ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

непременно сделать свою избранницу законной супругой. Торопливо вытащив папку с названием "Августин", Галина перегнула её пополам и сунула в сумку. В это время позади неё застучал факс. Испуганно вздрогнув, она подбежала к аппарату. Прочитав несколько строк и догадавшись, что строчат как раз из страхового агентства, Галина подождала окончания, затем оборвала ленту с подписью Агарковой и тоже запихнула в сумку. Теперь можно уходить. Воровать, кажется, больше нечего, а дожидаться мужа нет никакого желания.
Она подошла к окну и посмотрела вниз с высоты десятого этажа.
- Не прыгайте! - раздался позади неё скрипуче-ласковый голос. - Там внизу очень красивые цикламены, и будет очень жаль, если их помнут.
- Дался вам всем этот полевой шпак, - сказала Галина и обернулась. В кресле на колесиках к ней подкатывался Григорий Горевой и завораживающе улыбался.
- У меня к вам большая просьба, - произнес Гоша. - Ужасно надоел цвет портьер в моем кабинете. Не посоветуете ли, что выбрать? Здесь рядом.
- Хорошо. Только прекратите улыбаться, - ответила она, поняв, что отказываться бесполезно.
Панагеров, кажется, ничуть не удивился, узнав в посетителе лаборатории Адрианова, с которым не виделся лет десять. Но ничуть и не обрадовался, словно тот успел надоесть ещё с прошлой встречи.
- Привет, Леша, - равнодушно сказал он. - Ты куришь? Кури.
- Пора бы тебе, Миша, соорудить что-то вроде твоей говорящей пепельницы - совал бы ей сигареты, а она бы тебя окуривала, как султана, отозвался Адрианов и огляделся. - Неплохо ты устроился.
- Так, ерунда... У нас в ФИАНе было покислее. А ты чего тут?
- Проездом, - уклончиво сказал Алексей Викторович, разглядывая приборы.
- Или работу ищешь? Иди ко мне лаборантом.
- А это у тебя что? Торсионный генератор?
- Малой мощности. Мы же на десять лет вылетели. А в физике, сам знаешь, одни год - за три. Упустишь разработку - догоняй на перекладных. Настоящие научные центры теперь только в Америке. - Панагеров плюнул на пол и замолчал.
- Да, с ними не потягаешься, - вежливо согласился Адрианов. - Но идеи - везде идеи, хоть в Африке.
- А негры - они везде негры, особенно в России, - подрезал тот. - Ты пьешь? У меня спирт.
- Ну и наливай, чего спрашиваешь? Закусить нечем?
Панагеров открыл холодильник, доверху набитый всевозможными продуктами.
- Выбирай что хочешь, - сказал он, вынимая кристально запотевшую колбу. - Расход не учитывается. Только пробирки вымой.
- Зараза к заразе не пристанет, - ответил Адрианов.
Первые десять минут они просто пили и вспоминали анекдоты из прошлого, затем обсудили, кто куда подался, где летает и когда умер, дальше пошел обмен мнениями о развитии того или иного проекта, в которых им обоим довелось принимать участие под патронажем Минатомэнерго, оборонщиков и ЦК, а после перекинулись на общие проблемы физики и науки в целом. От наводящих вопросов Панагеров ловко уклонялся, а смазка его внутренних элементов высококачественным спиртом шла только на пользу - овладевших моральным кодексом строителя коммунизма не перепьешь. Долгие контакты с КГБ также не прошли даром.
- Что же у тебя за программа? - не выдержав, спросил Адрианов. Время уже поджимало.
- Да все то же, что и было, - отмахнулся Панагеров. - Только никто в спину не дышит.
- СВЧ? Ментальные модуляторы? Радиоакустическая вибрация? Генный деструктор? Нейролингвистическое программирование? Инфразвуковой резонанс? Что именно? - наседал Алексей Викторович. - Забурел ты тут, Мишка, пургу гонишь, ни зги не видно.
- А я комбинирую в различных направлениях, - сказал тот. - Но в основном, в области мозга. Сама природа создала его как полупроводниковую структуру.
- Значит, все-таки психотроника?
- И это тоже. Сам знаешь, даже шоколад имеет четыреста пятьдесят молекул, содержащих психотропные элементы. Мы все, сами того не понимая, живем на наркотиках. Пятый ингредиент самого популярного напитка кока-кола вот уже около ста лет держится в строжайшем секрете, а что он собой представляет? Могу только догадываться. Добавь в организм, потребляющий тот или иной продукт, катализатор, распыли его в воздухе - и желаемый результат перед тобой: либо требуемое изменение сознания, либо искусственная генная мутация. Что уж говорить о массированном облучении торсионным полем? В Красноярске-26 у нас с тобой была возможность в этом убедиться. И испытать ликование. Но оно оказалось преждевременным. А нынешние наши правители ничуть не умнее прежних, даже ещё дремучее. Живут только сегодняшним днем. Они могут приветствовать лишь средневековый оккультизм и прочее примитивное психофизическое воздействие на интеллект. Дистанционное техническое управление, скажем, или этническое оружие с психокодированием, или информационное бесконтактное формирование модели общества, причем экологически чистое, им глубоко до фонаря. Учились бы у Запада, коли своего ума нет. Впрочем, там им ничего нового не откроют. А свои ученые им не нужны. Ладно, не нужны им, найдутся другие. - Панагеров умолк, почувствовав, что и так сказал достаточно. - Ну, а ты в каких зарослях бродишь? И что вынюхиваешь? Где колбасой пахнет? Ты ведь ко мне не случайно заявился, так? Только не люблю, когда врут больше меня.
- Не стану обманывать, искал, - признался Алексей Викторович. И, подумав о том, что месить ногами бетон больше нечего, добавил: - Хотелось тебя предупредить. Чтобы ты остановился.
- Ты о чем, Леша? - прищурился Панагеров.
- Сам знаешь. Кто твои хозяева и чем занимаются?
- Нет, не понимаю. Не веди себя, как обскурант на паперти.
- А ты, Миша, заложник. Времена вольных алхимиков давно миновали. Даже писателю заказывают музыку.
- Музыку заказывают композиторам.
- Ты понял, о чем я. Тебя тоже используют. А когда получат то, что им нужно, отправят чистить сортиры - в лучшем случае. Мы с тобой это уже проходили. Я не знаю, что ты успел натворить, чем им помог, но, полагаю, достаточно, чтобы провести остаток жизни в монастыре.
- Можно подумать, что у тебя над головой нимб. Сейчас проверим инфракрасным излучением. - Панагеров потянулся к своему генератору, но Алексей Викторович остановил его, сжав локоть.
- Брось! Что я, не знаю, как работает эта штуковина? Ты тут совсем одичал, на своих бывших коллег кидаешься. Не путай меня с подопытными крысами. Лучше подумай над моими словами.
- Ладно, видно будет, - проворчал Панагеров.
- А пока - будь здоров. - Адрианов встал и быстро пошел к двери.
- И ты не кашляй, заглядывай! - донеслось вслед.
Алексей Викторович поднялся по лестнице в вестибюль, вновь прошел сквозь металлодетектор, и его никто не остановил. Лишь разговаривавший с охранниками Максим Леонидович проводил долгим взглядом. Обогнув клумбы с яркими цветами и живую изгородь из кустов, Адрианов глазами поискал легендарный "Запорожец". Не приметить его было бы трудно, почти как крейсер "Варяг" среди современных линкоров. Но машина исчезла. Вместе с Косовым. Нигде не было видно и Галины. Они не могли уехать, не дождавшись его, подумал Адрианов, взглянув на часы. Правда, лимит отпущенного времени он превысил почти вдвое. Наверняка что-то случилось Покрутившись возле стоянки ещё минут тридцать, он решил ехать на улицу Красных бань и ждать их возле дома.
А Косов в это время добивался желаемого результата другими, мюллеровскими методами, словно прошел успешную стажировку в гестапо, а развязывание языков было его любимым занятием. Зубные врачи - самые неумолимые, жестокие и бесчувственные люди среди эскулапов, испуганные вопли только возбуждают их ещё больше. Но Шепталов даже не решился кричать или оказать какое-либо сопротивление этому сумасшедшему с электродрелью. Загнанный в угол, он прижался спиной к стене и был близок к обмороку, мысленно простившись с мамой-старушкой, любимой некогда работой и всей жизнью, вспомнив, что успел застраховать её на льготных условиях в родном агентстве. Но последний час, оказывается, ещё не пробил.
- Ты вытолкнул Люсю Баркову из окна? - как грозный судия вопросил Косов, приближая жужжащее сверло к лицу эксперта.
Тот бессильно кивнул, вяло подумав: раз спрашивают - значит, пока не продырявят.
- За то, что она пыталась подобраться к файлам? И выяснила, что за страховками с жильцами дома стоишь ты? - Косов продолжал спрашивать, а Шепталов кивать.
- Всеми полисами с рухнувшими "хрущобами" занимался ты?
- Не только, ещё сама Агаркова, - прошептал Юрий. - И кто-нибудь из местной управы. В каждом конкретном случае - разные.
- Вроде Челобитского?
- Да. Он должен был повлиять на жильцов, чтобы те уехали или заключили договор... Уберите сверло! У меня глаз дергается.
- Это хорошо. Дергается - значит, ты жив; у мертвого ничего не дергается. А кому выплачивалась страховка? И каким образом?
- Представителю "Оникса". В данном случае - Мокроусову, советнику управы. В других случаях - другим уполномоченным.
- Как это можно сделать? - удивился Косов, чуть ослабив руку, которую держал на горле эксперта.
- Очень просто. Главное - юридически грамотно оформить документ. В каждом полисе был маленький пункт, на который никто не обращал внимания. Там говорилось, что в случае передачи здания с муниципальной ответственности под опеку корпорации, весь ущерб возмещается её представителю. Но родственники, как правило, и не знали о существовании страховок, так что претензий не было.
- Ловко у вас процесс поставлен, - усмехнулся Косов. - Мастера своего дела. Где копии всех страховок?
- У Агарковой.
- Это она велела убить Баркову? Или кто-то из "Оникса"?
- Не знаю! - Не выдержав, эксперт сорвался на крик. - Ничего не знаю! Мы хотели только поговорить с ней, припугнуть...
- Вместе с Агарковой? Значит, вы вдвоем её выбросили? - догадался Косов.
Он ослабил хватку и потерял бдительность, потому того, что произошло потом, совершенно не ожидал. Шепталов, очевидно, уже пришел в себя и только выжидал момент.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики