ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С обнаженным торсом и копьем в руках, словно много лет назад в горах Атлантиды, он направился к белому жителю гор. Только в Атлантиде на подобных чудовищ никогда не ходили втроем — лучшие охотники племени отряжались на опасное дело. Но выхода не было — это его страна, за порядок в которой он отвечает. И он не может допустить, чтобы случайный путник, слыхом не слыхавший о такой напасти, пал жертвой коварного зова.Кулл миновал поворот и подошел почти к самому чудовищу. Постоял, любуясь внушительным зрелищем. Он чувствовал, что там, за спиной у поворота в напряженных позах с камнями в руках дожидаются его Брул и телохранитель. Кулл решительно сделал шаг вперед, выставив перед собой копье.Если бы он не ожидал стремительного выпада мощной лапы, он бы погиб. Но едва мелькнула почти неуловимая глазом тень, он упал, перекувырнулся несколько раз, вскочил на ноги и отбежал шагов на пятнадцать, проорав дикий, почти забытый им боевой клич племени Приморских гор.Чудовище удивленно открыло глаза и посмотрела на то место, где должна была валяться убитая жертва. Кулл вытащил затычки из ушей — монстр проснулся и значит больше не издает завораживающего храпа, а шум в схватке для опытного бойца очень много значит, зачастую ориентируешься исключительно по звуку.Кулл стоял, замерев, и не сводил глаз с чудовища. Оно широко разинуло слюнявую пасть, усаженную острыми клыками, потом закрыло и посмотрело огромными зеленоватыми глазами, чем-то напоминающими стрекозьи, на Кулла. Но не двинулось с места. Закрыло глаза, словно вновь собиралось заснуть.Атлант оторопел — как вызвать чудовище на погоню? Он не помнил, что делали его соплеменники в данном случае. Наконец, он решился, дико заорал, бросился вперед и метнул копье, метя в глаз, хотя прекрасно знал, что даже в случае удачного броска, монстра это не убьет — мозг у белого жителя гор расположен далеко от глаз.Но копье достигло желаемого результата — чудовище заревела от боли, задние и средние ноги напряглись. Кулл понял, что произойдет в следующее мгновение и стремглав бросился назад, к повороту, выхватывая из ножен меч — игрушка против белого жителя гор.Миновав поворот, он остановился тяжело дыша, радуясь, что длинное массивное чудовище может не вписаться в узкий крутой поворот расселины. Бросил мимолетный взгляд наверх — двое мужчин занесли над головами тяжелые камни, у их ног были сложены горками другие.С ревом боли чудовище бросилось за обидчиком, но затормозило перед поворотом, оставляя на придорожных камнях огромные клочья белой шерсти. И хотя до поворота было ярдов пять, Брул, не спеша и тщательно прицелившись, метнул камень. Удар получился почти удачным — на фут бы левее и размозжил бы непрочный череп, а так только ранил — может быть даже смертельно, но чудовище пока еще могло двигаться и в любой момент растерзать Кулла.Но, не понимая, что опасность угрожает сверху, монстр ринулся на запах и дикий призывный рев основного обидчика. Едва он оказался в повороте, на него обрушился буквально град камней — пикт и Алый Убийца торопились, бросая почти не целясь, уповая на то, что хотя бы один из дюжины камней достигнет цели.Так оно и случилось. Животное уже умирало, не в силах двигать, разинув чудовищную пасть, хрипя уже, а не ревя, а Брул с товарищем все швыряли и швыряли заготовленные камни.Кулл осторожно подошел к зверю — в него чуть не попал брошенный сверху камень.— Хватит, Брул! — сложив руки рупором, что есть мочи прокричал он. — Чудовище мертво, спускайтесь! — И добавил уже нормальным голосом: — У нас еще очень много работы.Когда пикт и телохранитель спустились, Кулл уже взобрался на мертвого монстра и вовсю орудовал мечом, отделяя голову от туловища. Увидев спутников, он рукой провел по лбу, смахивая пот.— Гордитесь, — сказал он, — никогда еще не слышал, чтобы сердце белого жителя гор делили на троих. Мне всегда доставался совсем маленький кусочек…Между огромной тушей и горами был просвет не больше ярда, с трудом провели лошадей. Они прекрасно отобедали — Кулл вновь продемонстрировал незаурядное, ничуть за десятилетие не позабытое варварское кулинарное мастерство. До каких изысков не додумывались придворные повара, но так просто и вкусно приготовить было не в их разумении. Мяса набрали сколько могли — вялить некогда, а так испортится. И помчались вдаль, оставляя гору мяса птицам и хищникам.Долгое время ехали без приключений, перебрасываясь ничего незначащими репликам и шуточками, настроение после победы над белым монстром было прекрасным.Наконец они достигли края одного из глубоких ущелий, которыми славятся южные горы Валузии. Кулл спешился и с сомнением посмотрел на шаткий навесной мост — веревки были растрепаны, старые бревна аж почернели от времени. Даже подумать о том, что придется ступать на этот мост было страшно. Но Кулл не привык отступать и первым подвел коня к мосту.— Ваше ве… то есть, Торнел, — Алый Убийца смутился, забыв о предупреждении. — Позвольте, я пойду первым.Он не рвался на шаткий ненадежный мост, от одного вида глубины ущелья к горлу подбегала тошнота, но случись что с царем, а он останься жить, то, во-первых, ему все равно останутся считанные дни — до встречи с Келькором, а во-вторых, вечный позор падет на его семью, которая так гордиться тем, что он служит в элитарном отряде лучших воинов Валузии.Кулл хотел что-то сказать в ответ на слова телохранителя, но Брул многозначительно положил руку на плечо царственному другу, и тот кивнул.Воин взялся рукой за веревочные перила и, осторожно ступая, повел коня к противоположному краю моста. Кулл и Брул, затаив дыхание, смотрели на него. Ущелье было довольно широким, более тридцати ярдов. Воин почти достиг середины, Кулл подвел коня к мосту.— Подожди, — попросил пикт, — мост одного-то едва держит.Кулл снова молча кивнул головой.Телохранитель уже добрался до самого конца угрожающе поскрипывающего и раскачивающегося при каждом шаге моста и хотел издать победный вскрик, как веревки все ж не выдержали — у самого края ущелья порвались и вся конструкция, удерживаясь на краю, где стояли Кулл и Брул, полетела вниз. Бешено заржал конь и тут же крик захлебнулся — животное разбилось о камни ущелья.Алый Убийца, приученный к любым неожиданностям, успел ухватиться за веревку, ограждавшую мост, его с размаху стукнуло о скалы, но он висел посередине между краем пропасти и каменистым дном, где насмешливо журчал извилистый ручей.— Держись! — крикнул Кулл и приготовился спускаться за ним по висевшей веревке.— Нет! — жестко встал на его пути Брул. — Веревки не выдержат двоих, вы сорветесь оба. Я не пущу тебя!— Но не могу же я равнодушно смотреть как гибнет мой человек! — прорычал Кулл.— Давай попробуем вытянуть его вместе с мостом сюда, места хватит, а сил у нас не занимать.— Давай, — согласился на не пришедшее ему самому в голову предложение Кулл. Он был зол на себя — мог бы сам догадаться. — Давай быстрее, у него пальцы могут разжаться — как его швырнуло на стену. Удивляюсь, как он вообще себе чего-нибудь не сломал.Оба промолчали, понимая, что, может, и сломал и тогда придется возиться с раненым. Но сейчас надо не рассуждать, а спасать товарища. Оба встали на колени перед обрывом и принялись тащить на себя останки моста. Они торопились, как могли, но было тяжело, бревна настила, вырвавшиеся из веревочных петлей, цеплялись за выступы и застревали в трещинах. Кулл и Брул старались избегать резких движений, чтобы не стряхнуть раненого товарища с моста.Но не успели они вытравить мост и наполовину, как услышали предсмертный крик и звук удара бойца о камни. Кулл, не глядя вниз, бросил мост и встал. Он привык к виду смерти, и не было необходимости в каких-либо словах.Брул долго посмотрел вниз, потом встал, вытер о штаны руки и сказал:— Мне кажется, что кто-то активно препятствует нам. Кто-то знал, что мы поедем этой тропой и сделал все, чтобы не пустить нас.— Но о моем путешествии в Грелиманус знали, кроме тебя, лишь Ту, ка-ну и Келькор, — заметил Кулл. — Всем им я безоговорочно доверяю.— Нет, я не о них, — задумчиво произнес пикт. — Может, и в силах человеческих вызвать камнепад, послать разбойников и испортить мост, но как он может подослать то чудовище? Нет, я говорю либо о гневе богов, либо о сильном колдуне, который хочет погубить тебя. Во всяком случае, чтобы ты не добрался до Грелимануса.— Валка и Хотат! — воскликнул царь. — Чем я мог прогневить богов, для которых я — жалкий муравей. Если уж верить твоим словам, то верно, скорее второе — колдун мог бы следить за мной, хотя я даже не представляю как именно и насколько, в таком случае, он могуществен… И тогда он, пожалуй, сидит в Грелиманусе. Тем более я хочу поскорее туда добраться.— Но вперед пути нет, — возразил пикт.— Да, — согласился Кулл. — Придется временно сдаться и отступить. Возвращаемся в долину и поедем восточным торговым путем.— Или той тропой, что начинается у Храма Мертвых Богов.— Там видно будет, — нахмурив брови, сказал царь и вскочил в седло.Они вновь помчались по горной тропе.— Знаешь, — через какое-то время спросил пикт у Кулла, — чем отличаются варвары, как мы с тобой, от древних знатных валузийцев или аристократов других Семи Империй?— Чем же? — чтобы поддержать беседу спросил атлант.— Тем, что мы никого не обвиняем. Будь на твоем месте, например, советник Ту — к которому я, например, очень хорошо отношусь — он бы, может, промолчал, но обязательно бы подумал. А любой другой исконный валузиец непременно бы проканючил, что во всем виноват Брул, который предложил идти по этой, всеми богами забытой тропе, что он специально подставлял всех под опасность!— Брул! — гневно воскликнул Кулл, — у меня такого и в мыслях не было!— А я о том и говорю, — усмехнулся пикт. — Ты — варвар, ты видишь то, что видишь, и не ищешь во всем чьи-то происки и козни. Если ты что-то хочешь сказать — говоришь правду в глаза, если что-то хочешь сделать — идешь прямой, пусть и наиболее опасной, дорогой. Другое дело — валузиец. Он думает порой одно, а слова его означают прямо противоположное, он боится как бы кто его не заподозрил в чем-то нехорошем. А если он хочет что-то сделать, то выбирает окольный путь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики