ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они сами решали, куда им идти.
Своей кульминации молодежное движение достигло в дни торжеств по случаю столетия битвы народов под Лейпцигом. В то время как кайзеровская Германия с большой патриотической помпой готовилась отметить историческую победу над Наполеоном и открыть гигантский монумент на месте сражения, молодежь собралась провести демонстрацию своего собственного национального единства. В октябре 1913 года примерно 2000 членов различных молодежных групп устроили праздник на горе Хоен Майснер южнее Касселя. В совместной резолюции участники сборища объявили о своих претензиях на самоопределение и впервые заявили о том, что молодежь, которую они представляют, едина в своем мировосприятии и устремлениях, а социальные и религиозные различия не могут отныне помешать ее единству: «Свободная немецкая молодежь желает строить свою жизнь по собственным законам и в соответствии со своими убеждениями».
Прошли месяцы после манифестации на Хоен Майснер, и молодые немцы с воодушевлением отравились на фронты первой мировой войны. Миллионы юношей в августе 1914 года добровольно взяли в руки оружие и обменяли гражданскую одежду на солдатскую удачу. Под ликование населения, пребывающего в угаре национальной эйфории после начала войны, они строились в маршевые колонны. Многие юноши воображали, что они близки к цели своих мечтаний. Для них пробил час осуществления их идеалов и крушения былых кумиров и идолов. В огромной армейской массе молодая Германия разглядела давно ожидаемое «судьбоносную людскую общность».Все старые классовые и социальные границы казались стертыми, а былые социальные бои и разногласия канувшими в лету. В клубах орудийных залпов молодые идеалисты ожидали увидеть рождение нового человеческого поколения, которое впоследствии станет родоначальником истинной нации «великого народного сообщества».
Позже Гитлерюгенд знакомил послевоенных детей с легендой о самопожертвовании и бесстрашии молодых немецких волонтеров, которые штурмовали передовые позиции противника в ноябре 1914 года под Лангемарком со словами песни «Германия, Германия превыше всего…». Однако под грохотом артиллерийской канонады и пулеметной стрельбы мечтания молодежи обратились смертельной иллюзией. Слишком чудовищным и кровожадным оказалось лицо войны, чтобы увидеть в ней залог прекрасного будущего. Война породила свое собственное «общество». Выжившие в боях создали «траншейную аристократию» — сообщество людей, связанных пребыванием между жизнью и смертью. На фронте искусственно созданная иерархия казармы и гарнизона отошла на задний план, а различия между офицерами и солдатами — вчерашними студентами и рабочими оказались размыты.
Проигранная война повергла молодых мужчин фронтового поколения в состояние духовной неприкаянности. Напрасно многие из них искали дорогу назад, в гражданскую жизнь, с которой они давно потеряли всякую связь. Горечь поражения в войне и разрыв с гражданской жизнью усугубили их душевное состояние, толкнув в хаос революции и гражданской войны, которые потрясли Веймарскую республику. Писатель и ветеран войны Эрнст фон Саломон писал:»Война принуждала их, война владела ими, война не отпускала их обратно. Она не позволит им быть с нами. Фронт останется навсегда в их крови, а также близкая смерть, настороженность, дурман, оружие. Как оказалось, это возвращение в мирную, обустроенную, гражданскую жизнь было не чем иным как неудачная пересадка, как мистификация, как нечто невозможное. Война закончилась, но бойцы еще маршируют».
Вчерашние молодые фронтовики придерживались национал-революционных взглядов и им были чужды как рухнувший кайзеровский рейх, так и веймарская демократия, порядками которой им все же приходилось довольствоваться. В послевоенное время, когда республиканская форма правления еще была слаба, они вступали в корпуса добровольцев, с помощью которых высшее военное руководство разгромило красную революцию и вело кровопролитные пограничные сражения в Верхней Силезии. Вчерашние фронтовики становились профессиональными революционерами. Они маршировали в колоннах нелегального «черного рейхсвера», под знаменами добровольческого корпуса старшего лейтенанта Герхарда Росбаха, укрепляли формирования «специальной полиции» фенриха Хайнца Оскара Хауенштайна или служили капитану Герману Эрхарду в его «морской бригаде» под свастикой, которая вскоре станет государственным символом. По всей стране молодые люди собирались в военизированных союзах и террористических группах, взрывали железнодорожные мосты в оккупированных французами прирейнских областях или осуществляли боевые операции наподобие убийства министра иностранных дел Вальтера Рейхенау. Писатель Герд Гайзер вопрошал: «Позднее я задумывался о судьбах моих ровесников. Кем были в сущности эти люди. У одних на шее висела лютня. Они были опасны. Другие знали, где хранится закопанный ящик с гранатами или двигатель от аэроплана. Они тоже были опасно. Вместе они были взрывоопасны».
Ужасный опыт первой мировой войны оставил след на лицах молодых людей и сильно изменил немецкое молодежное движение. Новые союзы стремились охватить как можно больше людей. Военизированные группы создавали лагеря типа солдатских и устраивали военные игры в сельской местности. Повсюду в университетах, на заводах, в религиозных или политических объединениях, куда попадали ветераны войны, они создавали новые сообщества в соответствии со своими убеждениями и взглядами. В качестве «молодых консерваторов», «молодых демократов», «молодых протестантов» или «молодых социалистов» они присутствовали во всех общественных слоях Веймарской республики. Спектр течений внутри молодежного движения простирался от полукоммунистических и социалистических союзов типа организаций «Свободная пролетарская молодежь», «Свободная рабочая молодежь», «Новые следопыты», «Объединенная молодежь» до ультраправых «Молодых националистов» и молодежных добровольческих корпусов и военизированных союзов. Слишком большие различия между интересами и взглядами молодого поколения мешали Веймарской республике и ее идеологам мобилизовать молодежь на строительство нового государства. Один из очевидцев следующим образом нарисовал картину происходящего: «Когда демократия завоевала весь мир, и люди думали управлять им, в молодежном движении снова ожили идеи фюрерства и преданной ему дружины».
Тридцатилетний художник-оформитель, который в сентябре 1919 года примкнул в Мюнхене к одной из маленьких, бесчисленных народных партий, мало задумывался над истоками происхождения идей о «третьем рейхе» или «национальном социализме». Эти идеи бродили тогда во многих головах. Властолюбивый курьер из окопов первой мировой как никто другой ловко жонглировал модными лозунгами и призывами, грозился отомстить миротворцам из Версаля и обещал поквитаться за униженную нацию. В 1921 году Адольф Гитлер стал вождем партии, которая стала называться НСДАП. Благодаря ораторскому дару демагога у Гитлера и его «Национал-социалистической немецкой рабочей партии» появилась своя аудитория. В «штурмовом подразделении» партии под аббревиатурой СА собирались многие воинственно настроенные отчаянные головы из числа представителей фронтового поколения. Своими жестокими расправами над политическими противниками они создавали угрозу общественной безопасности. Восемнадцатилетний Адольф Ленк тоже примкнул к НСДАП, побывав на нескольких выступлениях Адольфа Гитлера. Однако позже ему отказали в приеме, когда выяснилось, что этот рабочий из мастерской по производству клавишных инструментов не достиг требуемого возраста. В партию принимали по достижении 21 года. Ленк проявил настойчивость и пожелал записаться в молодежную организацию при партии. Поскольку такой организации не существовало, ему поручили создать ее. В феврале 1922 года Гитлер распорядился: «Организация молодежного подразделения будет вестись под управлением СА».
Несмотря на свои организаторские способности, первому молодежному вожаку Гитлера на первых порах с большим трудом удавалось привлечь молодежь. Гитлер, Ленк и тогдашний вождь СА Йохан Ульрих Клинч пригласили своих сторонников 13 мая 1922 года на собрание в пивную «Бюргер Бройкеллер», чтобы провозгласить создание молодежного союза НСДАП. Среди массы собравшихся семнадцать юношей из «молодежного подразделения» просто потерялись. Тем не менее в течении года число членов молодежной организации выросло до 250 человек. Вслед за Мюнхеном появились местные отделения в Нюрнберге, Цайце, Дрездене и Ханау. Ленк пытался создать общегерманский молодежный союз. В октябре 1923 года насчитывалось уже 23 региональных объединения, в составе которых функционировало 120 местных отделений. Национал-социалистический молодежный союз состоял из двух групп. Первая предназначалась для подростков-мальчиков от 14 до 16 лет. Вторая объединяла юношей от 16 до 18 лет и называлась «Юнгштурм Адольф Гитлер».
В коричневых рубашках СА прибыли юноши на первый съезд НСДАП 23 января 1923 года на Марсово поле в Мюнхене. Во время знаменного шествия Гитлер лично вручил им собственный вымпел, представлявший из себя белое полотнище с синим якорем. Радость обладания ценной реликвией длилась недолго. Во время одной из демонстраций 15 июля 1923 года, вылившейся в уличную потасовку, полиция изъяла вымпел «Юнгштурм Адольф Гитлер».
Неудачная попытка путча, предпринятая Гитлером в ноябре 1923 года, окончательно решила судьбу юнгштурмовцев. Запрет НСДАП загнал национал-социалистическое молодежное движение в подполье. В то время, как государственный преступник сидел в камере тюрьмы Ландсберг и диктовал «Майн Кампф» своей правой руке — Рудольфу Гессу, «народный» лагерь раскололся. Вопреки запрету Гитлера Грегор Штрассер — партийный гауляйтер из Нижней Баварии и будущий руководитель СА Эрнст Рем основали «национал-социалистическое свободное движение», которое на майских выборах 1924 года в рейхстаг получила 32 места. В противовес этой партии основатель антисемитской газеты «Дер Штюрмер» Юлиус Штрайхер и главный редактор газеты НСДАП «Фёлькишер Беобахтер» Альфред Розенберг создали «великогерманское народное сообщество».
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики