ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Год? Или дольше?
— Мы здесь всего два дня, — отозвался Оби-Ван. — Для каждой миссии требуется некоторое время. — Он автоматически повторял эти слова. Как и его падаван он чувствовал раздражение. На каждую просьбу увидеться с Юни или осмотреть корабль, им отвечали все одно и то же: «С вами вскоре свяжутся». Когда же Анакин и его мастер самостоятельно вышли из кабины, их вежливо, но настойчиво проводили обратно, заверив, что с ними…"вскоре" свяжутся.
Сначала Оби-Ван не решался проявлять большую настойчивость. Они были гостями на БиоКрейсере, и он не хотел начинать задание с выдвижения требований. Но и его терпение имело свои пределы. И теперь они были достигнуты.
Оби-Ван нажал кнопку на переговорном устройстве. Как всегда отозвался нейтральный, вежливый голос.
— Чем могу помочь?
— Я хочу оставить сообщение для Юни, — сообщил Оби-Ван.
— Он с вами вскоре свяж…
— Прекрасно. Пожалуйста, сообщите ему, что если он не свяжется с нами в течении следующих десяти минут, я вызву наш транспорт, и Сенат предпримет все доступные шаги против БиоКрейсера. — Оби-Ван не стал доживаться ответа, и просто прекратил разговор.
Анакин сел. — Вы правда это сделаете?
— Джедаи не угрожают, — сказал его наставник. — Мы ставим в известность. — Он спокойно сел, не сводя глаз с часов. Теперь могло произойти все, что угодно. Их могли запереть в их помещении. Или Юни мог направить корабль к ближайшей планете.
Ровно через восемь минут дверь с шипением отворилась. В проходе стояла Делета, все с тем же безучастным выражением лица. — Юни примет вас сейчас.
Оби-Ван и Анакин следовали за ней по лабиринту коридоров к турболифту. Тот доставил их на более высокий уровень корабля. Там они ступили в пустынный коридор.
Делета открыла дверь на другом конце прохода. Они вошли в круглое помещение с низкими креслами и настенными светильниками. Стены, пол и мебель были нежно-голубого цвета. Делета ушла, дверь с шипением закрылась за ней.
— Думаете, это личные покои Юни? — тихо спросил Анакин.
— Вероятно, — отозвался Оби-Ван.
За их спинами открылась дверь. Оби-Ван обернулся и увидел высокого гуманоида. С короткими белоснежными волосами. И темно-синими глазами.
— Я Юни, — сказал вошедший.
Но Оби-Ван уже узнал его. Он знал, что перед ним стоял Кад Чан.
Глава 13
Оби-Вану будто бы перекрыли кислород. Если бы его ноги не приросли к полу, то он мог бы поклясться, что споткнулся с бы при первом же шаге.
— Кад Чан, — проговорил он.
Кад выглядел столь же пораженным. Он с очевидным усилием взял себя в руки. — Оби-Ван Кеноби. Теперь мое имя Юни.
Кад подошел ближе, пока он не оказался прямо перед Оби-Ваном — ближе, чем тому хотелось. Его синие глаза моргнули, заметив следы времени на фигуре Оби-Вана. Джедай четко помнил лицо мальчика, глядевшего на него с такой ненавистью в комнате Сената.
— Так они послали тебя.
— Да.
— Полагаю, они не знают, кто я.
— Нет.
— Кад Чан больше не существует.
Любопытство Оби-Вана пересилило его осторожность. — Как ты оказался здесь?
Кад отвернулся и пересек комнату. Он не удостоил Анакина и взгляда, мальчик же не сводил с него глаз.
— После слушания отец и я вернулись на Телос. Мы жили мирно, стараясь справиться с нашей двойной трагедией — потерей сына и брата и неспособностью Сената, предоставить убийцу в руки правосудия.
Оби-Ван напрягся, однако Юни не смотрел на него. Он продолжал бродить по комнате, то и дело беря в руки какой-нибудь предмет, осматривая его и ставя вновь на место.
— Многие хорошие вещи случились на Телосе. Как я слышал, вначале ты кое-что из этого видел. Собралось новое правительство, началось восстановление естественных ресурсов. Но шли года, и стало ясно, что коррупция, уничтожившая наши институты и правительство, засела глубже, чем считала порядочная часть населения. Снова нелегальные интересы стали главенствующими. Начался крутой упадок Телоса. Наши ресурсы оказались в руках корпораций, безжалостно грабящих их. И нас.
— Мне очень жаль это слышать, — сказал Оби-Ван.
— Я сам занимал руководящий пост, — продолжил Кад. — Я смог завоевать несколько последователей. Я понимал, что Телос уже не спасти. Мы лишь зря тратили время. Против такой власти мы были бессильны. Чтобы спасти тех немногих на Телосе, что еще сохранили чувство ответственности и чести, мы должны были забрать их с собой. Что мы и сделали. Мы зашли на борт этого корабля, взяв с собой наши растения и минералы. Мы скитались по Галактике. Мы не искали новую планету. Нам она не нужна. Пока мы таким образом путешествовали, мы поняли, что Телос не является единичным случаем. Многие миры Галактики разъедаются коррупцией. Существа определенного настроя протестуют против этого, и все-таки их угнетают. Мы всех их принимали на борт. Наш первый корабль разрастался. У нас на борту есть умнейшие ученые, величайшие исследователи, учителя, поэты, музыканты и врачи. Мы все пришли к выводу, что в связи с состоянием Галактики, лучше всего полностью обособиться от нее. После того, как Галактика уничтожит себя сама, мы создадим новое общество.
Наконец Кад обернулся. Его синие глаза лучились энтузиазмом. — Как видишь, никто не задерживается здесь против своей воли. Они в любое время могут сойти в следующем космическом порту. Мы разрабатываем топливо многократного использования, но пока не закончили его. Поэтому мы вынуждены временами останавливаться. Мы надеемся, что однажды сможем самостоятельно обеспечивать себя. Тогда нам больше не понадобиться контакт с другими мирами. Но до тех пор бы должны считаться с дурацкими требованиями Сената. Я вижу в них лишь оскорбление интеллектуальных способностей всех, кто живет на этом корабле. Я все же буду сотрудничать.
— И ты предоставишь нам доступ ко всем отсекам корабля?
Кад кивнул. — Я организую для вас экскурсию, чтобы ты мог ориентироваться. После этого вы сможете свободно передвигаться.
— Мы можем разговаривать со всеми твоими последователями?
Кад нахмурился. — Я не использую слово «последователи».
— И все же эти существа здесь из-за твоего мировоззрения.
— Мировоззрения, которое они приняли в качестве своего, — Кад вопросительно посмотрел на своего собеседника. — И кто такие джедаи? Разве мы намного отличаемся от вас? И все же Сенат не направляет к вам следователей.
— Мы очень отличаемся, — ответил Оби-Ван тем спокойным тоном, которого он всегда придерживался, когда его что-то ставило в тупик. — Наша жизнь наполнена учения, но и обязательств. Мы не изолируем себя, не отворачиваемся от Галактики.
— Да, вы действительно до сих пор уверены, что можете совершить добро, — безразлично сказал Кад. — Каждый на этом корабле когда-то думал то же самое.
Оби-Ван чувствовал, что в данный момент не стоило ввязываться в дискуссию с Кадом. Он знал, это было бессмысленно, и что безразличие Када было показное. Он просто хотел задеть Оби-Вана. И, безусловно, он тоже знал, что отстраненность Оби-Вана так же была лишь маской.
— Мне жаль, что ты видишь в этом оскорбление, — осторожно заметил ОбиВан. — Но тебе должно быть ясно, что везде в Галактике есть семьи, которые не мог так просто смириться с исчезновением своих родственников. Общение между ними нерегулярно и обрывочно.
— Причина в том, что никто не понимает наше видение, — нетерпеливо сказал Кад. — Всякий на борту взрослый и способный принимать собственные решения. Как бы то ни было, предлагаю, чтобы ты со своим компаньоном отправился на мостик. Я распорядился, чтобы кто-нибудь их наших проводил вас от туда по кораблю Возьмите турболифт до уровня четыре. Там вас встретят.
Вновь открылась дверь. Вошел хрупкий на вид старик. Его лысина блестела на свету, глубоко посаженные глаза были тусклыми. Понадобилась секунда, чтобы Оби-Ван признал в старике Вокса Чана. Его удивило, насколько тот состарился.
В тусклом взоре Вокса Чана вдруг вспыхнул гнев. Очевидно, его ненависть к Оби-Вану за эти годы ничуть не уменьшилась.
— Отец, команда джедаев отправляется на осмотр корабля, — быстро сказал Кад. Оби-Ван понимал, что он пытался предотвратить вспышку гнева своего отца. Джедай кивнул Воксу Чану, который никак не отреагировал на приветствие. Он только проводил Анакина и Оби-Вана пронзительным взглядом, когда они покинули помещение.
Дверь за ним закрылась. Анакин взглянул на своего учителя.
— Почему они Вас ненавидят?
— Эта старая история, — сказал Оби-Ван. — Задания могут оставлять в сердцах других гнев. Однако я не думаю, что это отразиться на настоящим.
Анакин кивнул, но Оби-Ван ощущал, что его падаван не удовлетворен ответом. Мальчик думал, что старая история еще как могла повлиять на эту миссию.
Дело в том, что Оби-Ван в это тоже верил. И не в первый раз он испытывал трудности от того, что ему достался столь наблюдательный падаван.
Глава 14
Анакин шагал рядом с Оби-Ваном, размышляя над значением слов «падаван» и «ученик». Они ведь подразумевали, что он чему-то научиться, или как? Но как он мог чему научиться, если ему никогда не рассказывают истории полностью?
Йода был полон загадок. Мэйс Винду изъяснялся лишь смутными намеками и образами. Даже его собственный мастер не желал рассказывать о прошлом, кроме тех, наполненных преданностью и почтением, историй о своем старом мастере. Иногда Анакину казалось, что все в Храме говорили на ином языке, не известном ему. В такие минуты ему не хватало теплоты и простоты его матери. Но воспоминание о Шми затрагивали такую, глубоко сидящую в нем, боль, которая, похоже, никогда не исчезнет.
— По крайней мере теперь мы получим экскурсию по кораблю, — заметил Оби-Ван, пока они ожидали турболифт. — Ты ведь хотел его осмотреть.
— Но у нас будет проводник, — возразил Анакин. — Он может нам не все показать. Разве Вы не охотнее отправились бы самостоятельно?
— Иногда довольно полезно увидеть то, что противник хочет показать, — ответил Оби-Ван, заходя в лифт. — Это может дать тебе намек на то, что он пытается утаить.
Анакин молча стоял в кабинке лифта, следя за тем, как мимо проносились этажи. Его все еще занимал тот факт, что на встреча Юни и мастера, его игнорировали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики