науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хуже того, они были такими сильными и яркими, словно все это случилось только вчера. Рид всеми силами приказывал себе замолчать, но слова лились сплошным потоком.
– Крышей над головой была квартира с одной спальней в Куинсе, в Нью-Йорке. Я спал на диване. – В углах его губ заиграла улыбка. – Пожалуй, это мне даже нравилось – я мог пройти на кухню когда угодно и целыми ночами смотреть телевизор. Бабушка Крэншоу была почти глухой и не слышала меня.
Селина заметила, как его улыбка погасла, а в глазах вспыхнул гнев.
– До сих пор помню слова матери о том, как я должен вести себя. Она клялась, что не желает расставаться со мной, но ничего не может поделать – ей приходится колесить по стране в поисках работы. – Он пожал плечами, словно показывая, что это не имело значения. Гнев угас. – Бабушка часто болела, у нее прогрессировал артрит. Я был уже достаточно самостоятельным: я знал, как достать из коробки овсяные хлопья и налить в них молока, умел делать сандвичи с арахисовым маслом и джемом. – Он криво улыбнулся. – Мне запомнилось, как мать уверяла бабушку, что я смогу приготовить себе еду сам, если это потребуется. – Он снова пожал плечами, как будто это было неважно, и выражение лица стало еще более отчужденным. – Во всяком случае, мы с бабушкой пришли к обоюдному согласию: она присматривала за мной, а я – за ней.
Селина вспомнила, как однажды Рид рассказывал, что следил за тем, принимает ли его бабушка лекарства. Он даже делал ей уколы инсулина. Селина поняла, что у Рида никогда не было настоящего детства: уже в пять лет ему пришлось стать самостоятельным и заботиться о себе.
Рид молчал, пока события давнего прошлого проходили перед его глазами. На лбу выступили бисеринки холодного пота.
Селина ощутила его боль, а вместе с нею и ужас.
– Должно быть, вы отлично уживались вдвоем, – сказала она, пытаясь отвлечь Рида.
– Верно, – подтвердил он и сжал челюсти. – Потом она умерла. – Его тело сотрясла дрожь. Кошмар вновь оживал. В то время Риду было десять лет, он пришел домой из школы. Бабушка сидела в своем любимом кресле в гостиной. – Я нашел ее мертвой. У нее были открыты глаза. Работал телевизор. Казалось, она смотрит его, но я понял: что-то случилось. Я попытался заговорить с ней, и, когда она не ответила, пришел в ужас. Я взял ее за плечо, встряхнул, умолял ответить мне. – Его губы изогнулись в горькой гримасе. – Как говорили потом соседи, я вопил во все горло, так, что мог бы разбудить и мертвого. Но не сумел. – Лицо у него вновь стало отчужденным. – Пришли соседи и вызвали врача. Семейство О'Малли из квартиры напротив приютило меня на ночь.
Он тяжело вздохнул, когда образ бабушки стал таять перед его глазами.
– Помню, как я размышлял: позволят ли мне остаться здесь, смогу ли я найти работу и сохранить квартиру бабушки. Позднее ночью я услышал, как миссис О'Малли говорит по телефону. За пять лет нашего знакомства я никогда не слышал от нее грубого слова – прежде, до той ночи. Около двух часов утра телефон зазвонил снова. Я услышал, как она кричит: «Мне наплевать на вашу чувствительную натуру! Никаких «несколько дней», чтобы оправиться от шока! Вы должны быть здесь завтра же, забрать мальчика и похоронить мать!»
Рид сжался при мысли о том, что кому-то пришлось приказывать его матери приехать за ним.
Селина видела в его глазах обиду, боль, гнев. Когда погибли ее родители, ее окружили любящие родственники, желающие помочь ей. Но с Ридом судьба обошлась иначе. Селина представила его себе маленьким мальчиком, одиноким и никому не нужным. Она подыскивала верные слова, но сумела произнести только:
– Должно быть, тебе пришлось нелегко. – Разумеется, глупая, тут же ответила она себе.
Рид напрягся. Он не нуждался в ее сочувствии и не хотел его. Он разозлился на себя за неожиданную откровенность, призраки прошлого должны были остаться только его призраками.
Селина заметила, как выражение холодной отстраненности, к которому она так привыкла, вновь появляется на лице Рида.
– Это научило меня полагаться только на себя, – ответил он. Он вспомнил, как в пятнадцать лет попросил у Джо разрешения остаться с ней – это был единственный раз, когда он забыл урок, полученный после смерти бабушки. Он не имел права забывать о нем вновь. Обрывая разговор, он показал знаками: – Здесь холодно. Да и поздно уже. Пора идти спать. – Отвернувшись, он выключил гирлянды на елке.
Несколько минут спустя Селина вновь лежала в постели рядом с Ридом, каждый на своей половине. Селина понимала, что сейчас Риду необходимо побыть одному.
Соглашаясь на этот брак, ты знала, что он решил никогда не позволять себе привязываться ни к тебе, ни к кому-нибудь другому, напомнила она себе. Теперь она знала, как твердо он придерживается своего решения. Она неизбежно испытает разочарование, если привяжется к нему. И все-таки Селина не могла отвернуться. Рид страдал от глубокой душевной раны, и, несмотря на то, что стремился остаться в одиночестве, Селине хотелось утешить его.
– У меня замерзли ноги, мне холодно, – прошептала она, поворачиваясь к нему. – Никак не могу согреться.
Рид взглянул на нее. Он привык искать утешения только у самого себя. Но сейчас ему казалось, что стоит обнять Селину, и воспоминания перестанут терзать его. Он придвинулся и положил ее голову себе на плечо.
Селина скользнула ближе и прижалась к нему. Ей хотелось исцелить раны его детства, но она понимала – эти раны слишком глубоки.
Обняв Селину, Рид лежал в темноте. По его телу разливалось успокаивающее тепло, подобное теплу от лучей летнего солнца. Прикосновение любой женщины успокоило бы его, убеждал себя Рид, погружаясь в сон и чувствуя, как кошмары вновь отступают и прячутся в потайные уголки его души.
На следующее утро Селина заметила, что еще никогда Рид не держался с ней так отчужденно. Но, тем не менее, она ждала этого. Несколько часов она напоминала себе совет Джо, вызывала в памяти слова бабушек – они выражали ту же мысль, но более прямо: «Тебе придется научиться терпеть недостатки мужчины, поскольку избавить его от них не удастся». Обе бабушки не раз повторяли ей это. Даже слова Гарриет Калфоно вертелись, в ее голове: «Я знала, на что иду, и не могу пожаловаться».
Но, сидя за ленчем, Селина вновь пожелала прорваться сквозь барьеры, которыми окружил себя Рид. Она раздраженно вздохнула. Даже если она сломает его барьеры, это не означает, что Рид полюбит ее. Любовь… От этого слова только что проглоченный кусок застрял у Селины в горле. Вот в чем корень ее проблемы! Она убеждала себя, что растущее чувство к Риду, просто инстинктивная привязанность к будущему отцу ее ребенка. Теперь же она была вынуждена признаться, что лгала себе. Она проникла под крепкую защитную оболочку, которую так старательно воздвигал на ее пути Рид, и влюбилась в него. Идиотка! – мысленно вскричала Селина. Только не позволяй себе надеяться, что он когда-нибудь испытает к тебе то же чувство, – иначе ты об этом пожалеешь!
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
Наступил февраль. Селина помнила невысказанное желание Рида не заводить разговоры о его прошлом. Внешне они вели удобное, спокойное сосуществование. Но способность Рида оставаться отстраненным все сильнее раздражала Селину. Иногда ей казалось, что жить станет легче, если она просто попросит Рида уйти. По крайней мере, в этом случае ей не придется больше беспокоиться о том, как быть, если он действительно уйдет. Но следом у нее возникала мысль о предстоящем одиночестве, таком одиночестве, которое не заполнит даже ребенок. Может, Рид решит остаться, может, даже ответит на ее чувства, Заканчивала мысленный спор Селина.
– Но до тех пор, пока я не начну надеяться, что такое возможно, все будет в порядке, – пробормотала она, чувствуя, что появилась новая причина переубеждать себя. На этот раз такой причиной стали цветы и коробка конфет, подаренные Ридом вчера, в день святого Валентина. Увидев подарки, Селина была ошеломлена. Она приготовила к ужину любимые блюда Рида, но не ожидала получить что-нибудь от него. Она даже не хотела упоминать про день святого Валентина.
Когда Рид объяснил, что она заслужила эти розы и конфеты заботами о нем, от счастья на щеках Селины вспыхнул румянец, а надежды распустились пышным цветом. Затем Рид упомянул, что Адель, Гленда, Карен и Док в один голос напоминали ему, что сегодня за день.
– Если бы я позабыл принести тебе подарок, упреки обрушились бы на меня со всех сторон, – добавил он, и на лице Селины погас румянец удовольствия.
«Этот человек сводит меня с ума», – простонала она мысленно, глядя на часы, стоящие на тумбочке у кровати. Было уже десять вечера. Сегодня у Дебры Рэмси начались роды. Рид попросил Гленду зайти в библиотеку и предупредить Селину, что он не вернется домой к ужину и вообще не знает, когда придет. В девять часов, почувствовав усталость, Селина легла в постель, но так и не смогла заснуть.
Трепещущее движение внутри нее заставило Селину забыть о Риде и вернуться к главной причине своей бессонницы. Она твердо знала – этот трепет был первым движением ребенка. Селина положила руку на постепенно округляющийся живот. Мысль о новой жизни внутри и восхищала ее, и пугала. Первое шевеление она ощутила пару недель назад, и неуверенность, с которой Селина боролась с тех пор, внезапно приобрела ошеломляющую силу.
Ее глаза наполнились слезами. Она терпеть не могла плакать, почти всегда сдерживалась. Но теперь, казалось, она была способна зарыдать от любой мелочи.
Бабушки и тетя Адель уверяли ее, что это вполне естественно. Тем не менее, Селина раздраженно нахмурилась и сморгнула слезы. Мигая, она неожиданно увидела размытую фигуру рядом с кроватью. Когда зрение прояснилось, оказалось, что в спальне появился Рид. Он выглядел усталым и наблюдал за ней с озабоченным выражением.
– Ты не хочешь рассказать мне, что тебя тревожит последние несколько дней? – спросил он.
Меньше всего Селине хотелось говорить об этом с Ридом. Она пожала плечами, словно ее тревоги не имели значения.
– Просто у меня перепады настроения – это бывает у всех беременных. Наверное, слишком сильно действуют гормоны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики