ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


При своих шести футах семи дюймах он возвышался надо мной, как каланча, и его густой баритон неожиданно рассыпался смехом сопрано. Одно время мы фачились с ним регулярно — примерно раз в дне недели на протяжении нескольких месяцев. Обычно — под кайфом. В перерывах между другими еблями. Меня привлекали его бисексуальные наклонности, и он часто рассказывал мне о своих похождениях в ярких деталях. Под строгим секретом. Но хранить эти секреты было сплошное мучение. Было до чертиков сложно не разгласить всем и вся такие пикантные и аппетитные подробности из его личной жизни, как, например, регулярные визиты в травмпункт, где ему вынимали из задницы всякие посторонние неодушевленные предметы. Баллончики с дезодорантом, крышечки от шампуня, пластмассовые игрушки.
Джемс спросил, не хочу ли я выпить. Указал на диван, сказал: «Располагайся», — а он сейчас все принесет. Он скрылся в кухне и через минуту вернулся с большой банкой меда. Встал надо мной и со смехом облил меня этим жидким коагулянтом, так что я чуть не утонула. Мед вскипел у меня на губах — живой дышащий организм, обволакивающий мне горло. У меня было такое чувство, что сейчас все мое тело будет забальзамировано в липком и сладком мумифицирующем ритуале в исполнении этого смеющегося Ларча. ((прим.переводчика: может быть, имеется в виду дворецкий семейства Адамс, семифутовый великан-зомби, напоминающий Франкенштейна, герой сериала и двух художественных фильмов про семейку Адамс.))
Ругая меня, словно я — вредная маленькая девчушка, которая специально испачкала свое нарядное праздничное платье, он заявил, что немедленно меня вычистит. Ласково сунул палец мне в рот, разлепив мои липкие губы. Весь его палец был в меду и моей слюне. Он облизал его — обольстительно. Потом встал передо мной на колени. Его толстый и плоский языки по-женски пухлые губы щекотали мне шею, его опьяняющий рот вычерчивал странные иероглифы у меня на коже, опускаясь к груди. Он приклеивал губы к моему подслащенному телу, и густой мед растворялся на нашей коже. Он рисовал на мне тайные символы — языком и зубами. Сосал и прикусывал мои твердые маленькие соски, пока мне не стало казаться, что я сейчас вырвусь из тела и воспарю в небеса. Большое, медлительное животное, смакующее свежее мясо.
Где— то ближе к полуночи мне вставило в третий раз. Через двенадцать часов после того, как я заглотила продукт. По-прежнему -полный улет. Мы вместе приняли душ, как развращенные брат и сестра, которые замышляют очередную проказу и думают, чем бы таким нехорошим еще заняться. Мы решили устроить оргию. Во главе с нами, любимыми. Завернутые в полотенца, как в сари и тюрбаны, мы засели обзванивать всех знакомых. Не взирая на то, занимались мы с ними когда-нибудь сексом или еще нет. Звали их в гости — исключительно поебаться. После первых отказов, мы совсем уже обнаглели и принялись набирать номера наугад — как в лотерее. Наша надрывная истерия и маньячные интонации служили гарантом того, что наше заманчивое предложение так и останется без ответа.
Немного разочарованные, мы уже собрались трахнуть друг друга за неимением других вариантов, и тут наше внимание привлек велосипед, оставленный, видимо, хозяевами квартиры в пустом встроенном шкафу. Нам вдруг пришло в голову, что это — самое нелепое приспособление из всех, которые только можно придумать. Ошеломляющее открытие. Вооружившись тупыми кухонными ножами, мы принялись его разбирать. Сняли колеса, свинтили ободы, вынули все спицы; открутили сидение и руль. Заходясь идиотским смехом, мы швыряли детали в окно — на залитый бетоном дворик в трех этажах внизу. Металлический лязг и скрежет были для нас колокольным звоном на семейном пикнике. Мы буквально катались по полу от смеха, когда очередная бесполезная деталь падала за борт, и выкрикивали строфы и строчки из поэзии для детей и юношества.
Отрубились мы только в четыре утра, после пары часов легкой дружеской ебли. Полностью выдохшиеся от смеха, изможденные, сильно под кайфом — мы, наконец, сдались. Проснулась я через пару часов и с удивлением обнаружила в квартире твоих полицейских в бронежилетах. Они пили дымящийся кофе, непринужденно болтали и восхищались моей голой задницей. Я была без понятия, сколько они уже здесь торчат. Удивительно, как они не воспользовались моим полукоматозным состоянием. Хотя, может быть, и воспользовались — я была так пьяна, что все равно ничего бы и не заметила. Я спросила, не найдется ли у них кофе и для меня тоже. Они расхохотались. Мол, у них найдется и чего получше, чем кофе… я выдала беззлобную добродушную шутку, что если они набирают призыв, то они приземлились не на той планете. У меня уже есть работа, спасибо. И что они здесь забыли, вообще? Они сказали, их вызвали разобраться с «нарушением безобразия». Звонок поступил шесть часов назад.
Наша доблестная полиция, как всегда, поспевает вовремя.
Я понятия не имела, куда подевался мой радушный хозяин. Может, ушел на работу. Он издавал фальшивые биографии знаменитостей и продавал их в Европу. Выбирал тех, кого ненавидел по-настоящему — типа Майкла Дугласа или Мотли Крю, — и сочинял биографию страниц на двести, чем гаже, тем лучше. Как будто можно было придумать что-нибудь еще гаже, чем они были на самом деле. Но, так или иначе, мне надо было одеться и выйти на воздух, чтобы убить в зародыше начинающуюся мигрень. Я вежливо попросила господ офицеров очистить помещение, если им от меня ничего больше не надо. Толстый лысый итальяшка прошептал:
— У-у-у… нам много чего еще надо, — сжал обеими руками свою дубинку и облизал кончиком языка нижнюю губу, всю в каких-то нарывах и перепачканную кофе. Зрелище, надо сказать, было отвратное — из тех, которые надо скорее забыть.
7
Две дюжины дорожек выложены на заплесневелом комоде. Карманный радио приемник настроен на волну классического ритм-н-блюза, музыка едва пробивается сквозь трескучие помехи. Мы с Джуди — барменшей из той крысиной дыры, где я иногда подрабатываю официанткой, — затеяли очередную проказу. Она тоже нашла себе приработок. Во вшивом дешевом отеле, в десяти минутах ходьбы от бара, где она так по-прежнему и барменствует. Сейчас у нее обеденный перерыв. И она забавляется с двумя черными дилерами со Среднего Запада, которые периодически, раз в два-три месяца, наезжают в город, чтобы забрать товар, проверить, все ли в порядке, занюхать парочку граммов, благополучно спустить пару штук и вернуться обратно в Детройт.
Когда я пришла, Джуди уже вовсю ублажала их главного самозабвенным минетом. Мой «кавалер» встретил меня в дверях, одетый в безукоризненный темно-красный спортивный костюм из блестящего полиэстера, на фоне которого широкополая шляпа, перстни на обоих мизинцах и золотой зуб смотрелись особенно эффектно. Он поклонился мне в пояс и проводил меня в номер, церемонно поддерживая под локоть. По дороге к комоду он вручил мне короткую стеклянную соломинку. Сказал: угощайся — не стесняйся. Будь как дома. Когда я наклонилась, чтобы нюхнуть, он одобрительно провел рукой по моей круглой попке. Джуди сдавленно хохотнула, но рот у нее был занят. Мне всегда нравилось развлекаться на пару с Джуди. Она обожала секс, но с мужчинами трахалась только за деньги. Ей нужно было кормить семилетнего сына. И оплачивать юридическую школу для своей девушки. Быстрый секс за наличные деньги был хорошим подспорьем.
Я занюхала две-три дорожки — под настойчивые уговоры моего «кавалера» Леона, который и сам уже был уделан по самое не хочу. Он плюхнулся на кровать и принялся теребить свой громадный член через плотный полиэстер. Вставило мне мгновенно. Как будто у меня в голове запустили неуправляемую ракету, которая билась о стенки черепа изнутри.
— Иди, красавица, отсоси папочке, ты, белая шлюшка…
Я делаю, как было сказано. Наклоняюсь над его радужным членом, повернувшись к нему спиной, так чтобы ему открывался интригующий вид на мою разгоряченную штучку. Он запускает в меня большой палец, аккуратно раздвинув влажные складочки сочной плоти, вынимает его и сосет, как младенец. Бормочет в режиме нон-стоп: «о-о-о, детка» и «да, да, вот так». Я закатываю глаза и продолжаю трудиться над его причиндалом. Встречаюсь глазами с Джуди, которая приняла ту же позу — задницей кверху, чуть ли не в морду клиенту. А тот, как и мой, тоже что-то бормочет без остановки, периодически смачивая свои толстые черные губы в ее секрециях. Она начинает копировать все мои движения. Мы закатываем глаза — в унисон. Исхитряемся даже показать друг другу язык. Делаем непристойные жесты. Все это напоминает сцену с зеркалом Харпо Маркса — Люсиль Болл из «Я люблю Люси» на вечернем канале повторного фильма. В конце концов, мы заходимся истерическим смехом, выплевываем елдаки своих слегка прифигевших красавцев и валимся на пол с кровати, едва не столкнувшись лбами. Мужики, наверное, думают, будто мы вдруг на пару сошли с ума.
У обоих опало. Самое время нюхнуть еще пару дорожек на рыло. Вроде как для восстановления увядшей эрекции. Мы с Джуди никогда не ломаемся чуть задержаться. Срубить надбавку за лишние полчаса. Причем, большую часть «сеанса» мы откровенно филоним, забавляемся друг с другом, пытаемся завести беседу, предлагаем клиентам расслабляющий массаж — все, что угодно, лишь бы сократить до предельного минимума чистое время минета и ебли. Все равно большинству мужиков только того и надо — перепихнуться по-быстрому и до свидания. И большинство из них даже этого не заслуживают. Добрые мы, правда?
Но эти два братца точно знали, чего им надо. И были намерены получить по максимуму за свои денежки. Когда мы нюхнули, у них снова встало. Причем стояк был такой… очень неслабый. Им хотелось пизды. Сочной белой пизды. Розовой, славной. Пизды, которая будет ходить вверх-вниз по их длинным и тонким штуковинам — энергично, ритмично и бесконечно долго. Пизды, которая знает, как отрабатывать свои доллары. По полной программе. Пока и сама эта пизда, и ублажаемый ею член не сотрутся почти до мяса, так что будет уже невозможно ебаться, будет уже невозможно до них дотронуться, даже просто смотреть на них будет уже невозможно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики