демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Пожалуйста! - воскликнули оба мальчика.
Нужно сказать, что за время болезни Гарри нравственное исправление сыновей полковника Остина сильно подвинулось вперед. Они уже почти перестали употреблять простонародные выражения и сделались менее грубы. Да и умственный горизонт их, вследствие постоянных бесед с наставником, начал несколько расширяться. Рассказы последнего им так нравились, что они готовы были целыми днями слушать его. Они и не подозревали, что эти рассказы почти те же школьные занятия, и очень удивились бы, если бы кто-нибудь им сказал, что с самого момента поступления к ним Стюарта в качестве их наставника они уже учатся. Мальчики серьезно воображали, что учиться значит сидеть за книгами и долбить скучные и непонятные слова.
Между тем, Стюарт, познакомившись с умственным развитием своих учеников, выбрал для занятий с ними сначала устную беседу. Этим он хотел заинтересовать их, заставить полюбить занятия. Он был твердо убежден, что добьется своей цели и принудит мальчиков просить его дать им книги.
Конечно, пока до этого было еще далеко, но Стюарт видел, что начало уже сделано, и искренно радовался, глядя на поворот к лучшему в характере и уме своих воспитанников.
- Ну, слушайте, - продолжал молодой наставник. - Олаф родился в 969 году на каком-то маленьком островке, название которого неизвестно. На этот остров мать Олафа принуждена была бежать, спасаясь от преследований убийц своего мужа. Олаф еще ребенком был украден морскими разбойниками и продан в рабство. Впоследствии он как-то попал в Россию. Там его увидал Владимир и принял к себе на службу. Владимир любил людей мужественной наружности, а Олаф был силен, высок ростом и очень красив.
- А кто был этот Владимир? - спросил Гаральд.
- Это был русский князь. Он, подобно Константину Великому, принял христианство и крестил свой народ. Ну, слушайте дальше. Олаф был язычником; ему вскоре надоело служить у Владимира, и он уехал от него. После долгих скитаний он попал на остров Борнхольм, где сначала и поселился.
- А где находится этот остров? - перебил Гарри.
- На Балтийском море, южнее Швеции.
- Что же там делал Олаф? - спросил Гаральд.
- Он был морским разбойником. Всевозможные разбои были почти всюду в большом ходу.
- Значит, тогда было очень весело жить! - вскричал Гаральд.
- Это вы сказали необдуманно, Гаральд, - заметил Стюарт. - Разве можно было весело жить в то время, когда каждую минуту вы рисковали лишиться всего вашего имущества, свободы и даже жизни? Подумайте.
- Да... вы правы, мистер Стюарт, - проговорил сконфуженный тоном мальчик, - я действительно не подумал об этом.
- То-то и есть, мой друг. Но я продолжаю. Однажды Олаф попал в Дублин. Ирландией в то время правила одна принцесса. Народ требовал, чтобы она выбрала себе кого-нибудь в мужья, и вот в Дублин съехалось множество богатых и знатных рыцарей. Все они собрались во дворце принцессы, где назначен был смотр. Между ними находился какой-то иностранец благородной и воинственной наружности, но в простой, грубой одежде. Он привлек внимание принцессы. Она спросила, как его имя и кто он. Он отвечал, что его зовут Олафом и что он норвежец.
- Хорошо, что он не наряжался: воину это не идет, - заметил Гаральд.
- Принцесса была того же мнения. Олаф ей сразу понравился, и она избрала его своим супругом. Вскоре слава Олафа достигла норвежского короля Гакона. Это был очень дурной человек, и народ прозвал его злым; так он и был известен под именем Гакона Злого. Гакону было досадно, что его подданный сделался тоже королем. Он отправился в Ирландию одного хитрого человека, который втерся в доверие к Олафу и под видом дружбы уговорил его поехать в Норвегию. Олаф прибыл туда как раз в то время, когда многие начальники составили заговор против злого короля. Гакон вынужден был бежать, а Олаф, которого король хотел лишить жизни, был выбран на место Гакона королем Норвегии.
- Вот как! - вскричал Гарри. - А каков он был королем?
- Он был хорошим военачальником и правителем, и хотя крестился, но не мог проникнуться духом христианства: тогдашние нравы были слишком грубы для этого. Крестившись, он, по примеру русского князя Владимира, задумал крестить и свой народ, но приступил к этому не так, как следует. Вместо того, чтобы действовать кротостью, как учит Евангелие, он стал принуждать норвежцев огнем и мечом и всевозможными пытками принимать крещение. Многие внешние приняли христианство, но в душе остались прежними язычниками. Если бы Олаф попробовал обращать их ласкою и кротостью, то, наверное, скорее достиг бы своей цели. Кротость всегда сильнее насилия.
- Это правда, - сказал Гарри. - Если бы вы, мистер Стюарт, постоянно бранили меня и наказывали, то я едва ли стал бы вас слушаться. Может быть, внешне я и слушался бы, но зато в душе я проклинал бы вас так же, как теперь люблю и уважаю.
Мальчик со слезами на глазах протянул руку своему воспитателю, который дружески пожал ее.
- Мне очень нравится история Олафа, - проговорил Гаральд. - Неужели, мистер Стюарт, вся история так интересна? Я думал, что это очень скучная вещь.
- Это зависит от того, как ее передают, отвечал молодой наставник. Историю можно передавать так, что она никогда не наскучит, и чем более вы думаете узнавать ее, тем еще больше вам захочется знать.
В таких беседах проходило все время до полного выздоровления Гарри, и мальчики проникались все большим и большим уважением к своему наставнику.
4. В ЛЕСУ
Когда Гарри окончательно поправился, наши путешественники, поблагодарив радушных хозяев за гостеприимство, отправились далее. На этот раз пошли пешком, намереваясь таким образом дойти до самого Бергена.
Этот способ путешествия они нашли еще приятнее, так как могли не спешить и заходить дорогою, куда вздумается. Они часто останавливались в разных деревушках, на хуторах и мызах. Везде их принимали хорошо, угощали всем, что имелось лучшего.
Стюарт и дорогою рассказывал своим воспитанникам различные эпизоды из истории, посвящал их понемногу в естественные науки и с удовольствием замечал, что интерес, с которым слушают его мальчики, не ослабевает.
Гарри и Гаральд все время ожидали встречи с волком или с каким-нибудь другим животным, на котором можно было бы попробовать ружья.
И вот однажды послышался какой-то шум. Гарри поспешно взвел курок и закричал брату:
- Джерри, приготовься, сейчас будут волки. Слышишь, как они воют?
Гаральд последовал примеру брата, и оба мальчика в лихорадочном ожидании пошли навстречу все усиливавшемуся шуму.
Стюарт прислушался, понял, в чем было дело, и с улыбкою сказал своим спутникам:
- Эти волки не могут сдвинуться с места. Пойдемте мы сами поскорее к ним.
Мальчики с удивлением посмотрели на своего наставника и, заинтересованные его словами, прибавили шагу.
По мере того, как они продвигались вперед, шум все усиливался и вскоре превратился в какой-то гул.
Заинтересованные мальчики с сильно бьющимися сердцами пробрались сквозь высокий и густой кустарник и остановились, пораженные величественной картиной.
Громадный водопад низвергался с такой высоты, что вокруг на значительное расстояние стоял гул и туман от брызг.
Грандиозное явление природы заставило всех путников онеметь от восторга. Они не могли оторвать глаз от воды, низвергавшейся с громадной высоты и игравшей на солнце всеми цветами радуги. Они смотрели до тех пор, пока глазам не сделалось больно.
- Ах, как это хорошо! - опомнившись, первый закричал Гарри.
- Вот так волки! - воскликнул в свою очередь Гаральд. - Какое великолепие! Право, трудно оторвать глаза от такого чуда, не правда ли, мистер Стюарт?
- Да, Джерри, вы правы! - отвечал наставник, продолжая любоваться интересным зрелищем.
Они уселись неподалеку от водопада и долго не переставали наблюдать величественный вид шумного падения воды.
- А что, в Норвегии есть еще такие водопады? - спросил Гарри.
- Да, здесь их много, как и вообще в горных странах. Но это, кажется, один из самых больших, - отвечал Стюарт.
Путники незаметно досидели до сумерек и собрались продолжать путь.
Днем им не стоило особенного труда отыскивать дорогу, если и приходилось удаляться от нее в сторону; вечером же было трудно.
Хотя сумерки в северных странах, в противоположность южным, гораздо продолжительнее и ночи бывают часто очень светлые, тем не менее в лесу делалось все темнее и темнее, и наши путники, побродив некоторое время по лесу, поняли, что они заблудились: дороги нигде нет было, кругом - один бесконечный лес.
- Кажется, мы заблудились, - сказал наконец Стюарт.
- Эка важность! - воскликнул Гаральд. - Мы здесь переночуем и отлично выспимся под этими соснами. Кстати, я голоден и чувствую порядочную усталость.
- А волки? - сказал Гарри.
- А у нас есть ружья, - заметил Гаральд.
- А ты просидишь целую ночь со своим ружьем в ожидании волков?
- Мы можем по очереди...
- Оставьте этот спор, - перебил Стюарт, - против волков есть более действенное средство, нежели ваши ружья.
- Какое же? - спросили оба мальчика.
- Костер. Мы разведем большой огонь и будем поддерживать его до утра. Это будет нетрудно - ночи здесь короткие. А вот беда, что мы будем есть?
- Можно сварить суп, - заметил Гаральд, у меня есть в мешке крупа, а у Гарри - бульон.
- А горшок и вода? Разве можно без них сварить суп?
- Ах, да! Я и не подумал об этом.
- То-то и есть. Лучше вот что: вы соберите здесь побольше хворосту и сухих сучьев, а мы с Гарри пойдем, поищем какой-нибудь дичи, - распорядился Стюарт.
Наставник и Гарри ушли, а Гаральд принялся собирать хворост и сучья. Материала этого было везде в изобилии, и он вскоре набрал его громадное количество.
Во время этой работы он услышал два выстрела и понял, что Стюарт и Гарри напали на добычу.
В ожидании их возвращения Гаральд развел огромный костер, пламя которого высоко поднималось вверх и служило Стюарту и Гарри указанием, где находился Гаральд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики