ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Две женщины, отвечающие за фургоны подошли ближе.— Надо закупорить бочку и закатить ее обратно в фургон, — сказала та, что выше ростом. — И отодвиньте дерево на дороге, нам не проехать. И поторопитесь, к закату надо успеть добраться до оазиса, а то придется в пустыне ночевать.— Что все это означает? — спросил Кулл, дотянувшись до меча и стряхивая с него брызги мерзкой субстанции.— Сейчас некогда объяснять, — проговорила женщина. — На привале. Поторопитесь. Идите, отодвигайте дерево, мы сами закатим бочку.— Надо похоронить ваших охранников, — сказал Брул и крикнул: — Ку… Кузин Торнел, вон мой меч, прихвати его.— Некогда их хоронить, — жестко произнесла высокая. — Надо как можно быстрее отправляться в путь.— Почему вы нас не разбудили, когда заметили дерево? — спросил Кулл, дотягиваясь до меча Брула. — Все было бы иначе.— Мы не успели, — ответила медноволосая. — Мы растерялись — все произошло так быстро. Мы приказали нашим охранникам слезть с коней и отодвинуть ствол, и тут со всех сторон налетели разбойники. Стражников убили сразу, всех четверых. О том, что вы спите во втором фургоне, мы, честно сказать, просто забыли. Слишком неожиданно все было.— Но предложить отравленное вино вы сообразили…Кулл вышел из огромной лужи останков и подошел к груде лохмотьев, которая когда-то была одеждой Харкла. Склонился над ней, ковыряя останки кинжалом — золото не могло сгореть даже в адском огне.— Что вы копаетесь? Время дорого! — нетерпеливо сказала высокая.— Вы не предупреждали нас, что везете волшебное вино, — продолжая копаться в груде сожженной дряни, ответил Кулл. — И почему вы переодевались мужчинами?— Женщинами слишком опасно — желающих напасть на женщин больше.— Что-то вы не очень боялись, что вас затащат в фургон, — хмыкнул Брул.— Если бы надо, все стерпели, — услышал он в ответ, — но фургоны дойдут до Грелимануса. Считайте, что ваше жалованье увеличено в десять раз и не задавайте лишних вопросов.Кулл наконец нашел искомое, посмотрел на порванную цепочку и убрал реликвию в карман.— Пошли, Гларн, отодвинем дерево, — кивнул он другу.Они отошли и взялись за ствол.— Что ты обо всем этом думаешь? — спросил царя Брул.— Много чего, — напрягаясь, чтобы сдвинуть с места тяжелый ствол, ответил тот. — Во-первых, странно это все, таинственно. Но ответ, ниточка, за которую мы потянем — Грелиманус. С такими переодеваниями, с отравленным вином и едут именно туда, где засели наши исконные враги! Да, такое вино — страшное оружие!— Ох, — вдруг выдохнул пикт, — ведь этот Паук плеснул тебе в лицо вином.Кулл бросил дерево и быстро провел руками по лицу, ощупывая все ли в порядке — его не испугают и десяток громил с мечами в руках, но умереть такой смертью, как только что разбойники…— Я ничего не чувствую, — с сомнением сказал Кулл. — Может, Раама спасал меня, с такой настойчивостью угощая Вино Жизни? И во фляги ведь велел набрать…— Точно! — радостно хлопнул друга по спине Брул. — Наверное, он все предусмотрел, этот жирный чародей. Что ж, будем знать, что у нас во флягах не простое вино, побережем…Пока они возились с деревом, женщины, используя доску, что валялась в фургоне, с трудом, но закатили бочку внутрь. Все четверо были измазаны в отвратительных пятнах останков погибших разбойников.— Помыться бы, — мечтательно сказала медноволосая.— Некогда, — ответила подруга неуверенно. — Да и нечем, воды у нас не хватит. Увидим речку остановимся. Торнел и Гларн, садитесь на первый фургон и ведите. Дорогу знаете? Вот и прекрасно. Старайтесь ехать быстрее, но если еще раз увидите поваленное на дорогу дерево или что-то необычное, то…— Мы знаем, что делать, — кивнул Кулл.Друзья уселись на козлы первого фургона, Брул взял поводья и как заправский возница взмахнул кнутом.Шестеро коней поставили между фургонами. Женщины ловко управлялись с упряжкой и не отставали.Кулл сидел рядом с Брулом и озабоченно чинил цепь.— Надеюсь, все это воровское отребье погибло сегодня, — задумчиво сказал царь.— Вряд ли, — ответил пикт. — Ведь где-то у них есть стоянка, кто-то стережет ее, готовит обед… Но без главаря, думаю, они долго не протянут. Однако как они лихо оказались здесь — так далеко от того места. А ведь коней у них нет. Вот и верь после этого, что горы непроходимы.— Разберусь с Грелиманусом, — не отрываясь от своего занятия ответил Кулл, — пошлю войска облазить горы. Всех негодяев выкурю, чтобы и думать забыли грабить на проезжих дорогах Валузии, даже на контрабандистских тропах…Какое-то время ехали молча, дорога была узкая и Брул сосредоточился на управлении.— Слушай, Кулл… А, ладно, они нас не слышат.— Все равно, не называй меня так, — попросил царь. — И так эти лже-купцы очень подозрительны…— Слушай, я много раз видел этот медальон на тебе. Но чем он так дорог?— Старая история, — усмехнулся Кулл. — Долго рассказывать…— Так ведь все равно путь долог, — удивился пикт. — Если, конечно, тебе неприятно рассказывать, то…— Почему нет? — пожал плечами царь. — Действительно, рассказ вдвое сокращает дорогу. Слушай.Он не спеша, отвечая на вопросы друга, когда они возникали, рассказал, как юношей попал на лемурийскую пиратскую галеру, как Антиш вызвал его на бой, как он поклялся выучиться мастерству владения мечом и убить Антиша, как погибла «Лорелла», как он спас капитана пиратов, и как они расстались на северном побережье Валузии.Солнце поднялось очень высоко, горы вокруг были все ниже и ниже и как-то незаметно перешли в редкий лес, плавно переходящий в пустыню. Пустыня за южными горами была не песчаная, как например, печально известная пустыня Обжигающих Песков в Турании, или Пустыня Смерти в Верулии. Она была каменистой, одинокие скалы торчали тут и там, иногда даже попадались мелкие ручьи, возле одного из которых маленький караван остановился и все вымылись, выстирав одежду и натянув ее на себя мокрой, чтобы не задерживаться. На ветру и солнце она обсохла моментально.— Раз медальон у тебя, — вернулся к прерванному рассказу Брул, погоняя коней, — значит, ты убил этого лемурийского пирата?Кулл вздохнул.— Я даже забыл о своей клятве, — признался он. — Да и не буду же я по всему миру искать пирата? Сперва — просто не мог, воевал в Грондаре и Турании… Потом стал царем, и вообще не до того было… Лемурийские пираты и так доставляли Валузии массу неприятностей, а за время царствования Борны, который разогнал Черные Отряды, совсем обнаглели… Сперва, конечно, я с Верулией разобрался — славный был поход, да. Ну а потом стал готовиться к войне с Лемурией, собирал войска, сосредоточивал эскадру. Все шло как задумано. Они приняли бой еще в море, но мы разгромили их флот, Валка и Хотат нам помогли. Потом мы высадились, взяли несколько городов. Честно говоря, я и не собирался продвигаться дальше, но распускал слухи, что хочу завоевать весь остров и присоединить к Валузии. Ну и когда нам оставалось три дня до столицы, они прислали парламентеров — самых уважаемых граждан страны. Так вот, среди этих двенадцати, оказался мой старый знакомец — Антиш. Лет-то сколько прошло с нашего расставания, чуть ли не дюжина! Он меня не признал — ну как он мог даже предположить, что его бывший гребец станет царем древней Валузии? Зато я его признал сразу. И напомнил о моей клятве. Он побледнел — судьба Лемурии для него оказалась важнее жизни самой. Он убрал руки за спину и сказал, что готов пойти на смерть. Но мне не это нужно было, я заставил его драться. Он-то думал, что я… Впрочем, он очень быстро перестал лишь защищаться, а перешел в наступление. Ну посуди сам, Брул: я, царь, напросился на поединок — честный поединок — с парламентером. Он не имел права отказать. А представляешь, он победил бы меня?— Да он бы героем стал для своей страны! — воскликнул пикт. — О нем бы песни слагали.— Вот именно, — хмыкнул Кулл. — Но победил я. Выбил меч из его рук и приставил свой клинок к его груди. Ты бы видел его глаза в это мгновение, Брул! В них не было жизни, он прощался с этим миром. Но ты знаешь, у меня уже не оставалось злости и желания его убивать. Я ему сказал, чтоб он убирался прочь, а с остальными я буду разговаривать. Вот тогда он снял с шеи этот медальон и молча протянул мне. Для меня он мертв, я выполнил свою клятву, я победил его в честном бою. Хотя, наверное, он жив до сих пор. Как-то я слышал от каких-то постов, что он пользуется большим уважением на родине. Но для меня он — мертв.— Да, я понимаю тебя, — кивнул Брул и задумался о чем-то своем.День уже почти полностью уступил свои праву вечеру, когда они, наконец, добрались до желанного оазиса, где путников охраняют Валка и Хотат. Самые отчаянные и бессовестные грабители не рискуют, опасаясь гнева богов, нападать на путешественников в этих островках жизни, в просторном море камней и песка.Мужчины разожгли костер, женщины достали из фургона провизию и вино. Брул толкнул Кулла, когда тот потянул руку за кубком и подал ему свою флягу.Женщины переглянулись, но промолчали.Разговор не клеился — «мы вам платим за то, чтобы вы охраняли караван, а не задавали лишних вопросов» отзывались женщины на попытки друзей что-то узнать… Но сами пытались выяснить — кто такие их новые охранники, где служили, чем жили…Потом высокая женщина встала и протянула руку Брулу:— Пойдем, Гларн, я приготовила нам постель вол втором фургоне. — А Самта пойдет с Торнелом.Медноволосая Самта тоже встала и призывно улыбнулась Куллу.— Я не хочу, — буркнул Кулл. — У костра переночую, буду стоять на страже, вдруг кто нападет?— Ты прекрасно знаешь, что никто не нападет, — улыбнулась женщина. — И хищников здесь нет. Или ты, как наш славный царь Кулл, тоже неспособен на любовь с женщинами. Поговаривают, что царю в битве отрубили мужскую гордость…Брул едва сдержался, чтобы не хмыкнуть. Кулл резко встал.— Хорошо, — не глядя на красавицу, произнес царь. — Пойдем. Только потом не жалуйся, сама напросилась.Медногривая Самта рассмеялась, обхватила его за пояс и всем телом прижалась к Куллу. По телу мужественного атланта пробежала странная дрожь, от этой удивительной женщины, исходили странные, вызывающие страсть, флюиды.Звезды проснулись — чьи-то бессмертные души — в черноте неба и ласково смотрели, как Кулл помогает женщине забраться в фургон и залезает следом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики