ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не говоря уже о том, что на дворе конец июля, а на календаре воскресенье. Одно из двух: или телеграмма, или ошиблись адресом, думаю я себе, встаю с кровати, на которую прилег было отдохнуть, накидываю халат, иду открывать и едва не утыкаюсь носом в два объемистых шара – груди Флавии под неизменно перекошенным платьем.
У меня такой изумленный вид, что Флавия не может удержаться и манерно прыскает слегка натужным смешком.
– Как не стыдно! – восклицает она. – Хотя бы запахивайся, когда открываешь дверь.
В спешке я и впрямь не до конца запахнул халат, и теперь сквозь разошедшиеся полы видны мои белые волосатые ноги и даже часть бедра. Смутившись, я прикрываю свою невольную наготу и следую за Флавией: она идет впереди меня и, хотя никогда не бывала здесь раньше, с необъяснимой уверенностью направляется прямиком в спальню. Я бросаюсь ей наперерез: – Нет-нет, не сюда. Лучше в кабинет.
– А куда ведет эта дверь? – В спальню.
– Ну так и пошли в спальню.
– Ты знаешь, там такой беспорядок: я как раз отдыхал.
– Подумаешь, беспорядок! В ее голосе сквозит наивно-вызывающая интонация, которая, конечно же, не ускользнет от «него». С невыносимым чванством «он» шипит: «– Эта явно ко мне».
Флавия открывает дверь. В спальне зашторено окно и горит свет. Со вчерашнего дня здесь никто не убирал. Кровать разобрана, спертый воздух пропитан смешанным запахом сна и табачного дыма. Флавия оглядывается и снова хихикает: – Да тут совсем пусто. Только кровать и стул. Я на кровати, а ты на стуле. Или наоборот.
Не говоря ни слова, подхожу к окну и дергаю сначала за шнур занавески, а потом соломенной шторки. Окно, выходящее на север, заполняется ярким косым светом.
– Не люблю, когда много мебели, – объясняю я. – Да и вообще это жилище временное.
– Как это – временное? – Я проживу здесь год, не больше. Потом вернусь к жене.
– У тебя есть жена? – Жена и сын.
– А почему ты не живешь с ними? – Мы с женой полюбовно договорились, что некоторое время поживем раздельно. Мне нужно побыть одному, собраться с мыслями, понять, как жить дальше.
– Собраться с мыслями или поразвлечься? Вопрос, заданный с невинной, полуигривой издевкой, разрывается в воздухе, словно безобидный мыльный пузырь. Флавия подходит к окну, перебирает пальцами шнур занавески и начинает легонько вращать свинцовую гирьку-противовес. Я тоже встаю у окна напротив нее и спокойно отвечаю: – Собраться с мыслями.
Спокоен, разумеется, только я. «Он» же так разошелся, что я машинально опускаю руку в карман халата, хватаю «его» через шелковую ткань и разворачиваю вверх, прижимая к животу, чтобы «он» как можно меньше выпирал. Флавия видит мой жест и запускает гирьку точно в направлении кармана: – Собраться с мыслями – так я тебе и поверила! Похабник – вот ты кто. А ну-ка, вынь руку из кармана.
Флавия говорит пронзительно-резким, агрессивным тоном. Пытаюсь возразить: – Но я… – Вынимай, вынимай руку, похабник несчастный.
Смирившись, вынимаю руку, в то время как этот наглец бубнит под сурдинку: «– Молодец Флавия! Правильно! Зачем меня прятать? Зачем прятать такую красоту?» Халат на мне чуть сдвинулся, но что я могу поделать, если между «ним» и Флавией мгновенно установилось тайное соглашение, полностью сбросившее меня со счетов? Флавия облокотилась о стену, выставив вперед живот. Под тонким платьем выпирают острые когти таза; овальный лобок выдается рельефной припухлостью. Она смотрит на меня, скривив в усмешке тонкие губы, еще больше напоминая призрак или лошадь этим своим вытянутым, белым и веснушчатым лицом, обрамленным пышной гривой рыжих волос. Покачивая и вращая гирькой, Флавия спрашивает: – Вы с Маурицио друзья? – Конечно, друзья.
– А ты уверен, что ты ему друг? Бац! Гирька, отпущенная длинной, худой рукой, с завидной точностью попадает прямо по «нему», с тыльной стороны. Чувствительный удар. Но от этого «он» только раззадоривается.
– Да, уверен.
– А я вот совсем не уверена.
Бац! Новое попадание противовеса. Ликующим голоском «он» отсчитывает: «– И-и два».
– Почему ты так думаешь? – Потому что ты похабник.
– Это не ответ.
– Еще какой ответ! Похабник не может не предавать друзей, иначе какой же он похабник? – Да кто тебе такое сказал? – Что ты похабник? Это я говорю.
– Я никогда никого не предавал.
Бац! «– И-и три!» – возглашает «он» вне себя от радости. На лице Флавии появляется добродушно-коварная улыбочка.
– Да ну? Не может быть! А что, интересно знать, ты выкинул позавчера во время собрания? Похабник, он и есть похабник.
– Да о чем ты вообще? – Ах, та-ак! Похабник не желает признаться в том, что он похабник! Бац! «Он» продолжает отсчет: «-И-и четыре».
В сердцах я восклицаю: – Послушай, перестань меня обзывать! И потом: оставь в покое эту игрушку! Флавия почему-то улыбается, к тому же снисходительно и понимающе, словно мое негодование кажется ей вполне справедливым.
– Сам перестань. Ведешь себя как жалкий пошляк. Неужели не чувствуешь? Между прочим, перед тобой дама, и будь добр относиться к ней с уважением. Где твое уважительное отношение к даме, а, похабник ты этакий? Бац! На радостях «он» даже ошибается в счете: «– И-и семь!» Про себя я со злостью поправляю «его»: «– Не семь и не шесть, а всего только пять».
– Короче, чего ты от меня хочешь? – Сознайся в том, что ты похабник.
Бац! Бац! Теперь это уже настоящий дуплет. «Он» прямо-таки из кожи вон лезет: «– Выпусти, выпусти меня на свободу. Пусть увидит, пусть ахнет от восторга, пусть насладится моей небывалой красотой!» – Что я должен для этого сделать? На сей раз Флавия не отвечает и даже не тюкает меня противовесом. Вместо этого она делает нетерпеливо-властный взмах рукой в сторону моего халата; мне непроизвольно приходит на ум церемония открытия памятника, когда некое официальное лицо делает знак сорвать с памятника покрывало. Стою не двигаясь, хотя «он» уже вопит дурным голосом: «– Ну давай, давай, выпусти меня, предъяви!» Шагнув вперед, Флавия протягивает руку, дергает за пояс – узел тут же распускается, – приподнимает полу халата и распахивает его. Вертикальная полоса от ног до подбородка обозначает мою наготу. Но Флавии этого мало: она снова протягивает руку и увеличивает проем. Затем отходит назад и произносит сквозь зубы: – Вот доказательство того, что ты самый бесстыжий похабник на свете.
До чего же ей приятно обзывать меня этим словом! И с какой гипнотической жадностью заостряет она на «нем» свои большие, водянистые глаза! А «ему» только того и надо: вошел в раж, взвинтился под острым углом к животу и радрадехонек! Застыв на месте, я в который раз испытываю обескураживающее чувство, что Флавия оголила не меня, а лишь «его». Исключительно «его». Я не принимаю в этом ни малейшего участия, решительно ничего не значу и вообще настолько оробел, что пребываю где-то еще, неизвестно где. Все происходит, как обычно, между «ним» и Флавией, только между ними двумя. Флавия продолжает вращать, наподобие волчка, противовес и неожиданно, возможно, сама того не желая, отпускает его. Противовес со свистом ударяет «его» прямо по головке. Не удержавшись, Я вскрикиваю от боли.
– Ой, прости, я не нарочно, прости, пожалуйста, – искренне сожалеет Флавия и, подойдя ко мне, легонько касается «его» кончиками длинных тонких пальцев. – Тебе больно, да? – осведомляется она ласковым, участливым голосом.
Утвердительно киваю. В то же время отмечаю про себя, что сказанное Флавией лишний раз подтверждает исключительные отношения между ними. Ведь не случайно она спросила: «Тебе больно?», а не просто: «Что, больно?» Уронив руку вдоль бедра, она по-прежнему не сводит с «него» глаз, повторяя как бы про себя: – Какой же ты похабник! Теперь-то ты не станешь это отрицать! Таких, как ты, днем с огнем не сыскать. В жизни не встречала подобных похабников.
Кажется, будто Флавия говорит сама с собой. В действительности она обращается к «нему». К «нему», а не ко мне. У меня снова возникает чувство, придающее мне некоторую уверенность, что отношения между «ним» и Флавией полностью исключают мое участие и снимают с меня всякую ответственность. Отношения эти к тому же весьма загадочные, ибо, обычно такой словоохотливый, «он» молчит как рыба; зато Флавия, как заводная, честит меня похабником, точно произнося некое заклинание. Внезапно меня осеняет: я вспоминаю бога Фасцинуса, на которого «он» вечно ссылается во время наших псевдонаучных споров как на своего далекого предка. Все правильно, так оно и есть: «он» – это бог Фасцинус, бог очарования, а Флавия просто-напросто зачарована «им». Теперь я понимаю, почему ни «он», ни Флавия не говорят друг с другом. И с еще большим основанием ощущаю себя посторонним по отношению к ним. К сожалению, это ощущение отстраненности выражается в следующей довольно неосторожной реплике: – Я же просил не называть меня похабником. Похабник не я, а «он». И не надо «его» дразнить! В запальчивости я совсем забываю, что раздвоение моей личности на меня и «его» – строжайшая и ревностно хранимая ото всех тайна. Флавия моментально схватывает истинный смысл моих слов. Она отступает на шаг к окну и лукаво улыбается: – А кто это «он»? Я смущенно молчу. В этот момент с меня непонятно как соскальзывает халат. Теперь я совсем голый – коренастый крепыш (огромный, разбухший член, то бишь «он», голубчик, стоит дыбом) и сам себе напоминаю кряжистый пень, из которого торчит один-единственный толстый сучок. Флавия опять звонко хихикает на манер истеричной гимназистки: – Значит «он» – это… «он»? И ты говоришь о «нем» как о самостоятельном существе? Пра-авильно. Готова поспорить, что у этого существа есть даже имя, не так ли? Пораженный ее сметливостью, бормочу: – Федерикус Рекс – король Федерикус.
– Король Федерикус? Пра-авильно. Тебя зовут Федерико, а «его» Федерикус. А почему король? Наверное, есть какаято причина? Может, потому что «он» такой… королевский? В любом случае похабник, по-твоему, «он», а не ты. Тоже верно. И главное – очень удобно. Я, например, не провожу никакой разницы между мной и «ею». Если я потаскушка, то и «она» потаскушка, и наоборот. Само собой разумеется, я не называю «ее» никаким именем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики