ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Сожаление не сделает так, что обида исчезнет. Ты вмешался во внутренние дела планеты без официального одобрения Совета Джедаев. Ты ослушался приказа своего Учителя. Учитель зависит от верности падавана, точно так же как Падаван зависит от верности Учителя. Если доверие разрушено, узы разбиваются.
Колкость слов Мэйса Винду заставила Оби-Ван вздрогнуть. Он не ожидал, что Совет будет так суров к нему. Он не мог смотреть в глаза Куай-Гону. Он взглянул на Йоду.
– Неясна твоя дорога, Оби-Ван, - сказал Йода с большой кротостью. Тяжело это - ждать. Но ждать должен ты, увидишь, твой путь откроется.
– Ты можешь идти, Оби-Ван, - сказал Мэйс Винду. - Мы должны поговорить наедине с Куай-Гон. Ты можешь идти в свою прежнюю комнату.

Глава 2.

Это лучше, чем ничего, - подумал Оби-Ван. Он старался убедить себя в том, что сохранил свое достоинство, подчиняясь Совету. Но щеки его горели со стыда с тех пор, как он покинул комнату. Оби-Ван почувствовал облегчение, когда дверь скрипнула позади него. Он не мог смотреть в лицо Магистрам ни одной секунды больше. Никогда в своих ожиданиях он не думал, что его эта встреча пройдет так плохо.
Он увидел тонкую фигуру в конце холла. - Бент! - радостно закричал он.
– Я ждала тебя. - Бент пошла к нему на встречу, ее серебристые глаза засветились. Ее розовая чешуйчатая кожа ярко контрастировала с нежно голубой туникой.
– Так хорошо видеть друга, - сказал Оби-Ван.
Бент вгляделась в него. - Нет, в твоем случае, не хорошо.
– Это в любом случае не может быть плохо.
Она скользнула руками вокруг Оби-Ван и обняла его. Оби-Ван почувствовал запах соли и моря, единственный запах, который он всегда ассоциировал с Бент, из-за Бент даже соль пахла сладостью. Как Каламариан, она была амфибией, и нуждалась во влаге, чтобы жить. Ее комната была наполнена испарением, и она плавала в бассейне по несколько раз в день.
– Пошли, - прошелестела Бент.
Они не могли говорить здесь. Друзья опустились на лифте до уровня озера. Это было их специальное место. После долгих дней занятий и тренировок не было ничего, чтобы Бент любила больше, чем погрузиться в воду для долгого плавания. Оби-Ван часто присоединялся к ней, или иногда сидел на берегу, наблюдая за ее грациозными движениями под зеленой водой.
Они вышли из лифта и пошли по уровню к озеру, и казалось, что на поверхности планеты прекрасный солнечный день. Но они оба знали, что золотое солнце в голубых небесах были, на самом деле, серией осветительных ламп, установленных высоко в куполе потолка. Земля под их ногами была засажена цветочными кустами и покрытыми листьями деревьями.
Сегодня озеро была покинутым. Оби-Ван не увидел ни одного плавающего или гуляющего по многочисленным тропинкам вокруг озера.
– Учеников попросили оставаться в их комнатах, столовой, или комнатах медитации, если они не находятся в своих классах, - сказала Бент. - Но это не приказ, только просьба. Атака на Йоду сделала нас всех осторожными.
– Это было шокирующе, - сказал Оби-Ван.
– Ну, а ты? - спросила Бент. - Что сказал Совет?
Горечь поднялась в Оби-Ване. - Они не взяли меня обратно.
Бент выглядела пораженной. - Они это сказали?
Оби-Ван пристально посмотрел на озеро, его глаза горели. - Нет, не в этих словах. Но их позиция была очень суровой. Я должен ждать, говорят они. Бент, что мне теперь делать?
Она взглянула на него, ее большие серебристые глаза были полны сострадания. - Жди.
Он нетерпеливо отвернулся. - Ты говоришь как Йода.
Бент положила руку на его плечо. - Но Оби-Ван, то, что ты сделал было серьезным проступком. Не настолько серьезным, чтобы выгнать тебя навсегда, - добавила она быстро, затем заглянула ему в глаза. - Но Совету необходимо увидеть доказательство твоей искренности. Им нужно встретиться с тобой несколько раз. Они сострадательны, Оби-Ван, но весь орден Джедаев нуждается сейчас в защите. Это хорошо, что Совет сделал все именно так. Путь Джедая может быть труден, и Совет должен быть уверен, что твое служение абсолютно. Служение в каждом из нас должно быть абсолютно.
– Мое служение абсолютно, - сказал Оби-Ван свирепо.
– Как может быть Совет уверен в этом, и как в этом может быть уверен Куай-Гон? - спрашивала Бент с большой мягкостью. - За тебя говорит то, что прежде ты уже был связан с ним.
Гнев наполнил О-В, гнев и крушение надежд. Он знал, что Бент не хотела ранить его. Она смотрела на него теперь озабоченными, любящими глазами, боясь, что она обидела его.
– Я вижу, - сказал он кратко, - ты упрекаешь меня тоже.
– Нет, - сказала она спокойно. - Я говорю тебе, что это займет больше времени, чем ты желаешь, чтобы заняло, может быть намного больше времени, чем ты думаешь, что сумеешь вынести. Но Совет смягчится и увидит то, что вижу я.
– И что ты видишь? - спросил Оби-Ван, хмурясь. - Рассерженного мальчишку? Дурака?
– Джедая, - ответила она мягко, и это была лучшая вещь, которую она могла сказать.
Внезапно О-В был поражен мыслью. Что если Совет принял его обратно, а Куай-Гон - нет? Совет позволил ему остаться учеником в Храме, но ему было уже тринадцать лет и прошел срок быть выбранным Рыцарем Джедаем как падаван. Кто возьмет его, если не Куай-Гон? Он не хотел другого Учителя, думал Оби-Ван в отчаянии. Он быть падаваном Куай-Гона.
Оби-Ван не заметил, как они оказались на дальней стороне озера. Здесь была небольшая бухта, куда Бент любила переходить в брод. Она вошла в воду, улыбаясь прохладе, омывающей ее лодыжки.
– Расскажи мне о Мелиде-Даан, - попросила она. - Никто не знает, что произошло там. Что это было, что сделал ты, подчиняясь своим причинам, зачем покинул нас?
Оби-Ван застыл. Может быть, это был след улыбки на лице Бент, когда она задавала вопрос. Может быть - луч света, отражаемый водой, или ее серебристые глаза, смотревшие на него доверчиво. Может быть, жизнь в этот короткий момент, была так прекрасна, что ослепила его. Он не мог рассказать ей о Серазе. Так много жизни было вокруг него, как мог он говорить о смерти?
Оби-Ван неожиданно растерял слова. Он никогда прежде не испытывал трудностей, разговаривая с Бент. Но что мог он сказать?
На Мелида-Даан я увидел, как друг умер передо мной. Я видел, как жизнь в ее глазах трепетала и гасла. Я держал ее на моих руках. Потом другой любимый друг отвернулся от меня. Товарищи по армии предали меня. И я предал своего Учителя. Цепь предательств и смерть, что оставила отметину в моем сердце навсегда. Он не мог рассказать это никому. Рана лежала слишком глубоко в его сердце.
Когда все это закончится, я расскажу ей. Когда придет время.
– Давай лучше говорить о тебе, - сказал он, возвращаясь к предмету разговора. - Ты изменилась. Ты выросла, с тех пор как я тебя видел в последний раз?
– Может быть немного, - сказала Бент с удовольствием. Ее маленький рост всегда беспокоил ее. - И мне теперь одиннадцать.
– Скоро ты будешь падаваном, - подразнил ее Оби-Ван.
Бент не поддержала его шутливый тон. Ее глаза были серьезны, когда она кивнула головой. - Да. Йода и Совет думают, что я готова.
Оби-Ван был поражен. Так как она была небольшого роста и доверчивая, как ребенок, Бент всегда казалась моложе, чем была. Она всегда была младше его и его лучших друзей Рифта и Гарена Мулна. - Ты слишком маленькая, чтобы быть выбранной, - сказал он.
– Не возраст, а способности определяют точку поворота, - ответила Бент.
– Теперь ты снова говоришь как Йода.
Бент хихикнула. - Я цитирую Йоду.
– А что насчет Гарена? - спросил Оби-Ван.
– Гарен проходит дополнительное обучение пилотажу, - ответила Бент. - Йода думает, что его рефлексы особенно остры. Джедаю нужны пилоты для выполнения миссий. Он занимается своими уроками на симуляторе прямо сейчас, или он пришел бы увидеть тебя.
– А где Рифт? - спросил Оби-Ван с улыбкой. - В столовой?
Бент засмеялась. Их друг дресселианин был известен алчностью к еде. - Он был выбран как Падаван Бина Ибеса. Он на своем первом задании.
Оби-Вана пронзила острая боль. Итак, Рифт был теперь падаваном. Скоро им станет Бент. Гарен был избран для специальной миссии. Все его друзья двигались вперед, в то время как он топтался на месте. Нет, хуже, чем это. В то время, как он двигался назад. Он был первым, кто покинул Храм. Сейчас он словно стоял на посадочной платформе, махая рукой своим друзьям, когда они оправляются в свой путь.
Он отвернулся так, чтобы Бент не могла видеть тоски на его лице.
– А что Куай-Гон? - спросила Бент. - Знаешь ли ты, возьмет ли он тебя обратно, если Совет разрешит тебе вернуться?
Бент всегда могла добиться правды в споре. Когда она говорила, что у нее на сердце, она ожидала того же и от других.
– Я не знаю, - сказал Оби-Ван. Он нагнулся пополоскать руки в воде, стараясь спрятать свое лицо.
– Ты знаешь, я думала сначала, что он отталкивающий, страшный, - заметила Бент. - Я немного боялась его. Но потом я увидела, какой он тактичный. Я уверена, все наладится между вами.
– Я не знал, что ты так успела узнать Куай-Гона, - сказал Оби-Ван, удивляясь.
– О, да, - ответила Бент. - Я помогала ему и Талле в их расследовании, когда ты был на Мелида-Даан.
С любопытством Оби-Ван повернулся спросить ее, что она делала, но странный звук прервал его. Бент и Оби-Ван посмотрели на верх. Звук взрыва наполнил воздух.
Они пристально смотрели вверх. Сначала они увидели только то, что они должны были увидеть: яркое солнце в голубых небесах. Затем все случилось, казалось, за мгновение. Свет потускнел и внезапно какой-то объект уничтожил небо, вместо которого теперь можно было видеть только осколки. Обнажились каркасные формы блоков освещения. Часть горизонтального туннеля качалась высоко в воздухе.
– Это горизонтальный турболифт, - сказала Бент, ужасаясь. Он вот-вот упадет!
Оби-Ван увидел все в мгновение, но с ясностью медленной съемки. Турболифт двигался по верху горизонтально, проходя над озером и окружающими его тропинками. Обычно он скрыт от взгляда ослепительным светом гигантских осветительных панелей. Но часть лифта провалилась, повреждая панели освещения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики