ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Немыслимо себе представить четырехметровую чайку, да еще и с крыльями из бритв. Ты, мальчик, просто долго пролежал в беспамятстве. Мало ли что привиделось! Да еще и эта штука в тебя…
Я оборвал Тома взглядом. Том понял, что сболтнул лишнее. Тори вопросительно на меня посмотрел.
— Том хотел сказать, что ветка дерева тебя ударила по голове и ты упал, — сказал я и посмотрел на Тома.
— Да, конечно! Так все и было. Твой отец все видел, когда побежал тебя искать.
Но произошло совсем не то, о чем мы говорили Тори. Я действительно побежал искать его. Шторм застал меня в дороге. Я сразу же вспомнил, что Тори пошел гулять на аллею, и у меня екнуло сердце в нехорошем предчувствии. Когда я приехал обратно, как я и ожидал, Тори в доме не было. Я бросился к аллее. Хлестал ливень, гром грохотал почти непрерывно. Я бежал среди деревьев, и вдруг заметил Тори, стоящего под деревом.
Каждый знает, что в грозу нельзя стоять под деревьями. Молния, а их было множество, может запросто ударить в ствол, и тогда человек погиб. До него оставалось еще примерно метров сто, когда в том месте, где стоял Тори, полыхнуло голубым отсветом и, едва я успел пригнуться, шарахнуло именно то, что я и ожидал.
Ослепительно белый веер раскрылся в том месте, где только что был Тори, и в небо изогнулась белая дуга. Все вокруг побелело, как снег в солнечный февральский день, и огромная огненная полоса ударила через море в горизонт. Секунд пять я ничего не видел, хотя и успел закрыть глаза, а когда проступили контуры деревьев, я вдруг подумал, что бежать уже будет незачем. Когда обычная молния попадает в человека, от него остается горстка пепла, но оказаться в центре удара этого электрического монстра было слишком! У меня еще хватило доли секунды, чтобы успеть удивиться тому, что я никогда не слышал, чтобы молнии били из земли в небо. Но в следующую секунду я увидел Тори! Он стоял в том самом месте, где только что полыхало зарево ада, затем он пошатнулся и рухнул на землю. Все это я видел, когда уже бежал к нему. Протянув руку к шее, я ощутил биение сердца. Он был жив! И только тогда я вспомнил о его матери, которая таким же образом лишилась рассудка…
Восемь дней я сидел у кровати Тори и ждал. Я был почти уверен в исходе этого прошествия и готовил себя к тому, что Тори очнется (если вообще очнется) невменяемым. Его мать лечили вплоть до самого рождения Тори, и никаких результатов это не принесло. Последние два месяца она так и просидела с раскрытыми от ужаса глазами и перекошенным ртом, и я был почти убежден, что мальчик повторит ее судьбу. Но странности Тори проявились и здесь. Чудовищная молния не только не убила его на месте, но и не оставила никаких видимых следов не на здоровье, не на психике мальчика. Правда, первые недели ноги плохо его слушались, но и это со временем стало проходить.
Когда же Тори окончательно поправился, он уговорил нас сходить на то самое место. Странные птицы не вылезали у него из головы. Он постоянно о них твердил, а иногда садился у окна и, глядя на падающий снег, тихо звенел маленьким колокольчиком, который он отрезал у своей игрушки, и теперь не расставался с ним.
Мы дождались, когда Том приехал с поселка, закутались в шубы и направились осмотреть то место, где Тори чудом остался жив.
Я сразу с точностью определил дерево, так как дорога к нему просматривалась именно по направлению, если бы я стоял, где стоял тогда. Подойдя, мы не заметили ничего необычного. Обыкновенное дерево, если не считать излишней его зачерненности вследствие разряда молнии. Тори с опаской стоял в стороне и `вслушивался`. Я подошел вплотную к дереву и положил на ствол руки. Ничего. Дерево было мертвей мертвого, лишь ветки раскачивались в стороны с жалобным скрипом. Однако, Тори, поежившись, решил не особо доверять таким впечатлениям. И когда он подошел и прислонил ухо к дереву, то выражение его лица стало явно испуганным. Он ясно показал, что что-то `слышит`, только очень слабо. Я в свою очередь тоже прислонил ухо, но естественно, кроме стука собственного пульса ничего не услышал. Я вопросительно показал знак, которым мы договорились обозначать `переход`, но Тори не спешил с ответом. Любопытство перебороло страх, и он снова прислонился к дереву и попросил нас помолчать. Стоял он довольно долго. Том, притоптывая от нетерпения и мороза, стоял рядом на случай чего-либо непредвиденного. Через минут пять Тори отошел и объяснил, что он что-то слышит, но это что-то, очевидно, далеко, и, что самое странное, постоянно. Как будто кто-то делал `переход` далеко отсюда и, практически, все время, не закрывая его. Тогда у меня мелькнула мысль, что и сам переход может оставлять подобные ощущения. Стало быть, было возможно, что перед нами находилась некая не зарастающая дыра в что-то.
Странное дело. Иногда всю жизнь вот так ждешь чего-то, ждешь, надеешься на чудо, и когда уже совсем не остается надежды, оно сбывается, но уже нет той радости, того безумного восторга, какой возникает при мгновенном исполнении твоего желания. Размышляя над этим, можно предположить, что если есть где-то такое место, где задуманное автоматически сбывается, то наверняка, люди, живущие там, просто дохнут от скуки с таких чудес. Но дело совсем не в этом. Я стоял и пялился на это дерево, и все больше понимал, что именно этого я так долго ждал. Ну если не этого, то нечто в этом роде. Неужели никто из вас никогда не хотел найти дверь, которая уведет вас в некую страну чудес, в сияющую сказку? Да я просто уверен, что каждый. И вот теперь эта дверь была передо мной. По крайней мере, я хотел верить, что это именно она. Немного смущало только то, что судя по характеру гостей оттуда, нас там, видимо, никто не ждал, не говоря уж о приглашении.
— А если попытаться эту штуку вскрыть? — осторожно спросил я.
Тори, было видно, боялся и с сомнением качал головой.
— А ты попробуй! Эх, мне бы…-протянул Том.
Тори обиженно сконфузился, а затем решительно кивнул и попросил, чтобы мы отошли подальше.
Спустя пять минут, в течении которых Тори мысленно `боролся` с деревом, мы решили оставить попытку.
Ужасные проклятья так и прыгали у меня на языке. Вот она, перед тобой, это чудо, невиданное людьми, дверь в неизведанное, и у тебя нет ключа ее открыть! Я чувствовал себя полным идиотом. Я дал себе слово, что потом я постараюсь раскопать секрет этого `замочка`. Я притащу сюда десятки, нет, сотни приборов, буду сидеть днями и ночами, буду…
Стоит ли говорить, что у меня ничего не вышло. Втихую от Тори, я провел на этом месте многие часы. Я ископал его вдоль и поперек, срезал кору с дерева, исследовал его сок, внутреннюю древесину, электричество, электромагнитные колебания и многое другое, но результат был один и тот же. Ничего…Ничего. Словно кто-то играл с нами в какую-то чудовищную игру, издевался как хотел. Нас завлекало в какую-нибудь мистическую чехарду, а когда мы пытались что-либо понять, все исчезало, и мягкий издевательский голос говорил: `Вам показалось, это переутомление, надо немного отдохнуть, и все пройдет!`
Воздушный замок рухнул. Дзинь! Полетели зеркальные осколочки. Осталась кучка разгоняемого тумана, да гадкое хихиканье где-то за спиной…

Глава 11.

— Какой славный человек, такой маленький! -обратилась одна из Птиц к другой.
— Никогда не думала, что на Третьем райдере могут быть такие смешные созданья! -подтвердила Вторая.
Обе сидели на краю плывущего по небу студенистого островка, которые так многочисленны зимой на южной территории Второго райдера.
— А как страшно то было! — вспоминала одна, — мы чуть не погибли!
— Да. Еще бы немного и `переход` закрылся перед нами!
— Я еще успела увидеть море. Оно у них такое страшное! Все в пене, клокочет, молнии сверкают, и небо темное, мрачное, как склеп.
— Да уж, местечко не из приятных!
Мимо просвистела пара Птиц. Рассекая плотный воздух, они, лавируя между островами, направились к видневшимся невдалеке полям дурманящей травы.
— На ночевку полетели.
— Пора. Скоро солнце зайдет. Все никак не привыкну к здешней темени.
Взмахнув крыльями, они соскользнули вниз. Последние лучи прятали свои голубые нити в горизонте, и с востока уже ползла черная непроглядная тьма, разливаясь липкой лужей по бескрайним полям…
Птицы. Я лежал и вспоминал их. Конечно, они были огромны и страшны, но, вместе с тем, очень красивы. Я представил, как они тогда висели передо мной, подобно двум огромным колибри, и вертели головой. Глаза. Странные глаза, как будто понимающие тебя, они прямо источали любопытство. Предавшись мечтам, я представил себе, как я бегу по полю, а рядом со мной летят птицы, как бы охраняя меня. А потом мы играем, загоняя воображаемого кролика, или запрыгнув на спину к одной из них, я лечу над травой, поднимаясь все выше, выше…
— Тори! — голос отца рассыпал мои чудесные картинки. Я слез с кровати в тапочки и пошел вниз.
— Смотри, что я привез!
Это был велосипед!
Надо ли говорить, что отец правильно все рассчитал, и это событие вытеснило из моей головы абсолютно все. Теперь, едва рассвет освещал дорожку, я садился на своего двухколесного друга и начинал объезд окрестностей. Колеса давали большие возможности. Например, я теперь мог проехаться по дороге, что вела в поселок, и получше ознакомиться со здешними местами. Когда мы ездили на машине за продуктами, я заметил множество тропинок, ведущих от дороги к горам. При первой же возможности я решил разузнать, куда они ведут. Воображение услужливо начертило карту, по которой я непременно отыщу клад, и мое желание переросло в непреодолимую натянутую тетиву.
Спустя три дня я так и сделал. Я доехала по грунтовой дороге до шоссе и направился к поселку. Доехав до третьей или четвертой тропинки, сворачивающей от асфальтовой ленты к горам, я съехал на обочину и остановился. Надо было еще раз все взвесить. Неожиданно появилась мысль, о которой я и не помышляла. Раз существовала тропа, то кто-то ее протоптал. Следовательно в конце ее вполне могли оказаться люди. Это было крайне не желательно. Сначала я решил ехать на велосипеде, так как, в случае опасности, я мог быстро смыться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики