науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Лариса Кондрашова
Побежала коза в огород


Миром правит любовь! Ц




«Побежала коза в огород»: АСТ; М; 2007
ISBN 978-5-17-040939-6
Аннотация

Галина и Елена.
Сводные сестры — и лучшие подруги.
Они привыкли всегда и во всем рассчитывать на помощь и поддержку друг друга.
Но теперь в трудной ситуации оказались они обе.
Галина, наконец-то встретившая своего «прекрасного принца», никак не может избавиться от домогательств жестокого и ревнивого бывшего поклонника
Елена, вынужденная стать любовницей крупного политика, понимает, что все сильнее влюбляется в этого сильного и опасного человека
Как разобраться в своих чувствах?
Как найти свое счастье?
Галина и Елена решают действовать вместе

Лариса Кондрашова
Побежала коза в огород

Галина

— Приходили ко мне из «Электронадзора», — с возмущением рассказывал Володька, не переставая подтягивать кран разводным ключом. — У вас, говорят, на счетчике пломба нарушена. Выписали штраф — две тысячи рублей… Я возмутился: не трогал никто вашу пломбу! Прикинь, не хотят даже слушать. Я и так, и эдак, мол, к счетчику даже не подходил, и как заставить его крутиться в другую сторону, не представляю. У меня вообще в школе по физике была тройка с минусом. Не верят!
— В то, что у тебя тройка с минусом? — рассмеялась Галя.
Он как раз ремонтировал у Гали кран на кухне — тот все время капал и капал. Действовал хозяйке на нервы. И тогда она вызвала на дом техническую помощь, то есть Володьку. Он любил поговорить. Даже во время работы рот не закрывал, но всегда рассказывал что-то интересное, в Галиной жизни не случающееся.
— И ты заплатил? — с замиранием сердца спросила она, любуясь уверенными движениями Володькиных рук.
— Как же, щас! Заплачу! Я узнал у одного чудака, он когда-то электриком работал, что эти наезды на лохов рассчитаны. Берут на пушку, а человек и колется. Если виноват, конечно! А вообще такой факт надо актом скреплять, с понятыми… Просто зла не хватает! Пломба якобы нарушена — значит, я вроде бы откручивал счетчик назад, воровал электроэнергию… Ты докажи! Не пойман — не вор, даже фильм такой есть… Меня больше всего возмущает, когда напраслину возводят. И когда со мной не церемонятся. Я, между прочим, российский гражданин и хожу под законом. Но эти две бабы…
— Какие бабы?
Вот так он всегда: рассказывает будто рывками, потому Галя и не всегда понимает, о чем.
— Говорю же тебе, бабы из «Электронадзора», что штраф выписывали. Они ушли, а на другой день прислали ко мне какого-то жлоба, свет отключать! Ничего не доказали, а уже приговорили. Слушай, почему с нами обычно не церемонятся, а? И почему мы покорно принимаем такой вот произвол? Не знаю, как другие, а я взбесился…
Володька еще раз проверил кран. Включил, выключил и удовлетворенно крякнул. Кран не капал. Галя не очень представляла себе, как Володька может взбеситься. С ней он всегда такой спокойный, уравновешенный, все время улыбается.
— И что ты сделал?
Она подала Володьке полотенце, и тот медленно вытер руки, кося глазом на кран, словно боялся, что он в любой момент может выкинуть прежний фортель, несмотря на новую прокладку.
— Я взял топор и за ним погнался.
Галя недоверчиво фыркнула.
— Врешь, Володька, врешь ведь как сивый мерин! Как так можно, за представителем официальной структуры с топором гоняться? А если бы он с милицией вернулся?
Она и в самом деле себе этого не представляла, потому что с чиновниками и их представителями воевать не умела, да и боялась.
— С милицией? Чего вдруг?
Володька подошел к зеркалу, потрогал свой короткий ежик и как бы между прочим взглянул на кухонный стол, который Галя уже накрыла, чтобы накормить своего постоянного механика, сантехника и прочее.
— Ну, если бы электрик им пожаловался. Про топор.
Володька еще немного подумал и решительно сел за стол.
— Я бы сказал, что он все врет. Пьет много, вот у него глюки и появляются…
— А вдруг бы оказалось, что он не пьет? Ну, вообще, понимаешь?
— А ты такого мужчину когда-нибудь видела? — тем же тоном передразнил ее Володька. — Да у меня и топора-то в доме нет. Что я, лесоруб какой? И зачем топор человеку, у которого центральное отопление?
Галя стала быстро сгружать в его тарелку салаты — она мастерица салаты делать, и Володька их любит. Благодарный едок, потому Гале нравится его кормить.
— Но ты же сам сказал, что погнался за ним с топором.
— А я этот топор соседу отдал. На всякий случай. Соседей-то вряд ли бы стали обыскивать. Мало ли что им в голову взбредет? Могли и с милицией прийти. Но ведь не пришли. Значит, что?
— Что? — с придыханием повторила Галя.
— Прицепились ко мне не по закону. На понт решили взять, да не вышло. Того мужика, кстати, электрика, я больше не видел. Никогда… И я понял, что закон нарушают с двух сторон. Понимают, что и сами не правы, но думают, а вдруг прорежет. Небось им с каждого такого штрафа проценты капают… Лохов-то не сеют и не пашут, и государство об этом прекрасно знает… Чиновники привыкли, что если на нашего гражданина слегка прикрикнуть, он сразу отступит от своих требований. У него тут же сомнение появляется: а что, если и в самом деле отрежут, отключат, отвинтят… Беспредел, одним словом…
— Тебя послушать, так мы и в самом деле бесправны. Вон, смотрел по телику, даже олигархов сажают.
— Сажают! — передразнил Володька. — И ты поверила? Кому-то на лапу не дал, вот и взяли его за жабры.
— Все равно, такой случай — единичный. Ко мне, например, никто не приходил и штраф не требовал.
— Какие твои годы!.. Теперь меня «Водоканал» стал доставать. Такие же беспредельщики. Есть вода, нет воды — а плати за полный месяц! Две недели я за водой к колонке ходил, а оплата ни на рубль не изменилась.
— Постой, — сказала Галя, — а разве у тебя счетчика нет?
— Да все никак не поставлю, — несколько смутился Володька, но тут же по-петушиному вздернул голову. — Слушай лучше. Две недели воды не было, я и заплатил за полмесяца. По их пусть и завышенной норме. И что ты думаешь? Пришли очередные сборщики налогов: у вас, говорят, задолженность по оплате за воду, мы вас отключим. Я говорю: только попробуйте, я на вас в санэпидстанцию пожалуюсь. Вчера опять воду на десять часов отключали, а потом я кран открыл, и из него пиявка выпала.
Володька помедлил, с любовью глядя на полную тарелку, и медленно, будто священнодействуя, поднес вилку ко рту, чтобы тут же блаженно замереть.
— Что ты говоришь! — ужаснулась между тем Галя и тут же решила, что такого быть не может. — Опять врешь.
— «А с чего мне врать, дружище, посуди, какой расчет?» Александр Твардовский. «Василий Теркин».

— продекламировал Володька, который вечно кого-нибудь цитировал.
Он — старый друг ее брата Валеры. Валера месяцами торчал на вахте в Тюмени, а его друг нет-нет да и заглядывал к ней, спрашивал, не надо ли чего. Бескорыстно интересовался. И в самом деле помогал, когда имелась в том необходимость.
Валера считал, что его сестра к жизни в одиночестве совсем не приспособлена. И что без мужчины в ее сугубо женской квартире не обойтись: то одно нужно, то другое…
Хотя Володька ей и бескорыстно помогал, но Валера все время привозил другу какие-нибудь, как он говорил, «сувениры». То рабочую дубленку, то шапку меховую.
— Галка говорила, ты ей кран починил?
— А то без твоих взяток я бы этого не делал! — для виду обижался Володька.
— Скажешь тоже, взятка! Но ты за ней присматриваешь, и я тебе благодарен. А то кто же ей поможет? Уж не ее ли папаша, у которого руки сам знаешь, откуда растут…
Жилье у Галины еще то — в общем дворе у них у всех такие небольшие конурки. Правда, в центре города и со всеми удобствами. Эту недвижимость ей оставила в наследство бездетная тетка, мамина сестра. Ванная комната — четыре квадратных метра. Кухня — четыре квадрата.
«Гостиная» — восемь, из нее две двери — в комнату пять квадратных метров и в комнату шесть квадратных метров.
Кукольный домик, говорит муж сестры Евгений. Посмеивается. Но Галя рада этому до смерти. Мама обижается, что она моментально от родителей ушла, чтобы жить в этой норе. Пусть и нора, зато своя!
Представителей газовиков, электриков и вообще всех прочих коммунально-бытовых служб Галина в самом деле боится. Если бы ей выписали хоть какой штраф, она бы уплатила его молча и ни с кем не стала ссориться, как Володька.
Как-то раз она об этом ему сказала, тот возмутился:
— А если они от фонаря написали?
— Я все равно не смогу проверить.
Володька поднял вверх вилку с нанизанным на нее маленьким огурчиком, словно призывая в свидетели кого-то там вверху.
— Ты, подруга, меня разочаровываешь. Нельзя давать себя в обиду. Знаешь, сколько у нас в стране желающих лоха развести? Будешь мямлей — не отобьешься. Как же ты своих детей собираешься воспитывать?
— Если они у меня будут, — пробормотала Галя.
— Тю, дурочка, скажешь тоже! Как же без детей-то?!
Она на Володьку не обижалась. Мямля и есть мямля, только насчет того, что дает себя в обиду, так это не всякому. Чиновники за людей не считаются. В том смысле, что они — как бы отдельная каста. Не простые люди, а винтики государственной системы. В иных же случаях… Гордость у нее ого-го! Может, потому до сих пор одна живет.
1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики