ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Леонид Агеев
С доставкой на дом




«Дверь с той стороны. Сборник фантастических рассказов»: Детская литература; 1990
Леонид Агеев

С доставкой на дом

I

Игорь Валентинович поднял голову. Руки, скрещенные на коленях, затекли под ее тяжестью. Он потряс кистями, повращал, словно ввинчивая невидимые лампочки, и, осмотревшись, осознал себя сидящим на гранитном спуске к реке. Плескавшаяся у ног вода гоняла с места на место стаю солнечных зайчиков; на волне покачивалась пустая бутылка с наполовину отклеившейся этикеткой.
"Лесной" лимонад... Что за лимонад? Не то чтобы пить - и слыхать никогда не приходилось! Мыло "Лесное", одеколон - да, а...
Голова была как с похмелья, хотя таковое исключалось: ни разу в жизни Игорь Валентинович капли спиртного в рот не брал и среди своих знакомых трезвость всячески пропагандировал.
Напекло, видно, садовую, пока дремал. Этак и тепловой удар недолго получить - в июле, да в полдень, да при пустынном ландшафте твоей черепушки... Но погоди-ка: как ты вообще-то очутился здесь?!
Он провел тыльной стороной ладони по щекам - побриты, посмотрел на полуботинки - почищены; брюки отглажены, пиджак в порядке...
Привычный вид моста справа, вверх по течению реки, и зданий на том берегу, сознание, что за спиной - родной Дом писателя (перейти мостовую - и можно кофейку испить!), не приостановили беспокойства. Игорь Валентинович мучительно пытался вспомнить вчерашний день...
Наконец он встал, затяжно - до боли в суставах - потянулся, поднялся на набережную и зашагал к Дому писателя... Погруженный в задумчивость, привычно толкнул тяжелую дверь, вошел в вестибюль - и сразу хотел повернуть назад, решив, что по ошибке сунулся не туда: вестибюль был и похож и не похож на тот, который он привык видеть, который еще на позапрошлой неделе видел.
Когда наши хозяйственники этакий марафет навести успели?! Чтоб за полмесяца, что ты отсутствовал, - смешно думать!.. И стены выкрашены в приятный цвет, и будка вахтеров новая: выпуклая, прозрачная, вместительная. Да и вахтера этого тебе не приходилось раньше видеть... Смотрит-то как подозрительно - за своего не признает! Явно новенький!
Его сомнения рассеяло объявление, висевшее на стенде, тоже обновленном: ажурной конструкции, с выдвижными щитами. "В актовом зале Дома писателя состоится вечер поэта-сатирика..."
Все правильно, попал куда надо! И сомневаться было глупо: столько тобой в сие заведение хожено-перехожено - с закрытыми глазами найти можешь!..
"Вечер состоится 23 июля 2080 года".
Шутники! Вроде не канун 1 апреля, чтобы на сто лет календарь перелистывать! Не иначе, "под мухой" Миша-художник объявление стряпал!
Парадная лестница поражала шиком: стены на высоту человеческого роста были отделаны под дерево, перила блестели, ковровая дорожка скрадывала шаги.
Ничего размахнулись администраторы!.. Администраторы... администраторы... Тебе-то что от них нужно, с какого рожна тебя ноги сами наверх несут? Ты же кофейку хотел - твоя дорога в бар! Думай, Игорь Валентинович, думай!.. Вернулся ты позавчера, никуда до ночи из дому не выходил, ни с кем не виделся. Вчера... Вчерашнего дня так и не вспомнить... Но здесь ты скорей всего и вчера не был, а значит, с секретарем правления еще не разговаривал. Надобность же в разговоре, помнится, имелась...
Он вошел в приемную и уже почти не удивился полной перемене декорации и тому, что за столом секретарши сидит абсолютно незнакомая девица; не обращая внимания на странноватые, лезущие в глаза мелочи обстановки приемной, произнес: "Добрый день!" - качнул головой в сторону сверкающей лаком и никелем двери: "У себя?" - и, опередив нерешительный кивок секретарши, одним рывком проскочил в кабинет.
Ну, елки-палки! И тут все по-другому!
Над горизонтом огромного письменного стола возвышалась фигура человека, похожего лицом на Бельмондо, но с усами. Человека этого Игорь Валентинович не знал.
Переизбрали, что ли, пока ты... Не могли: перевыборы совсем недавно были... Если предположить какие-нибудь экстренные пертурбации, так опять же: мыслимо ли, чтобы в данном кресле оказался человек со стороны, даже не член нашей организации?! А что он таковым не является - ты голову на отсечение можешь дать!
– С кем имею честь? Присаживайтесь, пожалуйста!
– Извините... Я, наверное, не туда все же попал. Мне нужен секретарь правления писательской...
– Я и есть секретарь правления.
– А где же?..
– Вы, надо полагать, давненько у нас не были. Мой предшественник перебрался нынешней весной в столицу. Сдал свои полномочия и уехал. Теперь мы, как видите, трудимся здесь в меру способностей... Позвольте спросить: вы откуда будете?
– Я?.. Сейчас - из Карелии, из творческой командировки. Вот... - Игорь Валентинович, сам не понимая, зачем это делает, полез в карман пиджака, извлек писательский билет и протянул его новоявленному начальству.
Начальство глянуло на книжечку, покачало в сомнении на ладони, раскрыло и начало изучать.
– В каком, в каком году вы, извините, вступили в Союз писателей?
– В тысяча девятьсот шестьдесят пятом, тридцати лет от роду.
– Так... Значит, сейчас вам... - Секретарь посмотрел на потолок. - Сейчас вам сто сорок пять лет?
– Сорок пять!
– Нет, по моим подсчетам, сто сорок пять получается... Скажите откровенно, как к вам попал этот... документик? В каких вы его архивах откопали?
– При чем здесь архивы?! Это мой писательский билет! Это...
– Секундочку, секундочку!
Секретарь сделал ладошкой "стоп движение!", нырнул в свой широкоформатный стол и, вытащив убойной толщины том, начал его листать.
– Так... Пробоев Игорь Валентинович... Пробоев... Игорь... Нашел! Давайте посмотрим, что написано в Писательской Энциклопедии о нашем Игоре Валентиновиче. Так... Так... Принят в члены Союза писателей... совпадает... Жанр - научно-художественная литература... Книги, книги... популяризаторская деятельность... Вот! Умер в тысяча девятьсот восьмидесятом году (предположительно)... Вы меня слышите: умер ровно сто лет назад!
– Кто умер сто лет назад?!
– Законный владелец предъявленного вами документа - писатель Про...
– Я - законный!.. Извините, мне что-то нехорошо... Мне бы на воздух... Пробоев поднялся, потянулся взять свой документ, но усатый Бельмондо, упреждая его, ловким движением смахнул билет в ящик стола.
– Нет, нет! Документик пусть лучше у меня побудет. Он, возможно, представляет историко-литературоведческий интерес! Думаю, в Энциклопедии не без оснований указано: пред-по-ло-жи- тель-но!
– Ладно, выясняйте про ваш исторический интерес - я пока и без билета обойдусь! - бросил уже от дверей Пробоев и, выйдя в приемную, заторопился вниз, на улицу, потому как чувствовал себя в самом деле неважно.
Отдышавшись на скамейке в ближайшем сквере, успокоившись и поостыв, он решительно встал, заложил руки за спину и, набычившись, зашагал к газетному киоску, что виднелся на углу. Полмесяца назад киоска этого не было...
Сейчас мы выясним наконец, сейчас разберемся, кто с ума сошел... или сходит...
– Мне - "Литературку"! - Игорь Валентинович кинул нашаренный в кармане юбилейный рубль на тарелку, белевшую в зеве киоска, и, не получая ничего взамен, нетерпеливо заглянул сквозь запыленное стекло внутрь. Бородатый киоскер пробовал монету на зуб. Попробовав, удовлетворенно усмехнулся и высунул из окошка будки мясистый нос.
– Что просите?
– Я же сказал: мне нужна "Литературная газета"! Киоскер засмеялся.
– Вам, дорогой, повезло: вы имеете в моем лице истинного нумизмата, а истинный нумизмат некомпетентного человека обманывать не станет.
Он покопался в темном закутке киоска и выложил на тарелку несколько бумажек, отдаленно напоминающих деньги.
– Это справедливая цена, будьте спокойны! А в придачу получайте вашу "Литературку"! - И киоскер накрыл бумажки газетой.
Бери, Игорь Валентинович, бери, не думай пока ни о чем! Если эти филькины грамоты служат деньгами в комедии, которую с тобой кто-то разыгрывает, они тебе... не помешают.
Пробоев взял газету, сгреб бумажки, кивнул киоскеру, завернул за угол и, пройдя квартал, очутился на одной из своих любимых улиц - тихой, с бульваром старых лип и тополей. Деревья показались ему несколько изменившимися, но разбираться, в чем состоит перемена, было сейчас недосуг.
Сев на первую попавшуюся свободную скамью, он закрыл на минуту глаза, как делал обычно перед прыжком с вышки в воду, спуском на лыжах с крутой горы или перед выходом на аудиторию, и, старательно не торопясь, развернул газету.
Орденов многовато... Три, четыре... Откуда бы?.. А профиля, как обычно, два... Так-с... Число... 17 июля тысяча... Две тысячи восьмидесятого!..
Он сложил газету и сунул в карман.
Ну, Игорь Валентинович, надежда на то, что тебя кто-то разыгрывает, становится все эфемернее. Простейший закон обратной зависимости: чем больше фактов с минусом, тем меньше шансов с плюсом! Но тогда... Но тогда... может быть, все это тебе лишь снится?! Конечно - снится! Как тебе сразу не пришло в голову?!
Усилием воли Пробоев попытался проснуться. Ему многократно за прожитые годы случалось "сматывать удочки" из собственных сновидений, бежать от ночных кошмаров, вырываться из безнадежных, приводивших его, спящего, в ужас обстоятельств. Он хорошо знал, как происходит такое самопробуждение: сначала из одного сна переходишь в другой, затем из того - в следующий, из следующего - в следующий и так далее - ступень за ступенью, и чем глубже был первоначальный сон, тем больше ступеней на пути к последней, когда выныриваешь наконец в нестерпимо желанную явь.
На сей раз ничего похожего не произошло - выныривать, очевидно, было неоткуда.
1 2 3 4 5 6

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики