науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Отойди! – сердито оттолкнул он меня. – Это моя луковица, и я сам выпью из нее кровь.
– Нет, я! – возразил я. – А то не дам тебе копать здесь!
– Ну, ладно! – согласился он. – Тогда давай копать по очереди. А когда выкопаем луковицу, половину крови выпьешь ты, а половину – я. Потом вместе и полетим.
– Ладно! – обрадовался я. – Мы с тобой полетим далеко-далеко, в страну, где живут пери. Тетя Камни говорила мне…
Мальчишка пристально посмотрел па меня:
– Значит, ты живешь в бунгало?
В голосе его звучало презрение.
– Да, – немного смутившись, ответил я. – А ты где живешь?
– Во-он на той высокой горе. У нас глиняный дом, двухэтажный. А в вашем бунгало только один этаж. У моего отца пятьдесят лошадей. А зовут меня Амджад.
Мне очень нужна была кровавая луковица, и я решил не затевать с ним драку и поэтому ничего не ответил на его хвастовство. Потом мы принялись по очереди копать землю. Находили улиток, маленькие ракушки, красные, желтые и зеленые камешки, которыми мы набивали карманы. Наконец, из-под большого корня показалось что-то похожее на луковицу.
– Кровавая луковица! – вскрикнул я.
– Отойди, дай посмотреть! Где она? – закричал Амджад, отпихивая меня в сторону. – Дай лучше мне нож, а то ты еще порежешь ее, и вся кровь вытечет в землю. Отойди!
Он очень осторожно начал раскапывать землю вокруг луковицы.
Наконец, он извлек целой и невредимой бурую луковицу, которая теперь раскачивалась в его пальцах, как ковер-самолет… Амджад принялся медленно и осторожно счищать землю с ее кожицы.
– Ты держи ее хорошенько, – посоветовал я, – а то как бы не улетела.
– А ты откуда знаешь, что она улетит?
– Знаю.
Амджад кончил чистить луковицу и спросил:
– Как мы ее разделим пополам?
– А вот как! Сделай в ней ножом маленькую дырочку, а потом надави пальцем, и кровь закапает прямо в рот. Одна капля мне, одна тебе. По очереди. И поторопись, потому что мне нужно слетать в страну пери!
Амджад продырявил луковицу ножом. Потом подставил рот, чуточку отодвинул палец в сторону и… закапала человеческая кровь.
Первая капля… Мне так не терпелось увидеть ее, что и я невольно раскрыл рот, как будто эта капля должна была попасть мне.
Но она не попала.
Амджад немного сдвинул палец с дырочки. Потом еще немного! И еще немного… Потом совсем сдвинул палец.
О! Из луковицы не вытекло ни одной капельки крови!
Луковица была немедленно разодрана на мелкие кусочки, но нигде не обнаружилось даже следов крови. Самая обыкновенная луковица, и ничего в ней не было, кроме кожуры. Потом мы ее попробовали. Фу, какая горькая!
Амджад отшвырнул луковицу в сторону и сказал:
– Она еще зеленая, потому в ней нет крови!
……………………………………………………………
Мы с Амджадом долго плыли вдоль берега реки. Когда уставали – выбирались па берег и валялись на песке. Горячие лучи солнца и теплый песок согревали паши тела. Чтобы из ушей вылилась вода, мы прикладывали к ним широкие камни.
На берегу собралось мною мальчиков и девочек – маленьких пастухов и пастушек, которые так ловко управляли стадами огромных буйволиц, коров, лошадей и ослов, что я диву давался. Громадные богоподобные животные, пасущиеся на лугу, исполнены уважения к своим крохотным пастухам и беспрекословно повинуются каждому их жесту.
Мы с Амджадом валялись па песке. Пару лежала около Амджада, а за ней несколько других мальчиков и девочек… Темнокаштановые волосы Пару в лучах солнца приняли густозолотой оттенок, который мне очень понравился. Купаясь, мы все время плавали рядом, брызгая друг на друга водой. Устав, вместе забирались па камни, которые отделяли бурное течение реки от заводи, где мы купались. Когда мы сидели па этих камнях, я сказал:
– А я могу переплыть реку!
– Неправда! – возразила она.
– А еще – я умею летать!
– Ну-ка взлети, покажи, как ты умеешь!
– Я сегодня собираюсь отправиться в страну пери. Тетя Камни говорила мне…
Пару как-то странно поджала нижнюю губу и сказала:
– О, значит, ты живешь в бунгало! Да?
– Да! И около нашего бунгало растет огромный куст желтых роз. Ты видела когда-нибудь желтые розы?
– Нет!
– Тогда я дам тебе много-много роз. Я сплету из них гирлянду для тебя.
– Хорошо, – сказала Пару, отжимая воду из своих растрепавшихся локонов, – хорошо, тогда я лучше выйду замуж за тебя, а не за Амджада.
– Амджад? – переспросил я. – Амджад нехороший, он даже в школу не ходит!
В это время Амджад подплыл к нам и, схватив нас за ноги, стащил в воду. И снова мы начали плавать и брызгаться. Мы набирали воды в ладони и быстрым движением сжимали их, – вода рассыпалась высоко в небе сверкающим полукругом, били ногами по поверхности воды, вспенивая ее и устраивая искусственные водопады.
Потом мы все улеглись на песок, наслаждаясь солнечными лучами. Пару легла совсем рядом со мной, но этот противный Амджад оттолкнул ее и втиснулся между нами. Он валялся, уткнувшись подбородком в песок. Его жесткие черные волосы были пересыпаны песком и перемазаны глиной, в ушах остались комочки грязи. Он поглядывал то на меня, то на Пару из-под полуопущенных век.
– Мы с Пару решили пожениться, – сказал я.
Пару тихонько захихикала.
Амджад сердито посмотрел на Пару. Потом посмотрел на меня.
Я продолжал:
– И Пару пойдет со мной в страну фей.
Мне показалось, что в глазах Амджада запрыгали капельки крови из той кровавой луковицы. Он посмотрел на меня ненавидящим взглядом, потом погрузил пальцы в песок и, стискивая его в кулаках, спросил:
– Это правда, Пару?
Пару прикусила белыми зубами золотой завиток, который трепетал у ее щеки, и беззвучно засмеялась.
Амджад высоко занес руки, наполненные песком. Он уже был готов швырнуть этот песок мне в глаза, но с берега реки раздался чей-то голос:
– Пастухи, обедать!
В ту же минуту я почувствовал, что сильно хочу есть. Амджад разжал кулаки, выбросил песок, и мы все побежали по берегу к высокому дереву. Почти из каждого дома пастухам принесли на обед кукурузный хлеб и овощи, но были и такие дома, откуда пастухам прислали только хлеб, молотый красный перец и соль. Родители Пару прислали ей, кроме хлеба, еще три луковицы. Она растерла их па большом плоском камне и, добавив к ним перцу, соли и лесной мяты, приготовила чатни . Она намазала им хлеб; первый кусок протянула мне, второй – Амджаду и последний взяла себе. Амджад сердито кусал губы, а мне хлеб казался удивительно вкусным. На смуглозолотом личике Пару играла улыбка – невинная и вызывающая, кокетливая и простодушная в одно и то же время. Я и сейчас еще помню это личико и эту улыбку…
После обеда мы напились прямо из реки, и тут Амджад дал мне такого тычка, что я свалился в воду. Пару испуганно вскрикнула, а я плеснул на Амджада водой. Кое-как выбравшись из воды, я полез в драку.
– Убирайся отсюда к себе в бунгало! – кричал Амджад. – Катись отсюда! На Пару женюсь я!
– Нет, я! – возражал я. – Ты ведь мусульманин, как ты можешь жениться на ней!
– Ну и что? А ты чужой! Ты пенджабец, а мы – кашмирцы! А потом – твой отец живет в бунгало!
Услышав слово «бунгало», пастухи начали смеяться.
– И ты ходишь в школу каждый день! В школу!
И Амджад продолжал, обращаясь уже ко всем пастухам и пастушкам:
– Видели? Посмотрите на него – он каждый день ходит в школу!
Упоминание о школе вызвало новый взрыв громкого хохота. Я вспылил и изо всех сил ударил Амджада. Он меня… Скоро мы оба катались по земле. Наши тела тесно переплетались, а детвора окружала нас тесным кругом и шумно подзадоривала. Я вскоре начал выдыхаться, и Амджад положил меня на обе лопатки. Потом он уселся на меня верхом. Я проиграл сражение. В моих глазах был песок, в ушах – песок, в горле тоже песок… Амджад не отпускал меня до тех пор, пока я, изловчившись, не укусил его за руку.
– Это уж не по правилам! – вмешался один из мальчишек. – Он укусил Амджада.
– Да, – подтвердил другой, – и это уже нельзя считать честной дракой!
– Правильно! Правильно!
Какая-то девочка предложила:
– Нужно наказать его за то, что он нечестно дрался!
– Да, – подхватила Пару, – пусть он оставит здесь свою одежду! Зачем он укусил Амджада? Кто он, мальчик или бешеная собака?
И вся толпа подняла крик:
– Бешеная собака! Бешеная собака!
Мои глаза и раньше горели от попавшего в них песка, а теперь я почти ослеп от горя и гнева. Голый, плача в три ручья, отправился я к себе в бунгало, а пастухи и пастушки еще долго приплясывали и кричали мне вслед:
– Бешеная собака из бунгало! Бешеная собака!
Пропала моя одежда. Пропали башмаки. Пропал портфель. Везде мне попало – и на речке, и в школе, и дома… Но я ни на кого не злился – ни на Амджада, ни па домашних, ни на учителя… Только на Пару! И никак не мог забыть обиду! Ведь это она, бессовестная гадина, сказала: «Отнимите у него одежду!»
О, не было у меня тогда волшебной палочки, а то бы я мигом превратил эту дрянь в крысу!
Пару была моим первым любовным поражением. Другое дело, что я в то время не мог понять, почему мне это поражение принесло столько боли и слез… Но… когда я иногда оглядываюсь назад, на длинную цепь неудач и поражений, то всегда далеко-далеко, куда только достигает взор, я вижу смуглозолотое личико Пару. В ее ясных и простодушных глазах невинность смешивается с вызовом; она прикусила белыми зубами золотой завиток и беззвучно смеется…
На следующий день был праздник, и я, наряженный во все новое, стоял перед бунгало у куста желтых роз. Я надеялся, что сейчас выйдет мама с фотоаппаратом и сфотографирует меня. В это время меня заметил Амджад, который пробегал мимо с рогаткой в руке. Он сразу остановился и небрежно поинтересовался:
– Ты что стоишь здесь?
Я отвернулся.
Он обратил внимание на ярких бабочек, которые порхали среди роз:
– Какие у тебя красивые бабочки, а ты их не ловишь!
Он сказал это так, как будто он просил у меня прощения. Мое сердце немного смягчилось, но я продолжал молчать. Амджад заложил в рогатку камешек и с силой выпустил его.
– Видел? снова заговорил он. – Этот камень теперь полетел до самого дома Пару.
1 2 3
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики