науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глядя на Селину, Рид старался уверить себя, что причиной его чувства была вина, но вслух признался:
– Мне больно видеть, как ты страдаешь.
Селина скользнула взглядом по собственному животу.
– Игра стоит свеч, – с убежденностью произнесла она.
Несколько часов спустя Рид очень сомневался, считает ли Селина ребенка, которого только что принял Док, заслуживающим своих страданий. Последний взгляд на ее лицо перед тем, как Рид стал ассистировать Доку, помогая малышу появиться на свет, заставил его содрогнуться. Селина выглядела изнуренной, ее лицо побледнело и стало мокрым от пота.
– Мальчик, – объявил Док с широкой, довольной улыбкой.
Рид взглянул на новорожденного, которого держал Док, поднимая повыше, чтобы и Селина могла увидеть.
– У тебя сын, – произнес он.
– Сын… – повторила Селина с усталой, но счастливой улыбкой.
Рид увидел на ее лице радость и понял: она считает ребенка достойным еще и не таких мук.
– Добро пожаловать в мир! Добро пожаловать в Смитсшир, человечек! – приговаривал Док и, повернувшись к Риду, добавил: – Тебе предоставляется почетное право перерезать пуповину.
Положив новорожденного на живот Селины, Рид перерезал пуповину под наблюдением Дока.
– А теперь займемся мамочкой, – произнес Док, тепло улыбаясь и подмигивая Селине, прежде чем встать поближе к столу.
– Ты – счастливчик, – пробормотал Рид малышу, протягивая его одной из сестер, которой предстояло обмыть его и взвесить.
– Семь фунтов две унции, – объявила сестра, пока другая заносила вес в карточку. С усмешкой повернувшись к Риду, девушка произнесла: – Поздравляю, доктор. Как чувствуете себя в роли отца?
– Жутко, – честно признался Рид. Неожиданное чувство гордости наполнило его, когда сестра положила ему на руки запеленатого ребенка.
Это мой сын! Нет, не «мой», тут же поправил он себя, это ребенок Селины. Но если ей или ребенку что-нибудь понадобится, я сделаю все возможное, поклялся он.
Селина улыбнулась ребенку, когда Рид подал его ей, а затем подняла глаза на Рида. Он словно вынырнул из воды и теперь слегка улыбался сестрам. Селина увидела, как они поддразнивают его, называя молодым папашей. Но Селина узнала улыбку Рида – это была его обычная маска – и не увидела радости в его глазах. Вероятно, Рид радовался тому, что все завершилось, и теперь мечтал только об одном, чтобы скорее пролетело еще несколько месяцев.
Она взглянула на ребенка, и ее словно накрыла с головой теплая волна. В этот момент Селине было все равно, захочет Рид Прескотт поскорее избавиться от нее или нет. У нее родился красивый, здоровый мальчик, а остальное было неважно.
Рид мерил шагами гостиную. Время уже пришло, убеждал он себя, но чувствовал, что еще никогда в жизни ему не приходилось так тяжело. Но если откладывать еще дольше, легче ему не станет.
Наверху Селина смотрела на уснувшего ребенка. Сегодня ему исполнилось три месяца. Мальчик унаследовал голубые глаза Рида. Селина назвала его Кеннетом – в честь своего отца. Одного вида ребенка ей было достаточно, чтобы переполниться радостью.
– Но поэты и философы говорят, что вместе с каждой радостью приходит боль, – пробормотала она. – Я надеялась, что они ошибаются, но теперь вижу – они правы.
Перед глазами Селины возникло лицо Рида. Она не могла отрицать, после рождения ребенка в нем ощущалось странное беспокойство. Рид старался скрыть его, но он был слишком внимательным и заботливым, когда Селина вернулась домой из больницы. Единственное, к чему он отнесся с меньшим энтузиазмом, – это возобновление их физических отношений. Он не делал никаких попыток сблизиться с ней, и Селина признавалась, что это раздражает ее. И обижает, добавляла она. Она пробормотала с досадливым вздохом:
– Я надеялась, что он привыкнет заботиться о нас – так, что захочет остаться. – Она осторожно погладила Кеннета по щеке. – Но, боюсь, он чувствует себя загнанным в угол. Кажется, вся сила моего счастливого пенни исчерпана. Но я ни о чем не жалею – у меня есть ты. А теперь пришло время освободить Рида. – Покинув детскую, она отправилась на поиски.
Рид повернулся, услышав, что Селина входит в гостиную.
– Полагаю, пришло время расстаться, – сказала она, продолжая разговор, который начинала весь день. Только вчера днем она смогла произнести эти слова вслух. Но теперь это удалось ей с легкостью. Она расторгала сделку.
Тебя вышвыривали и прежде, напомнил себе Рид. Однако еще ни разу это событие не было столь болезненным. Он растерял все заранее приготовленные слова.
– Ты хочешь, чтобы я ушел уже сегодня или завтра? – знаками спросил он.
Селина проглотила ком, вставший поперек горла. Она ждала, что Рид уйдет, но не предполагала, что это случится так внезапно. Казалось, он не в силах дождаться, когда окажется на свободе. Что же, если он этого хотел, Селина была рада отпустить его.
– Лучше завтра. Но если хочешь, ты можешь уйти сию же минуту, – ровным тоном ответила она.
Рид кивнул.
– Сегодня я буду спать в комнате для гостей, а завтра переберусь к Доку.
Значит, он не хотел провести в ее постели хотя бы еще одну ночь – эта мысль больно уколола Селину. Желание немедленно собрать его вещи и вышвырнуть их из дома было неудержимым, но Селина с достоинством кивнула, отвернулась и поднялась в детскую.
Ей хотелось закричать, разбить что-нибудь, но вместо этого она подошла к ребенку.
– Сладкое и горькое – все вместе, – пробормотала она. Да, на этот раз ей довелось отведать и того, и другого.
Оставив ребенка, она подошла к стенному шкафу и вытащила чистые простыни, а затем направилась в комнату для гостей и принялась застилать постель.
Рид по-прежнему стоял посреди гостиной. Он не двинулся с того места, где Селина оставила его. Внезапно он направился к лестнице и одолел ее в два прыжка. Селину он нашел в комнате для гостей.
Селина выпрямилась над кроватью, на которую стелила простыню. Покалывание в затылке заставило ее оглянуться – на пороге стоял Рид.
Рид убеждал себя: он пришел сюда только за тем, чтобы объявить – он намерен видеться с сыном, потому что это его ребенок. Но едва Селина повернулась к нему, слова застряли у него в горле.
– Сейчас все будет готово, – сдержанно произнесла Селина. Ее подмывало сообщить Риду, что он способен сам приготовить себе постель, но она не хотела, чтобы Рид догадался, как она уязвлена. Будь спокойна, холодна и сдержанна, приказывала она себе. Боясь, что боль неожиданно отразится на ее лице, Селина быстро повернулась к постели.
Скажи ей, что ты хочешь продолжать видеться с сыном, снова приказал себе Рид. Он размышлял о том, не подойти ли поближе и не, взять ли ее за плечо, но мысль о прикосновении угрожала лишить его сдержанности. Он стоял неподвижно, глядя Селине в спину.
Пройди мимо него, как ни в чем не бывало, заставляла себя Селина, закончив стелить постель. Но ноги отказались подчиняться ей. Рид еще стоял на пороге, загораживая дверь. Мысль о том, что он не желает даже находиться с ней в одной комнате, вновь больно уколола Селину, и она распрямила плечи.
– Я ухожу, так что можешь входить, – сухо произнесла она.
Рид напрягся. Скажи же ей, что хочешь навещать сына, настаивал он. Но когда он открыл рот, вылетели слова, о которых он думал уже несколько недель.
– Я хочу остаться, – произнес он.
Селина застыла на месте, боясь поверить своим ушам. Затем она вспомнила о Кеннете – так вот почему он захотел остаться! Она тут ни при чем.
– Тебе незачем оставаться со мной только для того, чтобы видеться с сыном, – возразила она.
Гордость побуждала Рида заставить ее поверить: Кеннет – единственная причина его решения. Но он не мог этого сделать, Селина стоила риска. Помрачнев, он начал жестикулировать и говорить:
– Я люблю нашего сына, но прошу позволить мне остаться здесь не из-за него. Знаю, я не гожусь в мужья, но я люблю тебя. Я хочу остаться с тобой.
Эти слова дались ему с трудом. Он не только поклялся себе, что больше никогда и ни у кого не попросит разрешения остаться, – он всегда заявлял, что ни к чему давать волю чувствам, особенно любви. Но теперь он одновременно просил у Селины разрешения остаться и признавался ей в любви.
Глядя, как он стоит, слегка расставив ноги и распрямив плечи, Селина подумала, что Рид словно приготовился к удару. Он сунул руки в карманы, словно подчеркивая: он договорил, и теперь ей решать, что делать дальше. Он сказал, что любит ее, и Селина хотела поверить ему больше, чем когда-либо в жизни. Но не могла промолчать.
– С тех пор как я вернулась из больницы, ты был не слишком внимательным мужем, – заметила она. – Ты даже не притронулся ко мне.
Неловкая улыбка появилась на лице Рида.
– Я боялся, что после этого никогда не смогу с тобой расстаться. Ведь я согласился, чтобы наш брак кончился, когда ты этого захочешь.
Селина застыла в нерешительности. Ей хотелось верить, что именно она, а не сын, заставила Рида заговорить об этом, но она не могла побороть страх.
Смущение охватило Рида, когда он увидел, что Селина стоит рядом молча. Он чувствовал себя глупцом – очевидно, она не разделяла его чувств и только подыскивала слова, чтобы сообщить об этом.
– Прости, что тебе неприятно. Я уложу вещи и уеду отсюда сегодня же.
Мысль о расставании оказалась невыносимой для Селины.
– Нет! – Она бросилась к нему, схватила за руку и остановила. – Я так много времени прожила, убеждая себя, что ты меня никогда не полюбишь, что теперь просто не могу поверить этому счастью.
У Рида заблестели глаза.
– Я люблю тебя, Селина, – произнес он, подчеркивая слова резкими жестами. – Я сделаю все, что хочешь, чтобы доказать тебе это.
Селина увидела, что в глазах Рида отразилась тревога, очень похожая на ее собственную.
– Ты уже доказал, – потрясенно пробормотала она. Потянувшись, она погладила его по щеке – Я люблю вас, доктор Прескотт. Я хочу, чтобы вы остались со мной навсегда.
Рид облегченно вздохнул и обнял ее – просто стоя рядом с Селиной и держа ее в объятиях, он испытывал невыразимое наслаждение. Он тосковал по ней так, что у него ныли и душа, и тело.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики