науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И главное – у него никогда не было проблем с феноменальными идеями. Да что там говорить, его голова просто трещала от великого множества обалденных мыслей! А потому практически ни одна тусовка с участием Эрнста не проходила без презентации какого-нибудь его нового произведения. Будь то со вкусом написанная картина, в которой обязательно была скрыта какая-нибудь тайна, или вырезанная изо льда оригинальная статуэтка. Однажды, к примеру, он выточил из этого нестабильного и уж очень недолговечного материала замечательную скульптурную композицию: танцующих нимфу и сатира. Фигуры в человеческий рост были установлены при входе в фойе дома его родителей. Внутри фигуры оставались полыми. Но в самый разгар веселья их наполнили шампанским, и драгоценная жидкость стала живописно истекать из специально для этой цели просверленных в статуях отверстий. Я надеюсь, все уже догадались, где эти отверстия находились! Так вот, верхом торжества стала поголовная «дегустация» французского вина. И выглядело это так: мужчины устраивались между ног ледяной красавицы, в то время как женщины отдавали должное фаллосу козлоногого божка.
– Фу, какие извращения! – по-своему оценила эту часть истории Сандра Платеро-Вебер.
– А по-моему, очень даже здорово! – возразил Букс.
– Во всяком случае, довольно оригинально придумано! – в один голос заявили Крюгер с Зубровым.
На что Алекс мгновенно отреагировала, ткнув своего друга в бок.
– Это, дорогие мои, уж кому как нравится! – довольный произведенным эффектом, заключил Макс Шмидт.
Он лихо взъерошил свою шевелюру и продолжал:
– Эрнст был единственным ребенком в семье, и родители с самого детства его откровенно баловали. Когда же парню исполнилось двадцать пять, его старики и вовсе сбрендили. Взяли и подарили ему дом. Маленький такой домишко на триста квадратных метров. Со всевозможными удобствами, как то: балкон, сауна и тому подобное.
– Да, действительно жаль, что родителей не выбирают… – задумчиво произнес Мартин Букс.
А Макс рассказывал дальше:
– Имениннику, впрочем, особенно по душе пришелся внушительных размеров подвал дома. С тех пор он безвылазно, днями и ночами, пропадал в этом самом подвале. И что-то мастерил. А когда кто-либо из друзей или родных задавал ему по этому поводу вопросы, Эрнст лишь хитро улыбался. И просил любопытствовавших немного подождать.
Через три месяца он разослал всем своим друзьям и знакомым приглашения на, как там значилось, незабываемую вечеринку. Правда, с одним лишь условием: все приглашенные должны были быть одетыми в костюмы времен викингов! Собралось не меньше шестидесяти человек. И ваш покорный слуга, – Макс демонстративно поклонился, – тоже имел честь быть в числе приглашенных…
Сказав это, Шмидт вдруг замолк. Словно внезапно потерял нить повествования. В его внешности к тому же что-то неуловимо изменилось. Макс, похоже, что-то вспомнил. Что-то недоброе. Потому как, понизив голос, закончил:
– И в числе оставшихся в живых.
Для внимательно следивших за мимикой рассказчика эта перемена в молодом человеке не осталась незамеченной. И экспедишникам стало ясно, что самое интересное во всей истории только еще начиналось.
Макс помолчал, потом неопределенно хмыкнул и снова заговорил:
– Как выяснилось, Эрнст все это время оформлял свой подвал. И, надо сказать, его новое и, как оказалось, последнее произведение искусства превзошло ожидания всех и вся. Признаюсь вам честно, чего-либо подобного мне действительно еще не доводилось видеть. А я, хотите верьте, хотите – нет, повидал на своем веку немало первоклассных хат и со вкусом отделанных заведеньиц. А теперь закройте глаза и попробуйте представить себе просторное помещение, стены которого превращены в великолепные картины…
У каждого, кто переступал порог прежде обычного подвального помещения, захватывало дух. Даже у тех, кто не мог похвастать особо развитым воображением, тут же создавалось впечатление, что они мгновенно и совершенно невероятным образом перенеслись в прошлое. В стародавние времена. В эпоху грозных викингов. Это сильнейшее впечатление создавалось благодаря великолепно прописанным скалам. Они на манер волчьих клыков торчали прямо из холодных вод Северного моря и, казалось, лишь с невероятными усилиями выдерживали удары не на шутку расшалившихся волн. Эффект мрачного кроваво-красного заката передавала искусная подсветка. Из скрытых от глаз наблюдателя динамиков доносились скрипучие крики чаек и шум ветра, а под ногами шуршала самая настоящая морская галька. Ощущение, будто находишься в плену суровых норвежских фьордов, было полным.
– Ух ты! – завороженно прошептал Зубров.
– Подожди, Семен! – моментально отреагировал на его слова Шмидт. – Ты еще не слышал продолжения! Больше, чем все это торжественное великолепие сурового севера, гостей Эрнста поражали две особенно проработанные детали интерьера. У дальней стены зала в натуральную величину был установлен самый настоящий погребальный драккар викингов.
Макс, чтобы усилить впечатление от сказанного, сделал движение, как если бы он хотел объять необъятное.
– Ты хотел сказать – дракон… – попытался поправить вошедшего в роль рассказчика Мартин.
Сандра хохотнула. Но тут же взяла себя в руки и на ничего не понимающий взгляд Букса пояснила:
– Нет, Мартин, все абсолютно верно! Драккарами назывались ладьи викингов. Для устрашения противников на носу своих кораблей норманны устанавливали деревянные изображения драконьих голов. Отсюда и название.
– При чем же здесь погребальный? – не желал сдаваться без боя Мартин Букс.
– Ты как, Макс, сам ответишь? – обратилась к Шмидту женщина.
– Нет, давай уж ты, Сандра. У тебя это так складно получается, – отказался в ее пользу Макс.
– Ну хорошо. У варягов существовал обычай хоронить своих вождей, сжигая их вместе с ладьей. На корабле складывали высокий помост из бревен и на него помещали тело усопшего. Все, что сопровождало вождя в этой жизни, складывали тут же. Считается, что на заре этих обрядов в ладью к умершему также клали и тела его жен и слуг, специально умерщвленных по такому поводу. А уже после праздновали тризну. Воины пировали со своим ушедшим в лучший мир господином. По окончании пира корабль отталкивали от берега и поджигали горящими стрелами.
После затянувшейся паузы женщина-историк напомнила:
– У меня все!
Спохватившийся Макс произнес:
– А! Ну да! Примерно так все там и выглядело. Для самых близких друзей столы были накрыты прямо на драккаре (Максу явно понравилось это слово). Для всех остальных длинные узкие столы и скамьи, которые обычно используют в пивных палатках на ярмарках, были расставлены на берегу параллельно борту ладьи. Из существенных деталей этого шикарного интерьера необходимо назвать еще и такие: пол в помещении был наклонным под небольшим углом, так что часть пляжа и ладьи находились в воде. Я уж и не знаю, как Эрнсту удалось это сделать, но вдоль всей стены с шикарным пейзажем была самая настоящая соленая морская вода. Сам на вкус пробовал! И вторая деталь. На стилизованном берегу, нависая над кораблем, стояли три высоченных языческих идола. Их мерзкие рожи, с завидным мастерством вырезанные из цельных бревен, мне, наверное уже никогда не удастся забыть…
– Да-а-а!.. – протянул Семен. – По одному лишь описанию интерьера можно судить, какой необузданной фантазией обладал твой знакомый и какой гениальной личностью он был.
– В том-то и вся трагедия, что был!
Промочив горло минералкой, Макс рассказывал дальше:
– Вечеринка удалась на славу. Но я в тот день уже с самого утра чувствовал себя неважно. Где-то около часа ночи у меня прихватило желудок, и мне пришлось выйти на свежий воздух. Прежде чем покинуть зал я еще раз окинул взглядом замечательные декорации. Народ отрывался вовсю. И если бы не современная музыка, можно было бы действительно представить себя затерянным в веках. Гуляющие пили исключительно из турьих рогов, а всевозможные яства на столах лежали в деревянных блюдах. На драккаре, в окружении подвыпивших друзей, в богатом кресле, устланном коврами, восседал Эрнст. Его затуманенный вином взгляд скользил по полуобнаженным телам двух танцующих перед ним красоток. Неожиданно он поднялся и, пошатываясь, подошел к борту ладьи. Театральным жестом он призвал пирующих к вниманию. Когда народ несколько угомонился, Эрнст, обращаясь к деревянным истуканам и еле сдерживая смех, прокричал: «О, Великий Один, прими мою жертву! Возьми меня к себе!» Дружный хохот толпы был ему ответом. Под этот хохот я и вышел. Прошло, может быть, минут двадцать, не больше, и я почувствовал, что сейчас что-то случится. Не знаю, откуда взялось это ощущение какой-то неясной тревоги. Я оторвался от созерцания улицы, обернулся к дому и… увидел пламя!
Все пережитое в тот страшный вечер сейчас вновь с поразительной ясностью встало перед глазами Макса…
Огонь вырывался из подвальных окон, стекла которых оказались выдавлены жарой. И вместе с неистово гудящими языками пламени из подвала вырывались дикие вопли попавших в огненную западню людей. Это было ужасное зрелище. В следующую минуту сорванная с петель дверь дома отлетела в сторону, изуродовав цветочные клумбы. Задыхаясь и судорожно кашляя от едкого дыма, из подвала посыпались мгновенно протрезвевшие гости. Макс забыл про спазмы в желудке и бросился в дом. Но поток несчастных, покидающих место разыгравшейся трагедии, сбил его с ног. Тогда он стал в отчаянии искать запасной вход через подвал. К этому времени пламя уже охватило весь дом. Сбежав по ступенькам вниз к подвалу, он схватился за ручку массивной, окованной железом двери и тут же с криком отпрянул. Металлическая ручка была раскалена до предела. Но это было еще полбеды. С дверью вообще происходило что-то неладное. Противно скрипя железными заклепками, она вдруг на глазах стала вздуваться. Сообразив, в какой опасности он находился, Макс отскочил на ступеньки. И как оказалось – вовремя. Дверь, еще минуту назад казавшаяся такой неприступной, с ужасным грохотом разлетелась на куски. А вслед за ней наружу было выброшено и несколько до неузнаваемости обгоревших тел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики