науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Busya
«Герман Мелвилл «Рай для Холостяков и Ад для Девиц». Серия «Азбука-классика (pocket-book)»»: Азбука-классика; Санкт-Петербург; 2007
ISBN 978-5-352-02121-7
Аннотация
В книгу вошли рассказы и повести знаменитого американского писателя Германа Мелвилла, прославившегося великим романом «Моби Дик, или Белый Кит». Малая проза, ставшая для автора полем смелых экспериментов, побудила критиков сравнивать Мелвилла с Гоголем и Достоевским, а также называть предвестником творчества Кафки.
Герман Мелвилл
Счастливая неудача
(История на реке Гудзон)
Мы условились встретиться с дядюшкой у самой реки, ровно в девять утра. Шлюпка должна быть наготове, а машину доставит дядюшкин слуга, старик негр. В чем, собственно, заключалось предстоящее испытание, было известно одному только изобретателю.
Первым на место явился я. Деревушка располагалась высоко по течению, и жаркое материковое солнце начинало уже припекать. Вскоре между деревьями показался дядюшка; он шел без шляпы, поминутно отирая со лба пот. За ним на изрядном расстоянии тащился бедняга Йорпи с неким сооружением на спине, по виду напоминавшим врата Газы.
– Так-так, Йорпи, давай-давай, не отставай! – покрикивал дядюшка, то и дело нетерпеливо оглядываясь.
Негр кое-как доковылял до шлюпки, и тут обнаружилось, что за великие врата Газы я принимал продолговатый обшарпанный ящик весьма внушительного объема, наглухо заколоченный. Ящик был непроницаем, словно сфинкс, и дядюшкина затея представилась мне еще более таинственной.
– Это и есть та самая чудесная машина?! – не удержался я от восклицания. – Да ведь это всего-навсего старый упаковочный ящик! И именно он должен принести вам, дядюшка, целый миллион долларов до истечения года? Измызганный, жалкий, бросовый ящик, годный разве что для золы!
– Ставь его в шлюпку! – прорычал дядюшка, повернувшись к Йорпи и не обращая ни малейшего внимания на мою мальчишескую дерзость. – Сюда его, сюда – ты, херувим седовласый! Да легче, легче! Если эта штуковина лопнет, вся моя будущность полетит к чертям!
– Лопнет? Полетит к чертям? – ужаснулся я. – Уж не набит ли ваш ящик порохом? Скорее пропустите меня на дальний конец лодки!
– Сиди помалкивай, простак! – прикрикнул на меня дядюшка. – Прыгай сюда, Йорпи, и держи ящик мертвой хваткой, а я пока оттолкнусь от берега. Осторожнее! Осторожнее, болван черномазый! Придержи с той стороны – ума не хватает, что ли? Ты что, собрался погубить машину?
– Тьяфол фосми эта машина! – проворчал старый Йорпи (он был выходец из голландских колоний в Африке). – Тесять лет фсё машина меня мучил.
– Отчаливаем! Берись за весло, малец, а ты, Йорпи, держи ящик покрепче. Так, поехали! Осторожнее, осторожнее! Не тряси ящик, Йорпи. Полегче, полегче! Там коряга. Оттолкнулись разок – ура, плывем! Прибавь-ка ходу, парень, – вперед, на остров!
– На остров? – переспросил я. – Да ведь поблизости нет никакого острова.
– А за мостом, в десяти милях отсюда, есть! – решительно заявил дядюшка.
– В десяти милях? Плыть с этой рухлядью десять миль вверх по течению, да еще в такую жару!
– Мы направляемся к Куошскому острову – и ни слова больше! – отрезал дядюшка.
– Дядюшка, помилосердствуйте! Да знай я заранее об этом великом путешествии под палящим солнцем, вам бы не удалось так легко заманить меня в лодку. Что там у вас в ящике? Булыжники для мостовой? Взгляните, как осела шлюпка. Я не собираюсь тащить за десять миль сундук с булыжниками. Какой в этом прок?
– Так слушай же, профан, – молвил дядюшка, застывая с поднятым над водой веслом. – Извольте прекратить грести, сэр! Если вы не намерены войти в историю соучастником великого эксперимента, если вы готовы пренебречь бессмертной славой – так вот, сэр, если вы не собираетесь присутствовать при первом испытании моего знаменитого Гидравлико-Гидростатического Аппарата для осушения болот и топей, при помощи которого можно будет, по одному акру за час, превратить поименованные болота и топи в поля, плодороднее заливных лугов реки Дженесси; я повторяю, сэр, если вас не прельщает роль горделивого летописца былых времен, повествующего о сегодняшнем эпохальном событии своим детям и детям детей своих, когда я, несчастный, давно уже скроюсь в могиле, – в таком случае, сэр, вы вольны поступать как заблагорассудится и можете немедля возвратиться на сушу.
– Но, дядюшка, я вовсе не хотел.
– Ни слова, сэр! Йорпи, забери у него весло и помоги подгрести к берегу.
– Но, дорогой дядюшка, я хочу сказать, что…
– Ни звука, сэр! Вы открыто продемонстрировали презрение к знаменитому Гидравлико-Гидростатическому Аппарату. Ссади его на берег, Йорпи. Вот мы снова на мелководье. Прыгай из лодки, Йорпи, и доведи джентльмена до берега вброд.
– Нет-нет! Милый мой, добрый дядюшка, ради бога, простите меня на этот раз – и я никогда больше даже не заикнусь о вашей машине.
– Не заикнетесь о моей машине! Тогда как главное и заветнейшее мое желание состоит в том, чтобы о ней говорили повсюду! На берег его, Йорпи!
– Нет, дядюшка, ни за что на свете! Я тоже приложил руку к вашему проекту – и теперь вы не заставите меня выпустить из нее весло. Вы своими хитростями не отлучите меня от вашей славы!
– Ах вот как? Ну что же, сказано вполне разумно. Ладно, можешь оставаться на борту, юнец. Полный вперед!
Некоторое время мы молчали, усердно налегая на весла. Наконец я снова рискнул прощупать почву.
– Я рад, дорогой дядюшка, что вы открыли мне наконец, какой грандиозный эксперимент собираетесь произвести. Новый способ осушения болот! Если ваш опыт пройдет успешно, в чем я нимало не сомневаюсь, то вы, дорогой дядюшка, превзойдете славой римского императора. Тот вознамерился осушить Помптинские болота, но потерпел неудачу.
– Мир успел с тех пор дважды сам себя обогнать, – надменно провозгласил дядюшка. – Окажись этот римский император здесь, так я бы показал ему, на что способен наш просвещенный век.
Видя, что гнев дядюшки остыл и к нему вернулось прежнее благодушие, я осмелился сделать еще одно замечание.
– А все же, дядюшка, грести по этакому пеклу – дело нелегкое.
– Слава, юноша, не дается легко. Чтобы ее достичь, надо потрудиться: долго грести, да еще против течения, вот как мы сейчас. Ведь человеку, увлекаемому всеобщим потоком, суждено тонуть в пучине забвения.
– Но, дорогой дядюшка, объясните, пожалуйста, для чего же нам нужно грести так долго? Подумайте-ка, целых десять миль! Насколько я понимаю, вы предполагаете подвергнуть ваше удивительное изобретение испытанию. Но разве нельзя провести такое испытание в любом другом месте?
– Простак, – ответствовал дядюшка, – ты что же, хочешь, чтобы какой-нибудь злостный соглядатай похитил у меня плоды десятилетнего упорнейшего труда? Замыслив свой проект в одиночестве, я испытаю его в уединенном уголке. Если меня постигнет неудача, ибо и такое возможно, – это останется нашей фамильной тайной. А в случае успеха, обеспечив себе полную секретность, я смогу потребовать любую сумму за обнародование своего открытия.
– Простите, дорогой дядюшка, вы мудрее меня.
– Мудрость, юноша, приходит, как говорится, вместе с возрастом и сединами.
– Взгляните на Йорпи, дядюшка: вы полагаете, что под его седой шевелюрой кроется ум, изощренный годами?
– Я тебе не Йорпи! Держи крепче весло, юнец!
Резкий тон дядюшки снова заставил меня умолкнуть. Наконец шлюпка коснулась дном отмели – ярдах в двадцати от заросшего густым лесом острова.
– Тихо! – прошипел дядюшка. – Не шевелиться! – Он замер на месте, пристально оглядывая оба берега реки, русло которой было здесь особенно широким.
– Подождем, пока вон тот всадник проедет мимо! – зашептал он, указывая на едва заметную точку, перемещавшуюся по дороге, которая вилась меж крутых скал обрывистого берегового склона. – Так-так, вот теперь он скрылся за деревьями. Быстрее, Йорпи! Осторожнее, говорю тебе! Прыгай за борт, вытаскивай ящик и… Стойте!
Мы снова окаменели.
– Не сидит ли какой-то мальчишка, словно Закхей, вот там, на дереве? Взгляни-ка, юнец, вон туда, где на том берегу фруктовый сад! У тебя глаза молодые, зоркие – видишь?
– Дядюшка, сад я вижу, но никакого мальчишки там нет.
– Говорю, это шпион – уж я-то знаю! – оборвал меня дядюшка и приставил к глазам руку козырьком, напряженно всматриваясь вдаль. – Не трогай ящик, Йорпи! Пригнитесь оба, слышите? Да ниже, ниже!
– Но зачем, дядюшка? Вглядитесь, это просто засохшая ветка. Я вижу ее как нельзя лучше.
– Это совсем не то дерево, – проговорил дядюшка с заметным облегчением, – но наплевать: черт с ним, с этим мальчишкой! Йорпи, прыгай за борт и бери ящик на плечи. А ты, малый, сбрось башмаки, закатай штанины и следуй за мной. Осторожнее, Йорпи, осторожнее! Эта вещь дороже, чем мешок золота.
– Тороше не тороше, но тяшелее, – пробурчал Йорпи, шлепая по мелководью и шатаясь под тяжестью своей ноши.
– Так, остановись там, у кустов, между ирисами, так – легче, легче! – опускай на землю, ставь вон туда. А ты, малый, что? За мной! Да смотри – на цыпочках!
– Я не могу брести вброд и увязать по колено в грязи на цыпочках, дядюшка; к тому же, не понимаю, зачем это нужно.
– На берег, сэр, – и немедленно!
– Дядюшка, да я ведь уже ступил на берег.
– Тихо! За мной – и ни гу-гу!
Согнувшись чуть ли не вдвое, мы пробрались в тени зарослей через высокие ирисы, соблюдая все меры предосторожности, и тогда дядюшка с опаской извлек из своих громадных карманов молоток и клещи и тут же принялся за ящик. Заслышав какой-то шум, он встрепенулся.
– Йорпи, – прошептал он, – иди направо, за кусты, и сторожи там. Если увидишь кого-нибудь, свистни тихонько. А ты сторожи слева.
Мы повиновались. До нас доносились мощные удары молотка, сопровождаемые позвякиванием; вскоре, однако, дядюшка решил прервать свое уединение и громко скомандовал нам вернуться.
Вновь мы подчинились приказу и по возвращении обнаружили, что верхняя крышка ящика снята. Движимый нетерпением, я заглянул внутрь и увидел невероятное множество металлических труб и трубочек всевозможных видов и размеров, переплетенных и спутанных в один чудовищный клубок.
1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики