демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Он не одобрял некоторые его привычки... Их взгляды на жизнь не совпадали...
С такой интонацией родители рассказывают, что их чадо не умеет вовремя проситься на горшок. Прежде чем я успел продолжить, Лоррэн сказала:
— Но ведь надо же что-нибудь делать?!
Пришлось объяснять, что есть такое понятие «улика», и что в данном случае уликами мы пока не располагаем, и что свидетелей у нас тоже нет, а вот за клевету нас привлечь могут и т.д. и т.п. Кажется, ее по-детски безоглядное доверие к нанятому гладиатору в шляпе вместо шлема на голове несколько пошатнулось.
— Но тогда они же могут... снова? А раз я наняла вас, они... они могут избавиться от нас обоих.
Голос ее дрогнул — Лоррэн обуял ужас. Она подалась ко мне и снова, как тогда, в офисе, обняв ее, я стал говорить: вряд ли, все будет хорошо, я в обиду ее не дам — словом, все то, что взрослые говорят детям, когда правды или не знают, или сказать не могут.
Так мы беседовали — полушепотом и в полутьме. Она попросила меня не уходить, я согласился. Потом свет померк окончательно — и мы оказались в качественно иной темноте. Слов было сказано мало — нам хватало прикосновений и объятий, позволявших хоть на несколько минут забыть, что где-то сидит некто, сидит и придумывает, как бы половчее отправить нас с Лоррэн на тот свет. Мужчина и женщина, оставшись наедине, часто ведут безмолвный диалог — задают вопросы, получают ответы, не произнося ни слова.
Шло время, и мы мало-помалу сумели избавиться от тревожного чувства, накатившего так внезапно. Лоррэн, удобно устроившись в моих объятиях, заснула, а я размышлял над тем, что предстоит мне утром. Образцы почерков, которые показала мне Лоррэн перед ужином, ни на что меня не натолкнули: ничего удивительного — какой дурак будет расписываться печатными буквами, а кроме подписей на документах, в моем распоряжении не было ничего.
Я вообще готов был сдаться, как вдруг из холла донесся какой-то шум. Негромкий — словно кто-то шел крадучись, чтобы никого не разбудить. Но поскольку будить, кроме нас с Лоррэн, было некого, я насторожился.
Потом слез с кровати, подошел к двери и прислушался, одновременно ища, чем бы можно было в случае надобности отбиться. Ничего подходящего я не обнаружил, а ручка двери между тем начала поворачиваться. Я вжался спиной в темный угол. Дверь открылась, и в комнату вошел человек, габаритами напоминавший джип. В руке у него был пистолет. Он, явно удивившись тому, что никого не увидел на кровати рядом с Лоррэн, стал оглядываться по сторонам, ища что-то или кого-то. Боюсь, что искал он меня.
Зачем я ему понадобился, я не знал и знать не хотел. Выждав, когда он повернется ко мне спиной, я прыгнул на него, мы вместе рухнули на пол. Пистолет выпал из его руки и отлетел... Интересно, куда? Я вслепую наносил удары, стараясь, чтобы противник подольше не вставал, но он был уж слишком здоров. С тем же успехом я мог бы удержать движущийся рефрижератор. Он отбросил меня в сторону и в следующее мгновение уже был на ногах. Я еще только вставал с пола, когда его колено обрушилось мне в бок. Я отлетел к стене, ударившись об нее сначала спиной, а потом затылком. Последовал зверский удар — кулак врезался в стену в миллиметре от моего уха.
Тут проснувшаяся Лоррэн одновременно завопила и включила свет, что немного отвлекло моего противника. Воспользовавшись этим, я, спружинив ногами, оттолкнулся от пола. Он упал, но сейчас же поднялся. Тогда, схватив лампу с ближайшего столика, я массивной подставкой ударил его, целясь в голову. Он зарычал, выбил лампу у меня из рук — мы вновь оказались на полу.
Ухватив меня за руку и за ногу, он, как в кетче, тянул мои несчастные конечности одну к другой, выгибая мне хребет. Превозмогая боль в спине, я наподобие червя полз туда, где валялась лампа, и эти несколько сантиметров дались мне дорого. Лоррэн продолжала истошно вопить.
Когда я наконец дотянулся до цоколя, раздался ее крик:
— Боже мой! Кении!
Противник среагировал на свое имя, ослабил хватку, а я схватил лампу и обрушил ее ему на голову. Пальцы его разжались, я выскользнул. Но уже через секунду он снова бросился на меня. Подпустив его почти вплотную, я ткнул его лампочкой в лицо. Хрупкое стекло разлетелось, несколько осколков вонзилось ему в левый глаз и ниже — в щеку. Он невольно отпрянул. Я нажал сильнее, вгоняя осколки глубже, и еще повернул разок. Потом перехватил лампу обеими руками и обрушил тяжелую подставку ему на голову.
Он отлетел к окну, ударившись в него спиной с такой силой, что разбил стекло. Острые, толстые, зазубренные осколки, торчащие из полувыбитой фрамуги, вонзились в него как кинжалы — он сам вгонял их в себя собственной тяжестью. На отполированный наборный паркет, пузырясь, хлынула кровь. Кении, насаженный на стекло, словно жук — на булавку, забился в предсмертных судорогах. Лоррэн подбежала ко мне, и я осторожно отодвинул ее в сторону, чтобы кровь, стремительно заливавшая пол, не попала ей на ноги — она ведь была босиком. Мы еле выбрались из спальни.
* * *
Полиция и на этот раз сработала, вопреки своей репутации, лучше, чем я ожидал. Явились, с окна сняли Кении, а с нас — показания, извинились за беспокойство — виданное ли дело? — ушли. Возглавлял бригаду тот самый капитан, что был и в офисе Моргана, но я не увидел в этом совпадении ничего особенного. Капитаны, еще не махнувшие рукой на свою карьеру, обычно стараются, чтобы состоятельная публика из вверенных их попечению кварталов претензий к полиции не имела. Впрочем, может, капитан Филиппе представлял собой исключение и всего лишь ревностно выполнял свой долг. Не знаю.
Вломившийся в спальню Лоррэн парень при жизни отзывался на имя Кеннет, носил фамилию Фентон, часто бывал у Морганов дома, дружил с Ричи и был членом сборной по реслингу. Немудрено, что Лоррэн, увидев парня, которого ее брат приводил на уик-энды и праздники, так завопила. Тут не так еще завопишь. Полицейские собрались немедленно проверить, связан Кении или его друзья с теми террористами, что подозревались в покушении. Я даже не засмеялся, услышав об этом намерении: не стоит рассуждать о зашоренности, когда лошадь в этих самых шорах несется прямо на тебя.
Когда полиция откланялась, солнце было уже довольно высоко. Лоррэн спросила:
— Что мы будем теперь делать, мистер Хейджи?
— Я лично собираюсь умыться и причесаться. И тебе рекомендую. После этого я бы съел что-нибудь вроде пончика, а ты — что захочешь. Но перед тем, как умыться или позавтракать, дай мне, пожалуйста, образцы почерка Ричи. Хоть подписанный им счет из бакалеи, хоть заявку на участие в матче «пони-поло». Все равно. Но только чтобы фамилия была написана разборчиво.
Умывшись и сняв щетину старой бритвой мистера Моргана, я почувствовал себя несколько лучше, А когда стал сравнивать образцы почерка — Лоррэн вручила мне целую кипу бумаг, — стало совсем хорошо. Адрес на стреляющей бандероли и нежная надпись на обороте старой фотографии, несомненно, были сделаны одной и той же рукой. Взглянув в лицо Лоррэн, я понял, что для нее это — факт неоспоримый.
— Ну, а теперь что мы будем делать? — спросила она.
— А теперь нанесем родственный визит.
Однако она попросила дать ей собраться — с мыслями и вообще. Лишние полчаса роли не играли, тем более, что она, перед тем как исчезнуть в дверях спальни, поставила передо мной бутылку джина и бокал. Я был совершенно ублаготворен и опасался даже, что она соберется слишком быстро — но тут уж ничего не попишешь: не так живи, как хочется...
Когда она вошла, я поднялся ей навстречу, одновременно завинчивая пробку «Джилби».
— Ты — без оружия? — спросила она.
— Без, — ответил я. — Зачем оно мне? Я — мирный человек.
— Конечно, — согласилась она. — И все-таки, на всякий случай, возьми-ка, — и протянула мне — как полагается, рукоятью вперед — револьвер 38-го калибра. Тоже, наверно, папин.
— Не надо, — сказал я. — Сдается мне, ты сама умеешь управляться с этой штукой.
— Умею. Папа меня научил.
— Вот и отлично. Спрячь пока что. Если что, беседовать прежде всего захотят со мной, так что пусть самые веские доводы отыщутся у тебя. Я и так ухлопал за эту неделю слишком много народу. В конце концов, терпение может лопнуть даже у таких милых полисменов, как те, что побывали здесь час назад.
Она кивнула, и мы отправились. Большинство граждан ломилось в подземку, а мы довольно скоро оказались перед особняком младшего брата на Вест-Сайде. Лоррэн отперла дверь собственным ключом, и мы вошли в темный холл, озираясь в поисках Ричи. Обстановка этой квартирки подсказала мне, почему юный Ричи увлекался борьбой, привозил погостить на рождественские каникулы парней вроде Кении и какие именно стороны «образа жизни» вызывали недовольство Моргана-старшего. Мне показалось, он мало уделял внимания школе и в примерных учениках не числился.
Я щелкнул выключателем. Вспыхнул свет. Я шагнул на ступеньку. Сверху донесся какой-то звук, заставивший Лоррэн попятиться. Тогда я сделал еще шаг вперед и крикнул:
— Эй, Ричи! Выходи — потолкуем.
И он вышел — появился, голый до пояса, на площадке лестницы.
— Вон ты какой... Я думал — раза в три больше, раз сумел сделать Кении.
— А с чего ты взял, что я его «сделал»?
— А с того, — отвечал он, вздохнув, — что я отправил Кении свернуть тебе шею. Мы все заранее знали, что от дурацкой бомбы никакого проку не будет, но расчет был на то, что Кении без особого труда завяжет тебя в узелок. Но раз ты стоишь здесь, а Кении нет, — это не вышло.
Он произнес эту тираду с каким-то небрежно-рассеянным высокомерием и без запинки, словно отрепетировал ее перед зеркалом.
Потом он взглянул на меня, и глаза его выдали. Я понял причину этой бойкости и бравады: Ричи был «под кайфом». Кокаин, героин — сказать затрудняюсь; если деньги есть, можно попробовать на вкус все запретные плоды. Я сделал еще один осторожный шаг вперед, стараясь предугадать его намерения. Он улыбнулся мне, и я насторожился еще больше.
— Все? Я могу идти?
— Да нет, не все. Надо разобраться.
— Сестрица тебя еще не ввела в курс дела?
1 2 3 4
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики