ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но в то же время мы постоянно пытаемся с нее эмигрировать куда-нибудь в неизведанные, экзотические страны. Попутешествовать, поностальгировать. И вновь неудержимо рваться на родину!
Мы, как коты, караулим у женской щелки мышку, надеясь, что она там есть. Так мы и сидим всю жизнь в карауле возле этой блядской щели, а потом вдруг выясняем, что ничего там такого, оказывается, и нет. Но поздно. Жизнь прошла, дальше мы сидим у скважины уже по привычке. Один мой знакомый рыбак, фанатик своего дела, женился и перестал ходить на рыбалку. А зачем, говорит. И удочка в тепле, и лунка дома.
– Я запойный, хронический холостяк, – сказал по этому поводу Мотя Строчковский. – А семейная жизнь – это великая сушь. Ни капли свободы.
Семья? Нет. Подружки на более или менее продолжительное время. Иногда меня мучили мысли об одиночестве, но я знал, что это не более чем физиология, анатомия и гигиена, голос крови, это говорили инстинкты, мое животное начало. Но ведь уже две тыщи лет мы победили в себе зверя, разве нет? Я выбросил эти мысли, как старые вещи, подбирайте, кому надо.
Мне нужна была свобода, идеальная свобода, такая, которой можно было бы дышать одному. Секс обуревал меня всегда, он становился моей навязчивой идеей, но опять же, я думаю, это была та сверхэнергия, которую я постоянно в себе чувствовал и которую нужно было направить в правильное русло.
– Какого цвета тебе купить галстук, дорогой? – спросила меня как-то Ася.
– Цвета белой горячки, – невозмутимо ответил я.
Гулявший в ее голове ветер способен был вызвать цунами в океане. Но в то же время если у женщины есть и ум, и красота, то это уже не женщина, а дьяволица.
Дьяволица по имени…
Она писала чудовищно безграмотно, оставляла мне короткие записки с кошмарными ошибками:
«Малако в стале. Пазвани на работу. Буду вшесть. Цилую, пака».
Я хотел было (идиот!) заставить ее писать в нашу газетку (не столько из-за денег, сколько хотелось найти ей какое-нибудь занятие).
Вот образец одной ее маленькой заметки о пожаре в соседнем доме:
«За секунды воздух стал мутным, из подвала вырывались густые клубни дыма. На потушение пожара прибыли пожарники на машинах. Причиной пожара послужило возгорание сигареты…»
И еще: я все мог бы ей простить, даже ее безграмотность, но только не это бесконечное лузганье семечек. Она покупала их стаканами у уличных торговок и лузгала, тупо уставившись в одну точку. Человек, любящий лузгать семечки, просто недоумок (бесился я), а эта привычка (так же как жевать резинку) – показатель недоразвитости.
Я пытался заставить ее читать книжки. И она действительно увлеклась французской литературой. Правда, сейчас я не знаю, что ей нравилось больше: французы или французская любовь. Иногда она это объединяла: траханье и чтение, например, Марселя Пруста. Моя елда у нее между ног и книга в ее руках, или наоборот, она все постоянно путала. Как у нее в голове одновременно умещался мой фаллос и Пруст – ума не приложу.
Еще одна интимная подробность: Алена Роб-Грийе она лучше усваивала, когда ее имели сзади. Причем когда ее трахаешь с тыла, становилось непонятно, в какую дырку ее имеешь – и там, и там было одинаково мокро и просторно. Впрочем, для нее это тоже было неважно.
В постели она нежно засовывала палец мне в анус, потом облизывала его и говорила: «Вкусно, хоть на хлеб намазывай…» Ася для меня всегда ассоциировалась с большим теплым влагалищем, где влага и куда нужно вложить.
Иногда мне казалось, что она просто кукла. Я уже говорил, что моей первой женщиной была кукла моей двоюродной сестры Гульнара. Я влюбился в нее и даже пытался заниматься с ней любовью. Так вот, Ася тоже казалась мне заводной куклой.
Однажды ночью, уж не знаю почему, я сигаретой прижег ей руку. Ей-богу. Я был уверен, что она, как кукла, не почувствует боли. Ну в крайнем случае останется оплавленный след в пластмассе. Ан нет. Она оказалась живая. Она устроила мне сцену, называла придурком, кретином, извращенцем и уродом. Но не ушла. И тогда мне дико захотелось узнать: что у куклы бывает внутри? Не сердце ведь там, как у всех нас, и кишки?
Шучу. Шутка – это ядовитый цветок, растущий на могиле какой-нибудь подлинной трагедии.
В конечном счете разных женщин мы любим за одно и то же. Бабы дуры ведь не потому, что они дуры, а потому, что они бабы. Женщина интересна нам своим темным, животным, звериным началом. Умных среди них действительно нет (по крайней мере, если сравнивать женский ум с мужским). А вот всем тем, что не связано с логикой, умом, то есть всем интуитивным, потусторонним они нам действительно интересны и дороги. Ой как дороги.
«В ПОМОЩЬ ГОЛОДАЮЩЕМУ КОМПЬЮТЕРУ»
Идея провернуть это головокружительное и головоломное дело возникла на следующее утро после посещения моего жилища Янисом и его кодлой.
Они дали мне 24 часа на размышление и подарили справочник: «В помощь голодающему компьютеру».
Телепатин уже не помогал, и ночь я, как всегда, промучился полудремой. Вечером, после работы, решил как следует выспаться и пошел в «Лучший Мир» на двухчасовую американскую мелодраму. И там, когда я наконец-то заснул, меня осенило.
Я увидел это буквально во сне.
Я иду среди чудного фантастического сада. «Что это?» – спрашиваю я. Сад-Интернет, лох ты позорный, отвечает кто-то голосом Яниса-Крысы. Сад, где исполняются любые желания. Здесь можно делать все что хочешь, просекаешь, мудила ты грешный?
– Дяденька, а дяденька, а банк ограбить можно? – спросил я каким-то писклявым, не своим голосом.
– Можно, недоносок, можно.
И в этот момент мне в руки прямо с дерева, похожего на пальму, скрещенную с елкой, падает какой-то странный плод. Таких плодов я никогда не видывал даже на картинках. И запах у него странный, одновременно и завораживающий, и противный.
– Жри, сука! – говорит мне тот же голос.
И я ем плод. Давлюсь, однако ем. А потом меня начинает тошнить, и я рыгаю долларами, натурально, «зелеными» в пачках, по штуке в каждой упаковке.
С тем и проснулся.
Глубокой ночью я скинул информацию на электронный адрес Семена. Через несколько минут от него уже пришел ответ. Теперь я не сомневался, что с помощью немецких хакеров, с которыми познакомился Сэм, мне удастся провернуть это компьютерное ограбление века.
Если ты попал в мышеловку, то постарайся хотя бы съесть сыр – я не поленился наклониться за оброненным здесь кем-то афоризмом.
Если все будет удачно, если мне удастся проскочить между Сциллой и Харибдой, то…
Но жизнь моя теперь висит на волоске. Как говорят в таких случаях профессиональные киллеры, я теперь живу на обратной стороне вороньего крыла.
А на следующий день прямо в редакцию мне позвонили из московского издательства «Книжные тайны». Зам. главного редактора сказал, что моя публикация в «Новом мире» неизвестного гения-самоубийцы из провинции вызвала интерес в литературных кругах. Мне предлагалось подготовить его авторский сборник, то есть выступить в роли редактора-составителя, а также написать предисловие.
Конечно же, я согласился.
Почти два с половиной месяца я не занимался ничем, кроме как книжкой моего бедного, неудачливого ученика. Клянусь, я честно сделал все от меня зависящее. Отослал рукопись и предисловие в Москву. Позвонил туда, чтобы убедиться, что моя ценная бандероль дошла. Попросил, чтобы гонорар за мою работу переслали на адрес родителей этого юноши.
Вот и все. Пусть мою вину нельзя ничем искупить, но ты же видишь, Господи, я старался как мог и заслужил если не прощение, то хотя бы покой…
Чтобы хоть как-то развеяться после двухмесячной работы над сборником юного самоубийцы, мы с Шарлоттой взяли у ее приятельницы-модельерши напрокат старенькую «бээмвуху» и решили съездить к морю.
Шарлотта сидит за рулем, а это значит, что любой столб может стать для нас могильным памятником.
– Поворачивай здесь, – спокойно говорю я ей. – Поворачивай здесь, черт возьми, видишь, все машины идут в объезд.
– Не говори под руку, – зло цедит она сквозь зубы, и через две минуты мы ударяемся поддоном об асфальт и полностью садимся на передний мост в глубоченную яму.
– Идиотка, упрямая идиотка! – кричу я. Она не возражает. Но все равно делает по-своему.
Ева появилась из ребра Адама. А из ребра Евы появилось все остальное.
– Падаем вместе! – крикнула Шарло, когда мы ныряли с каменного выступа в море. – Падаем вместе !
…Я очень люблю бывать у моря. Хотя из-за проклятой жизненной суеты, а то и просто из-за лени (никуда оно, мол, море это, не денется, еще успею насмотреться) бываю здесь крайне редко. И лучше, конечно же, подальше, подальше от причала, от всего слишком человеческого !
То есть певец и море. Я и мое одиночество. «Мама! Нет жизни в счастье. Вова», – почему-то вспомнил я увиденную как-то на пляже татуировку на груди бывшего зека.
Песок застрял в уголках рта моря. Пена бешенства на его губах. На мой платок, вытрись.
Есть у меня одно заветное место, которое я не показываю даже Шарлотте, – место, где, пробегая между камней, впадает в море чудная речушка с чистой, прозрачной, ледяной водой.
Река утонула в море, как слеза в стакане. Кабацкая метафора в духе Есенина, но мне нравится.
И вот что я еще подумал, выбравшись из воды и сидя на камне, слушая журчание речушки и пялясь в морскую даль: Ася, конечно, законченная дрянь, долбаная Косиножка. Я выкормил своей чахлой мужской грудью змею и т. д. Все верно. Но что с того?
Вот я смотрю на этих летающих над морем чаек. С их точки зрения, я – всего лишь непереваренная морем, абсолютно неинтересная им мелкая речушка. Точно так же им безразличны Моцарт, Гете, Босх, Достоевский и пр.
И тем не менее эти птицы совершенны, закончены, самодостаточны, я восхищаюсь и преклоняюсь перед этим чудом. Как бы там ни было, они гармоничны и точно вписываются в рисунок этого мира. И что же? А то, что наши человеческие ценности не представляют в принципе никакого интереса для высшей гармонии. Картина мира была закончена еще до появления человека. Ничего качественно нового мы не добавили и уже не добавим. Я думаю, что в конечном счете красоте можно простить любое преступление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики