науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Внезапно брови его нахмурились. Как же это он не догадался, что храбрый рыцарь – его собственный сын? Конечно же, Король мог гордиться Принцем, но он в третий раз ослушался отца и снова боролся за корону! Возможно ли стерпеть такую дерзость? Сказавшись нездоровым, Король покинул турнир. Не прошло и получаса, как на ристалище выехал новый рыцарь, чтобы сразиться с победителем. Долго длился равный бой. Рыцари сошли с коней и скрестили мечи. Пыль стояла столбом, ничего не было видно, до зрителей лишь доносился звон, словно кто-то торопливо ковал железо. Наконец раздался особенно громкий Удар. Последний соперник пал, и снова победителем оказался незнакомый рыцарь. Тяжело ступая, он приблизился к герольдам. Они протянули ему венок из золотых цветов. Рыцарь взял его, подошел к трибуне и положил к ногам прекрасной Садовницы, которая сидела рядом с принцессой. Однако не успел он произнести слово, как его противник, лежавший на ристалище, вскочил и закричал, что бой еще не окончен.
Снова засверкали мечи, но на этот раз счастье изменило неизвестному герою, и он в свою очередь растянулся на земле. Король, а это был он собственной персоной, стал оглядываться, ища венец победителя. Увидев его на коленях у Садовницы, он крайне удивился и протянул к ней меч. Растерянная дама вместо золотого венца одела на его оружие венок, сплетенный из живых благоуханных роз. Их накануне турнира принес ей Принц. Король готов был разгневаться, но вместо этого восхитился цветами.
– Это самые лучшие розы в мире! – произнес он и передал их Принцессе. – Откуда они?
– Их принес ваш сын! – ответила дрожащая Садовница.
– Ну что ж, видно это судьба! – промолвил Король. – Приведите Принца в чувство. Я возвращаю ему престол и корону, но, поскольку он побежден, то дело самой Принцессы принять его предложение или отвергнуть.
Принцесса молчала. Принца быстро поставили на ноги.
– Чьей же руки вы просите? – спросил недоумевающий Король.
– Отец, – сказал тот, вновь с удивлением переводя взор с Принцессы на Садовницу и обратно. – У вас, оказывается, две принцессы! Глаза мои разбегаются, но сердце не обманывает. Вот мой выбор! – и он склонился перед Садовницей.
– Фу, – сказал Король. – Довольно с меня этих чудес. Оставайтесь править страной, а я отправлюсь на ваше место. Если вы не поняли своего счастья, то я совсем не обязан отказываться от своего, прощайте! Нет больше Короля, а есть Садовник!
От повернулся и пошел прочь. У самого выхода из столицы его нагнала Принцесса.
– Ваше величество, ваше величество, – залепетала она. Король не отвечал.
– Господин Садовник, – вновь обратилась принцесса. – Не будете ли вы так добры взять меня с собой? Я тоже хочу выращивать самые лучшие розы в мире.
– Да сумеете ли вы? – с сомнением спросил Король.
– Наверное, да. Ведь те розы, что вы признали лучшими, вырастила я в вашем саду. И сегодня ночью принц изволил из срезать.
Мог ли после этого Садовник отказать ей, судите сами.
Наследник фараона


Наверное, невозможно описать словами впечатление от этого лица. Высе-ченное из песчаника, оно хранило в себе невыразимую тайну и очарование пустыни. Да, конечно, жестоко солнце, сух и безжизнен зыбучий песок, но какие миражи рождает это дно земли, какие истины открывает оно, что пророки УХОДЯТ за ними прочь от людей, прочь от любой иной стороны жизни. Кто из поэтов Востока не пел в своих стихах красу пустыни? В утренние часы, когда она обнажает свою наготу из-под синеватой дымки, в которой прячутся последние следы ночных сновидений. В полуденный жар, когда в раскаленном воздухе плавают безумные глаза джиннов, когда в белизне песка и солнечных лучей жизнь и смерть перестают различать друг друга. В вечернюю пору, когда гряды дюн отбрасывают тени с такой нежностью, словно художник, затаив дыхание, изображает бессмертную красоту засыпающих богинь. В ночное время, измеряемое звездами и зеркалом небес, в которое глядится сам Создатель вселенной…
Так голова девушки, еще не простившейся с детством и уже шагнувшей в пору трепетной женственности – в ней, говорю я, в ее улыбке воплотилось лицо самой пустыни во всей ее роскоши и убийственной беспощадности. И не потому ли, вглядываясь в этот скульптурный портрет, я вдруг обнаружил за прозрачностью ее черт еще одно лицо. Столь же нежное, как и первое, оно принадлежало уже юноше и таило в себе тихую грусть. Я на мгновение закрыл глаза, а затем снова вгляделся в портрет. Эффект двойного лица повторился, но в ином варианте. Теперь уже девушка была печальна, а юноша улыбался… Лица поочередно меняли свои выражения, а я, не понимая этой загадки, чувствовал, что близок к расстройству разума.
Никто из сотрудников музея не мог дать сколь-нибудь удовлетворительных сведений об этом произведении, пришедшем из тьмы веков. «Голова египетской принцессы…?» – сухо именовался портрет, в конце стоял вопросительный знак. Ни даты, ни имени, ни места, где был найден портрет, чтобы связать его с какой-либо династией…
Проходило время, а голова прелестной египтянки словно поселилась в моей душе и стала почти навязчивостью. В каких глубинах моего подсознательного пролегла трещина, и сквозь нее просочились воды иного мира, чтобы поколебать то, что я считал реальностью? Я стал искать особый смысл за обычными вещами, я вглядывался в лица окружающих, пытаясь увидеть за ними что-то еще, новое и неизвестное мне. Мне стало казаться, что в бесконечном кружении вселенной повторяются одни и те же события. Время движется не вперед, а по кругу, и возвращает нас в давно прожитые жизни. В них мы встречаем уроки, которые не сумели понять и выучить. Снова и снова мы повторяем свои ошибки либо находим новые верные пути.
И вот каждый шаг мой стал повергать меня в долгие и мучительные раздумья. Верно ли я поступаю? Что принесет мой выбор? Рухнут ли чьи-то царства, если я ошибусь? Восстанут ли в красоте и мудрости иные народы, если я поступлю правильно? Продолжать так жить дальше не было сил. Отлично зная корень всех моих несчастий, я решил либо выкинуть из своей души впечатления от египтянки, либо пробиться сквозь него к разгадке этой двойственности. Почему улыбка девушки скрывала печаль юноши? Что за смысл заключается в их игре, когда они менялись местами? Имея некоторые художественные способности, я взялся за глину.
Старый, но верный способ избавиться от впечатления – вновь пережить его и выплеснуть свои чувства, выразив их тем или иным способом. Итак, я взялся за глину, чтобы затем перейти к камню. Голова египтянки, извлеченная из моей памяти, заколебалась передо мной в зыбком тумане. Страх охватил меня, когда я вдруг осознал, что вижу не каменное изваяние, а лицо из живой человеческой плоти.
– Или! – сказала она, обращаясь ко мне, и я всем существом своим откликнулся на это имя. – Время идти, караван ждет тебя! – снова прозвучал ее голос, в сравнении с ним звуки арфы показались бы шепотом ветра. О, воистину было время идти, не зная куда, не ведая дороги, не предполагая, кончится ли путь и если да, то чем.
Никто из придворных фараона не знал, зачем собрались к нему жрецы и звездочеты, но смутная тревога поселилась во дворце. Мешаясь с домыслами, поползли из дворца слухи – один фантастичнее другого, и лица людей темнели от предчувствий. Говорили, что Озирис выпустил из рук своих судьбы Египта, что Изида в гневе и печали покинула своего царственного супруга, и ныне страна обречена на гибель. И уже на базарах шептали о том, что вместо светлых аистов какие-то стаи черных птиц спустились на великие пирамиды, а воды Нила переполнились крокодилами, которые стали выходить на берега и нападать на людей.
Во всех предзнаменованиях и слухах в действительности была истина.
Мудрецы, сошедшиеся у фараона, сообщили ему, что знаки звезд вещают конец его царствию, конец его династии и самому Египту. Волны диких народов захлестнут священную землю, и лишь пирамиды останутся памятью египетской культуры и цивилизации.
– Что делать? – спросил фараон. И каждый из мудрецов подходил к фараону и шептал ему свои совет??, но ??ор??ины на светлом лице владыки не рассеивались, но лишь сгущались. Наконец последний из жрецов приблизился к нему, когда другие покинули покои фараона.
– Внемли, о Сын Солнца! – громко сказал он. – Нет проклятия богов на землях Египта, но пришел срок дать дорогу иным народам. В древних книгах о началах Египта говорится о связи его с иными звездами, что поделились с ним своей культурой и знаниями. Все, что дано было когда-то, должно вернуться обратно обогащенным опытом Земли. Ныне из далеких миров Вселенной идут на Землю посланцы звезд, что оплодотворили Египет. Возьми самое драгоценное, что есть в вашей стране, и отдай посланцам.
– Что я могу вернуть звездам, кроме знаний, которых у них гораздо больше, кроме богатств, которые лишь горстка пыли рядом с тем, что имеют они, кроме созданий красоты, которые выросли из семян, что послали звездные люди? Ах, как беден я среди всего, что окружает меня! Но я пошлю самое драгоценное, что имею, – мою дочь. В ней кровь всех династий, в ней красота моего народа, в ней душа, которая впитала тепло земли и свет тех звезд, к которым мы устремлялись, – ответил фараон.
– Мудрость фараона дает надежду на спасение, – молвил мудрец, склоняя голову. – Ты опередил мой совет. Я знаю, что с посланцами должен прибыть Звездный принц и Любовь как высший дар Земли увенчает его путь и будет драгоценным цветком в садах иного мира.
И вот фараон стал спешно готовить в путь караван. Он должен был идти в пустыню и искать встречу со звездными посланцами. Вместе с главным в путь должны были пойти еще два каравана, их целью было сбить со следа врагов царства. Все три каравана готовились в путь одинаково, и никто не знал, в каком из трех будет принцесса. Могучие воины, опытные проводники, мудрейшие из звездочетов входили в каждый караван, и фараон был доволен. Однако в последний момент снова пришел к нему советник.
– Я надеюсь на успех, как и ты, владыка! – сказал он. – Но никто не может знать нити судьбы. Сколько смешалось народов и династий на земле Египта, и, быть может, предвещаемый конец царствия уже произошел столетия назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики