нет. Например, папа не понимает того, что делает Киран. Он от всего этого далек. Если бы то же самое сделала мама, он бы восхитился только потому, что это ее рук дело. Кирана он, конечно, не критикует, тем более не препятствует. Но и контакт у них уже не тот. Они достигают понимания, только когда ведут разговор об овцах. Отдалились… Только, заклинаю вас, не нужно устраивать дела Кирана. Он этого не любит, – строго-настрого предупредила Гая девушка.
Гай кивнул в знак понимания. Тогда Алана рискнула сказать следующее:
– Папа не займет у вас денег. Ему совершенно не нравится эта идея, но он боится обидеть вас категорическим отказом. Он ведь до сих пор нисколько не одолжил у вас? Или одолжил? – опасливо спросила девушка.
– В любом случае я не собираюсь обсуждать это ни с кем, кроме как с самим Аланом Кэллаханом, – отрезал Гай с добродушной улыбкой.
Алана раздраженно хмыкнула в ответ на это предупреждение.
– Вам известно, что у нас помимо кредитов хватает неприятностей.
– Если твоему отцу требуется конкретная помощь, то я предоставлю ему ее вне зависимости от того, что обо всем этом думает мисс Кэллахан, – осадил он девушку. – Сделала бы ты лучше мне крепкий кофе, поскольку я намерен дождаться возвращения твоего отца из овчарни.
– С каких это пор мистер Радклифф отдает в нашем доме распоряжения?! – слегка обиделась девушка.
– Прости, неудачно выразился. Я лишь надеюсь, что ты угостишь меня кофе, девочка.
– Знаете что, мистер Повелитель Долины, мой отец всю свою жизнь положил на процветание «Шиповной гряды». Да, он немного сдал с тех пор, как не стало мамы, сделал несколько серьезных ошибок в управлении фермой. Но и природные условия последних лет не в малой степени повредили нашему благосостоянию. Однако это вовсе не означает, что мы не в состоянии выкарабкаться собственными силами, и уж тем более ни с кем не намерены делить успех, в котором я совершенно не сомневаюсь, – пылко произнесла девушка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики