науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поразительный эффект они
дали и при лечении повреждений спинного мозга у человека. Но в операциях
внутри головного мозга их еще никогда не применяли, если не считать
нескольких экспериментов. Да и я предпочла бы обойтись без них, если бы
могла выбирать.
- А что будет дальше?
- ПНЭКи покрыты живой тканью - нервными клетками человеческих
эмбрионов. Клетки должны прорасти и обеспечить контакт между концом
каждого из разорванных нервов и по меньшей мере одним квантовым
полупроводниковым вентилем на поверхности ПНЭКа. Прорастание, наверное,
уже началось и будет продолжаться несколько дней. Как только эти новые
волокна врастут в прежние, я займусь программированием ПНЭКов. Каждый из
них устроен так, что может направить любой сигнал, приходящий из любого
участка мозга, в соответствующее нервное волокно, идущее в другой участок.
- Но как вы можете узнать, куда его направить?
- В этом-то вся трудность. Мы будем иметь дело с сотнями миллионов
отдельных нервов, не зная, куда каждый из них посылает свои сигналы. На
первом этапе нам поможет анатомическое устройство мозга Брайана:
руководствуясь им, мы сможем составить очень приблизительную карту - куда
должно идти большинство нервных волокон. Этого будет мало, чтобы
обеспечить тонкое мышление, но я надеюсь, что это позволит восстановить
минимальный уровень функционирования мозга, несмотря на все неизбежные
ошибки при подключении. Например, если двигательная зона мозга пошлет
сигнал произвести движение, то какая-нибудь мышца должна будет на него
оттянуться, пусть даже не та, какая нужна. Мы получим реакцию, которую
впоследствии можно будет скорректировать обучением или тренировкой. На
коже Брайана, примерно вот здесь, - она дотронулась пальцем до своего
затылка, - я установила контактную плату. Компьютер подключит к ней
микроскопические кончики оптических волокон, через которые сможет общаться
с каждым из ПНЭКов, находящихся внутри мозга. И тогда этот внешний
компьютер можно будет использовать для поиска - он станет разыскивать
соответствующие друг другу участки мозга, где запечатлены одни и те же
воспоминания или понятия. Когда они будут найдены, компьютер даст команду
установить там, внутри, электронный контакт между соответствующими
ПНЭКами. Каждый микрочип в отдельности - это что-то вроде телефонного
коммутатора, какие были в старину через него абонент мог соединиться с
любым другим. Вот и я с помощью нейронного коммутатора в мозгу Брайана
начну восстанавливать оборванные связи.
Бен перевел дух.
- Так вот оно что! Вы восстановите всю его память!
- Вряд ли. Часть памяти, навыков и способностей будет утрачена
навсегда. На самом деле я надеюсь восстановить лишь столько, чтобы Брайан
смог заново обучиться тому, что утрачено. Для этого потребуется огромная
работа. Не забывайте, насколько сложен мозг, - ведь за развитие его
структуры отвечает во много раз больше генов, чем за развитие любого
другого органа.
- Это я понимаю. А как вы считаете, личность, тот человек, которого
мы знаем как Брайана, еще жив?
- Думаю, что да. Во время операции я видела, как его руки и ноги
двигались под простынями - точь-в-точь как у человека, который видит сон.
Хотела бы я знать, что может видеть во сне этот наполовину разрушенный
мозг!

Тьма...
Не знающая времени тьма. Теплая тьма.
Ощущение. Воспоминание.
Воспоминание. Осознание. Присутствие. Кружение, кружение, кружение.
Без цели, в пустоте, по бесконечному замкнутому кругу.
Тьма. Где? Чулан. В темном чулане безопасно. Убежище ребенка.
Никакого света. Только звуки. Воспоминание возвращается снова и снова.
Звуки? Голоса. Голоса, которые он знает. Голоса, которые он
ненавидит. И один новый. Незнакомый. Выговор, как по телевизору. Не
ирландский. Американский, сразу можно сказать. Американцы. Они как-то
приезжали в деревню. Обедали в пабе. Фотографировали. Один сфотографировал
его. Дал ему монетку. Золотую. Двадцать пенсов. Накупил сластей. Все съел.
Американцы.
Здесь? В этом доме. Любопытство заставило его подойти к двери чулана,
взяться за ручку. Он повернул ее, осторожно приоткрыл дверь. Голоса стали
громче, яснее. Кто-то кричал. Наверное, дядя Симус.
- Наглость какая - явиться сюда! Да как у тебя духу хватило,
мерзавец? Явиться сюда, в тот самый дом, где она умерла и все такое! Как
ты только осмелился...
- Почему вы кричите, мистер Райан? Я сказал вам, почему я сюда
приехал. Вот из-за этого.
Это и был новый голос. Американский выговор. На самом деле не
американский, такой же ирландский, как и у всех остальных, но все-таки
временами американский. Такой редкий случай невозможно было упустить.
Брайан совсем забыл про свою обиду из-за того, что его так рано отправили
в свою комнату, забыл, какой закатил скандал и как в конце концов оказался
в чулане, в темноте, где можно кусать кулаки и плакать, не боясь, что
кто-нибудь увидит или услышит.
На цыпочках он пересек маленькую комнату, ощущая босыми ногами
сначала холод пола, потом тепло коврика у двери. Ему было уже пять лет, и
теперь он мог смотреть в замочную скважину, не подкладывая под ноги
толстую книгу. Он прижался глазом к скважине.
- Это письмо я получил несколько недель назад. - У человека с
американским акцентом были рыжие волосы и лицо в веснушках. Он сердито
взмахнул какой-то бумажкой. - На конверте почтовый штемпель, поставленный
здесь. В Таре, в этой деревне. Хотите знать, что там написано?
- Убирайся отсюда! - раскатисто прозвучал низкий, хриплый голос,
перешедший в приступ кашля. Дед. Все еще курит по двадцать сигарет в день.
- Ты что, слов не понимаешь? Тебя здесь не хотят видеть.
Приезжий понурился, вздохнул:
- Я это знаю, мистер Райан, и не хочу с вами спорить. Я только хочу
знать, правда ли все это. Этот человек, кто бы он ни был, пишет, что Эйлин
умерла...
- Это правда, клянусь Богом, - и убил ее ты! - Дядя Симус все больше
выходил из себя. "Наверное, сейчас ударит этого человека, как меня
ударил", - подумал Брайан.
- Мне это было бы трудно, ведь я не виделся с Эйлин больше пяти лет.
- Но ты виделся с ней на один раз больше, чем надо, и нечего
изворачиваться. Сделал ей ребенка, мерзавец, сбежал и оставил ее на позор.
Вместе с ее ублюдком.
- Это не совсем так, да и какое отношение это имеет...
- Убирайся отсюда вместе со своими красивыми словами!
- Я не уйду, пока не увижу мальчика.
- Черта с два ты его увидишь!
Послышался шум борьбы, грохот упавшего стула. Брайан изо всех сил
вцепился в дверную ручку. Это слово он хорошо знал. Ублюдок. Это он, так
его звали все мальчишки. Но при чем здесь тот человек в гостиной? Брайан
не мог этого понять и должен был выяснить. Его, конечно, побьют, но это
неважно. Он повернул ручку и толкнул дверь.
Дверь распахнулась и с шумом ударилась в стену. Все замерло. На
диване - дед в рваном сером свитере, с сигаретой во рту, от которой
струйка дыма поднималась ему прямо в прищуренный левый глаз. Дядя Симус,
со стиснутыми кулаками и побагровевшим лицом, рядом с ним на полу упавший
стул.
И приезжий. Высокий, хорошо одетый, в костюме с галстуком. Черные,
начищенные до блеска туфли. Он смотрел на мальчика, и по лицу его было
видно, как он взволнован.
- Привет, Брайан, - произнес он тихо-тихо.
- Берегись! - крикнул Брайан. Но было уже поздно. Дядин кулак,
загрубелый за годы работы в шахте, обрушился на лицо человека, сшиб его с
ног. В первый момент Брайан подумал, что сейчас они начнут драться, как
дерутся у кабачка по субботним вечерам, но на этот раз все было иначе.
Приезжий потрогал щеку, взглянул на свою окровавленную руку и поднялся на
ноги.
- Ладно, Симус, может, я это и заслужил. Но не больше, так что
хватит. Послушай, убери свои кулаки и хоть немного пошевели мозгами. Я
видел мальчика, и он меня видел. Что сделано - то сделано. Я думаю о его
будущем, а не о прошлом.
- Глянь-ка на них, - проворчал дед, сдерживая кашель. - Как две капли
воды, и рыжие оба, и все такое. - Настроение его внезапно переменилось, и
он махнул рукой, так что от сигареты посыпались искры. - Иди-ка назад в
комнату, малец! Нечего тебе тут смотреть, и слушать нечего. Быстро к себе,
пока не попало!

Обрывки, разрозненные, проплывающие вне времени. Давно забытые,
бессвязные картины. Окруженные тьмой, перемежающиеся тьмой. Почему все еще
темно? Пэдди Дилени. Его отец.
Как кадры из кинофильма, которые мелькают на экране так быстро, что
не успеваешь разглядеть. Тьма. Снова кинокадры, опять четкие и ясные.
Оглушительный рев моторов, окно перед ним - таких больших окон он
никогда еще не видел, даже в магазинах. Он крепко вцепился в отцовскую
руку. Немудрено испугаться - все это было так ново.
- Вон наш самолет, - сказал Патрик Дилени. - Большой, зеленый, с
такой нашлепкой сверху.
- 747-8100. Я видел картинку в газете. Мы прямо сейчас в него сядем?
- Очень скоро - как только объявят посадку. Мы сядем первыми.
- И больше я не буду жить в Таре?
- Только если захочешь.
- Нет. Я их ненавижу. - Он засопел, утер нос рукой и взглянул на
высокого человека, стоявшего рядом. - А ты знал мою мать?
- Очень хорошо знал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики