науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Anita, вычитка Iris_sh
«Незнакомец из прошлого»: Панорама; Москва; 1996
ISBN 5-7024-0477-7
Аннотация
Он и Она – два сильных, самолюбивых человека, вступают в жестокий поединок. Он убежден, что она хитрая интриганка и вымогательница. Она, что все унижения терпит ради сына. Им пришлось пройти через многие испытания.
В один прекрасный день они оба понимают, что уже не могут друг без друга…
Джейн Метьюс
Незнакомец из прошлого
Глава 1
– Ой, мама! Смотри! – Намотав на спиннинг леску с пойманной рыбкой, Энди резко обернулся, чтобы показать улов. В свои четыре года он был типичным мальчишкой: впечатлительным, озорным и непоседливым.
– Энди, осторожно! – закричала Ринна. Она постаралась скрыть усмешку, когда трепещущая рыбка шлепнулась на золотые кудряшки Дженнифер Мартин.
Как и следовало ожидать, шестилетнюю Дженнифер это разозлило, и она тут же запустила в Энди комком грязи. Прежде чем Ринна успела добежать до них, началась настоящая битва.
– Эй, ребята! Хватит, прекратите! – строго сказала. Ринна, растаскивая их в стороны. Она бросила рыбку в ведерко Энди и принялась снимать рыбью чешую с волос Дженни.
Месяцы, что она работала здесь, в поместье «Мартин Оукс», обучая дочь Джонатана Мартина, несколько отстающую от своих сверстников, складывались на зависть удачно, Они оказались полезными для Ринны. Ринна стала для Дженнифер не просто учительницей, а близким человеком: она добровольно взяла на себя обязанности по воспитанию ребенка, лишенного материнской ласки. Стараясь совместить обучение девочки и своего сына с игрой, она устраивала ежедневные прогулки. Но рыбная ловля, видно, не принадлежала к ее удачным педагогическим находкам.
– Вы только посмотрите на себя, – укоризненно произнесла Ринна, изо всех сил сдерживая смех. Оба ребенка, забрызганные грязью, напоминали героев комических фильмов. – Миссис Мэкки задаст вам.
– Это она виновата, – Энди кивнул на Дженнифер, – она в меня грязью бросалась!
– Нет, он! Он нарочно уронил на меня эту рыбу!
– Ну-ну, в чем это вы оба извалялись? – послышался голос дедушки Дженнифер. Опираясь на трость, худой, подтянутый мужчина с шапкой седых волос, прихрамывая, приближался к пруду, с трудом скрывая смех.
– Дедушка, смотри! Смотри, что я поймал! – Энди вновь продемонстрировал рыбку.
Мистер Мартин не был ему родным дедом, но Энди привык называть его «дедушкой», как это делала Дженнифер. Ринна не возражала, хотя считала, что сын должен быть более почтительным к взрослым.
– Ну и рыбку ты поймал, Энди! Она ведь особенная. Умеет показывать фокусы, – сказал мистер Мартин и громко рассмеялся.
– Правда? – В голосе Энди прозвучало сомнение, но глаза его округлились в предвкушении чего-то необычного.
– Точно, – кивнув головой, с серьезным видом подтвердил старик. – Хочешь убедиться?
Когда Ринна впервые появилась на ферме, мистер Мартин не производил впечатления человека, способного смеяться над проказами детей. Это был чудной старик, ему не хватало терпения даже с собственной внучкой, не говоря уж о других детях. Ринна, не обращая внимания на его подчас резкие замечания, мало-помалу буквально втянула старика в повседневные игры детей и приучила сопровождать их на прогулках. Теперь он относился к ним с почти юношеским благоговением. Даже артрит стал причинять ему меньше беспокойства.
– Смотри, – сказал он, сжав рыбешку возле жабр. Защитная реакция тут же заставила небольшого ершика ощетиниться острыми спинными плавниками.
– Ухты! – воскликнул Энди.
– Вот тебе и «ух ты». – Ринна собрала рыболовные снасти и направилась по берегу вверх. – Время обеда, а вас еще нужно отмыть.
– Я провожу их, – вызвался мистер Мартин. – Дэвид сегодня утром сказал, что вы хотели взглянуть на Стального Кинжала. Почему бы вам не отправиться на пастбище сейчас, пока дети будут есть?
Стальным Кинжалом звали чистокровного жеребца, новичка в конюшнях «Мартин Оукс». Трэвис, старший из трех сыновей мистера Мартина, купил его недавно и привез домой. Семья Мартинов надеялась, что жеребец выйдет в победители на следующих скачках на приз «Трипл Краун», и Ринна всю последнюю неделю пыталась выкроить время, чтобы самой убедиться в достоинствах лошади.
– Дэвид сейчас занят, но Кинжала вы найдете на южном пастбище, – подсказал ей мистер Мартин.
Ринна быстро нашла скакуна. Опершись на верхнюю перекладину изгороди, она с восхищением стала наблюдать за ним. Наконец-то сможет исполниться заветная мечта семьи Мартинов, подумала она.
Конь был великолепным: правильной формы голова с ясными глазами, мощные покатые плечи, широкая грудь, короткий сильный круп, стройные задние ноги и, наконец, гармонично развитые бедра с удлиненными мышцами. Подняв уши, животное напряженно вслушивалось. Ринна поняла, что этот лоснящийся серый жеребец мог бежать очень быстро, сохраняя силы даже на длинных дистанциях, – главное требование для настоящей скаковой лошади. Наклонившись, она проскользнула под перекладиной и осторожно приблизилась к жеребцу. Для двухлетки ведет себя вполне прилично, заключила она, погладив его по холке.
От ее прикосновения дрожь побежала по телу коня, но он не двинулся с места, а лишь слегка шевельнул хвостом. Он был крупнее, чем положено для двух лет, уже достигал более полутора метров в холке: его загривок доходил Ринне до плеча. Она постаралась тихим голосом успокоить скакуна и провела рукой сверху вниз по его передним ногам в поисках изъянов. Конь игриво ткнулся в нее мордой, что было совсем нехарактерно для настоящего рысака.
– Спокойно, – пробормотала Ринна, поглаживая мягкую шерсть на его морде.
Ноздри коня раздувались, она чувствовала на себе его дыхание. Непрошеные воспоминания об отце и другой скаковой лошади, крупном, поджаром жеребце по кличке Бравый Воин, обожгли ее словно огнем. В какой-то момент образы прошлого так ярко озарили все вокруг, что ей показалось, будто она вновь во Флориде и ранним утром скачет верхом по покрытым росой лугам.
Ринна зажмурила глаза, безуспешно пытаясь унять боль воспоминаний. Она, юная и беззаботная, училась в колледже и работала вместе с отцом тренером скаковых лошадей, вспоминала сейчас она. Те годы, полные любви и упорного труда, навсегда останутся лучшими в ее жизни. Ринна не видела отца и скакуна по кличке Бравый Воин уже четыре года и вряд ли увидит их когда-нибудь. Они часть ее жизни, ее прошлого, к которому она отрезала все пути, когда сбежала в Кентукки, сбежала одна, ожидая рождения ребенка.
Продолжая гладить коня, Ринна устремила взор на расстилающиеся перед ней бескрайние луга, покрытые волнистыми зарослями пырея. Именно здесь, в этом тихом уголке, для нее и ее сына началась новая жизнь. Но она ничего не забыла. Даже сейчас, когда боль должна была бы притупиться, она не в состоянии забыть человека, ставшего отцом ее ребенка. Они познакомились на вечеринке почти пять лет назад. Угрюмое выражение его смуглого лица, его взгляд навсегда врезались в ее память, постоянно терзали ее.
Все началось знойным флоридским вечером. В тот день, получив диплом об окончании колледжа, Ринна отправилась на вечеринку со своей подругой Шелли Роббинс. Ринна знала, что приятели Шелли отличались буйным нравом, но даже самое смелое воображение не могло нарисовать ей картину того, что происходило на этой вечеринке.
Не успев переступить порог, она поняла, что окунулась в совсем непривычную для себя атмосферу. В гостиной горел яркий свет, из стерео колонок неслась громкая музыка. Над остальной, неосвещенной частью дома витали загадочные тени. Помещение было до отказа набито людьми; парочки из разных комнат поочередно, отправлялись к бассейну. Одни обнявшись, танцевали, другие, расположившись в темных уголках, занимались тем, что совсем не напоминало танцы. Ринна с уверенностью могла сказать, что висящая пелена дыма своим происхождением обязана не только обычным сигаретам.
– Шелли, – прошептала она, – по-моему, нам лучше уйти. Эта вечеринка не для нас.
– Не дури, – одернула ее подруга. – Все будет нормально. Только взгляни, сколько здесь симпатичных мужчин.
– Шелли, ведь мы никого не знаем, – заметила Ринна.
– Подумаешь, познакомимся. Люди из мира скачек всегда найдут общий язык. Смотри, вон Джек Картер. – Шелли указала пальцем на сына соседей, владельца скаковых лошадей. – Раз уж он здесь, то нам сам Бог велел.
– Какое мне дело до Джека Картера, – не уступала Ринна. – Дело в нас. Из мира скачек они или нет, они – люди не нашего круга.
– Послушай, Ринна, мы живем не в средние века. Хватит корчить из себя пуританку, пора бы для разнообразия немного расковаться. Что плохого, если ты немного повеселишься?
– Курить травку–не значит быть раскованной, – ответила Ринна. – Как и отбиваться от заигрываний всяких пьяниц. – Она злобно посмотрела в сторону высокого блондина, который, проходя мимо, ущипнул ее.
– Тогда уходи, – сказала Шелли, подмигивая блондину. – Ступай домой пешком, вот и развлечешься. Я остаюсь и собираюсь отлично провести время.
Ринна вздохнула, сбежать отсюда совсем не так просто. Чтобы попасть сюда, им пришлось проехать в машине Шелли более шестидесяти миль от Окалы до Тампы.
– Шелли…
– Хватит, Ринна, это же, в конце концов, вечеринка. Ты ведь не ждала, что здесь будут угощать молоком с печеньем? Никто не сделает тебе ничего дурного. А ты ведешь себя так, словно кто-то собрался лишить тебя невинности.
Эта неприступность Ринны служила предметом постоянных насмешек Шелли. Глупо, конечно, но Ринна начинала чувствовать себя виноватой в том, что, учась в колледже, не позволяла никому даже дотронуться до себя. По понятиям их студенческого городка, провозгласившего культ секса, она принадлежала к неудачливому меньшинству, а, по мнению Шелли, так и вовсе была ненормальной.
Шелли втиснула ей в руку бокал:
– Держи, может, это поможет тебе.
Ринна с тревогой посмотрела на бокал. Она не привыкла пить. И к тому же ее отец очень неодобрительно относился к алкоголю.
– Что это?
– Пунш из шампанского, что еще? Выпей и прекрати занудничать. Честно, Ринна, не знаю, зачем ты вообще пошла со мной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики