науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Виталий Полосухин: «Черный зверь»

Виталий Полосухин
Черный зверь



OCR LeosLibrary
«Полосухин В. Черный зверь: Фантастический роман»: АСТ; М.; 2003

ISBN 5-237-00449-0/5-17-003289-7/5-17-010363-8 Аннотация Он — ВАМПИР, охотник. Кому ж, как не вампиру, и охотиться на вампиров, преступивших Закон? Кому ж, как не вампиру, и выполнять заказы таинственного всемогущего Навигатора?Цепь — есть. Заказ — есть. Отсчет пошел…А вот — каково вампиру снова и снова убивать СВОИХ? Это не интересно — НИКОМУ. Виталий ПОЛОСУХИНЧЕРНЫЙ ЗВЕРЬ * * * Сергей вошел в полутемный зал, остановился и попытался отыскать ее взглядом. Рядом, по левую руку тихо звучал со сценки джаз. Почти все столики пустовали. За стойкой бара сидели несколько человек, а бармен, разумеется в белой сорочке и бабочке, лениво протирал стаканы.В клубе было только четыре девушки. Вернее, одна была уже не совсем девушкой — женщина лет тридцати пяти, с густыми рыжими волосами и яркими губами. Она отпадала сразу. Еще одна, длинноногая и длинноволосая, скучала за столиком, но она не подходила по росту. Оставались две: миниатюрная куколка-блондинка и примерно того же роста невзрачная шатенка в серой кофточке. Что за удовольствие — к такой невзрачной внешности еще и надевать всякие серости? Видать, она. Сергей направился к бару. А, собственно, чего он ожидал? Уж не той ли куколки?Джаз затих. Обгоняя Сергея, со сцены сбежал длинный патлатый парень и подсел к шатенке. Та томно-страстно приникла к его губам. Упс! Сергей замер в нерешительности. Он еще не верил произошедшему. Неужели!..Он подсел к куколке.— Девушка, простите за идиотский вопрос… Вы — Альберта Вагнер?Куколка посмотрела на него. У нее было удивительно правильное, но какое-то слишком взрослое лицо. А серые глаза… Они смотрели как-то странно. Что-то в них было… Вернее, наоборот. В них просто чего-то не было. Не хватало чего-то, что казалось Сергею очень важным в человеческом взгляде.— А вы — Томас?— Ну, слава богу! — вздохнул Сергей. — Позвольте сделать вам комплимент — вы чертовская красавица! Зачем же вам понадобились эти знакомства через Интернет?— Слушай, — девушка не отреагировала на его комплимент, — в письмах мы были на «ты»… Может, и в жизни сразу перейдем?—О'кей. Зачем же тебе это понадобилось? Неужели такая красавица никого не может себе найти в офф-лайне?— Мы, вампиры, любим риск, — сохраняя серьезное выражение лица, ответила девушка. Но в ее глазах мелькнули лукавые искорки. Сергей догадался, что ей хочется продолжить игру. Что ж, полутьма клуба как нельзя лучше подходила для вампирских свиданий.— Да… — Сергей оглядел небольшой зал. — Риска в нашей жизни не хватает. Скука. — Он поглядел на стакан девушки. — Что ты пьешь?— Джин с тоником, — ответила она. Эта девушка, она держалась сейчас совсем не так, как в их письмах. Сергей пытался уловить в ее голосе, манере поведения хоть что-то дружелюбное, какие-то теплые нотки. Но она словно задумалась о чем-то, и общество Сергея мешало этим ее мыслям.— Бармен! Бокал «Хольстена» будьте любезны.Сергей промочил горло и снова посмотрел на девушку. Она, завесившись золотистыми волосами, казалось, не стремилась поддержать беседу. Интересно, как ее зовут на самом деле? Сергей понимал, что Альберта Вагнер — вымышленное имя. Выходило, он не знал даже, как ее зовут. Он не знал о ней ничего, кроме этой игры в вампиров.— Скажи, как тебя зовут? — тихо спросил Сергей. Он решил, что не будет робеть и держать дистанцию. Пускай они не знакомы, это даже к лучшему. Может, она решит открыться незнакомому человеку. Он был почти уверен — у нее какая-то проблема.— Меня? — переспросила она, будто Сергей мог обратиться к кому-то еще. — Лиза. Меня зовут Лиза. Да ведь и тебя зовут не Томас?— Нет. Меня зовут Сергей.— Очень жаль. — Лиза вздохнула, но Сергею показалось, что она потеплела. Джаз зазвучал снова. — Скажи, тебе нравится эта музыка? — вдруг спросила Лиза. Сергей прислушался. Ему не часто доводилось слушать живой джаз, хотя он вполне мог себе это позволить.— Да. Это очень красивая музыка. — Он отыскал патлатого на сцене (тот играл на саксофоне) и подумал, что ведь его вполне можно любить за одни только звуки, которые он извлекает из своего инструмента, и не обращать внимания ни на сальные волосы, ни на длинное некрасивое лицо.— А что для тебя самое прекрасное в жизни? — спросила Лиза. Забавно, подумал Сергей, она и в жизни такая же любопытная. Причем любопытство это — особого рода. Она любила спрашивать о нем. Но о себе рассказывала очень мало.— Сложно сказать, что для меня самое прекрасное. Есть, например, прекрасная музыка. Я не могу равнодушно слушать Гершвина — это просто чудесная музыка. — Сергей улыбнулся, глотнул пива и посмотрел на Лизу. Она действительно была очень красива, и он хотел сказать ей это. Но почему-то не стал. Вместо этого, словно читая стихи, он произнес: — Прекрасен лес, летний, но с маленьким оттенком осени, с утренними лучами солнца, пробирающимися между листьев, с прохладным запахом коры и мокрой травы. Когда мне в жизни не хватает прекрасного, я иду в лес, просто так, забираюсь подальше, прислоняюсь спиной к дереву и стою, слушаю, дышу, наслаждаюсь. Прекрасны грезы, где летаешь или падаешь в бездну. Слава богу, в нашей жизни еще хватает восхищения и радости. И содержимое черепной коробки до конца не испортилось.Лиза улыбнулась:— Ты ведь обязательно спросишь меня, почему я выбрала именно тебя из тех десятков писем, которые мне пришли. Я тебе сразу отвечу: потому что ты забавный.— Спасибо… — с каким-то смешанным чувством отозвался Сергей.— Нет, правда. Не обижайся. В наше время крайне редко можно встретить людей, способных поговорить не только о погоде, сексе и политике. Иногда мне даже начинает казаться, что таких людей вообще больше нет.— Очень рад, что разубедил тебя в этом. Скажи, а что для тебя самое прекрасное в жизни? У тебя ведь наверняка есть свой ответ на этот вопрос.— Конечно. Для меня самое прекрасное в жизни — это жизнь.— Хорошо сказано. Главное, верно.— Ты не представляешь себе насколько. Тебе никогда не хотелось жить вечно?Сергей усмехнулся. Вот так вопрос!— Никогда об этом не думал. Это очень сложный вопрос.— Вот так так! — На лице Лизы отразилось любопытство.— Ну, знаешь… — смутился Сергей. — Бессмертие, оно разное бывает.— Возьмем классическое бессмертие.— А что, и такое бывает? — весело спросил Сергей. Он был рад, что Лиза разговорилась и отвлеклась от своих мыслей.— Я имею в виду то, при котором ты навсегда останешься таким же молодым, как, например, сейчас.— Да это, в общем, не важно. Когда заранее известно, что умрешь, к смерти как-то легче относишься. А когда ты знаешь, что если не подставишься под пулю, не попадешь под машину, не отравишься грибами, то будешь жить вечно… Представь, что будет с таким человеком? Он превратится в какого-то паука, в подвальную крысу, в зверя, который будет бояться любого движения, любого действия. Я, знаешь, предпочитаю как у Горького. Лучше меньше, да лучше.Лиза молча слушала. Она смотрела на Сергея каким-то странным взглядом, в котором перемешались уважение, зависть и непонятного происхождения жалость.— А если это бессмертие — абсолютное? — спросила она.— То есть?!— То есть совсем абсолютное. — Ее голос приобрел какую-то тональность, от чего Сергей наклонился к ней ближе и стал слушать еще внимательнее. — Когда ты не можешь отравиться, даже съев столовую ложку цианистого калия. Когда ты можешь спрыгнуть без вреда с десятого этажа. Когда ты можешь пережить автоматную очередь.— Ну, это совсем меняет дело, — сдавленно произнес он. — А к чему ты все это спрашиваешь?— Что бы ты тогда стал делать с отпущенной тебе вечностью?Сергей, не задумываясь, ответил:— Первым делом объехал бы весь свет, посмотрел другие страны. Потом изучил бы все языки и прочитал всю мировую литературу. Потом взялся бы за театр, живопись, музыку. Потом за науку…— А потом?— А потом? — Сергей улыбнулся. — А потом — все. Понимаешь? ВСЕ. Я стал бы богом.Лиза вздохнула:— Просто все у тебя. А как же люди, которые становятся дорогими тебе, живут с тобой рядом? А ты не можешь позволить себе даже пробыть с ними больше десяти лет. А любовь, которая для тебя более чем конечна, — всего лишь точка на прямой?Сергей задумался:— Ты права, но лишь отчасти. Это неизбежно в любом случае. Пусть не через десять, через двадцать, через пятьдесят лет, но мы все равно уходим из жизни друг друга. А любовь… Но разве в смертной жизни не происходит то же самое? Это печально, конечно. Но это — светлая печаль. Она придает смысл бессмертию. Она придает ему, если угодно, вкус. Эта печаль — выкуп за вечную жизнь. Так должно быть, по-моему. Нужно научиться ценить и это. «Коль души влюблены, им нет пространств; земные перемены что значат им? Они, как ветр, вольны…»Лиза вдруг взяла его за руку и тихо прошептала:— Спасибо…Сергей вздрогнул. Он не понял сути этого жеста. Но он почувствовал настоящую благодарность. И посмотрел Лизе в глаза. В них по-прежнему не выражалось ничего.— Понимаешь, этот вопрос очень важен для меня, — сказала она уже обычным голосом.— Почему? Уж не собралась ли ты стать бессмертной?— Я? — Лиза тихонько рассмеялась. — Я — нет.Она соскочила с табурета.— Поехали к тебе.— Как?.. — удивленно пробормотал Сергей. — Вот так, сразу?— А чего тянуть-то, изумительный ты мой?А действительно, подумал Сергей. Чего тянуть? Он встал с табурета, и Лиза взяла его под руку.Сергей отпер дверь и пропустил Лизу вперед. Она вошла в темноту, и он закрыл за ними. В темноте они стояли с минуту — ему отчего-то не хотелось включать свет. Но долго так продолжаться не могло. Он привычным движением нащупал на стене выключатель. Вспыхнул свет, осветив большую гостиную — в его квартире не было прихожей.— А у тебя очень мило. — Лиза огляделась.— Можешь не разуваться, — сказал Сергей, хотя ему очень хотелось увидеть без обуви ее стройные ножки. И Лиза, словно уловив его желание, наклонилась и скинула туфельки. У нее оказались маленькие, очень правильной формы ступни. И Сергея это вовсе не удивило.— Кофе хочешь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики