ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Ты действовал один. Ты не дождался помощи и указаний. Ты мог подвергнуть детей ненужной опасности, ведь ось могла не выдержать.
– Но я проверил мой вес, и я двигался бережно. И… и помощь не появлялась, - сказал Оби-Ван, заикаясь. Он был ошеломлен, что Совет придирается к нему.
Мейс Винду отвернулся. Собственный голос эхом звучал в ушах Оби-Вана, и он осознал, что тот звучал, запинаясь и оправдываясь.
Бент смотрела на него с жалостью.
– Пожалуйста, не вмешивайся в дела Храма снова, - сказал Мейс Винду. - Совет будет решать, что нужно сделать с турболифтом. И мы должны закрыть нижнее крыло.
Куай-Гон положил свою руку на плечо Бент. И они вдвоем последовали за членами Совета от озера.
Оби-Ван стоял, наблюдая как они уходят. Он не думал, что в этот день его положение может стать еще хуже. Теперь так и было. В глазах Совета он не мог сделать ничего правильно. И в глазах Куай-Гона тоже.


Глава 3.

Они были слишком суровы к нему, думал Куай-Гон после того, как он оставил Бент и отправился на встречу с Йодой. Оби-Ван, конечно, действовал импульсивно. Но Куай-Гон в этих обстоятельствах действовал бы также.
Однако, он не вмешивался в увещевания Совета, он доверял мудрости Магистров в таких вещах. И не сомневался, что для Оби-Ван было бы лучше справиться со своей импульсивностью, так как это привело его к оставлению пути Джедая в первом же месте. Мейс Винду, Йода и Совет всегда имели причины для строгости. Таким образом, хотя он желал остаться с Оби-Ваном, он оставил его, чтобы мальчик мог подумать о том, что сказал Мейс Винду.
Оби-Ван сделал свой выбор. Шаги Куай-Гона запнулись моментально, как он припомнил, что он почувствовал, когда появился на озере и представил, что ОбиВан был в шахте турболифта. Глубокое чувство страха пронзило его. Что, если опора оторвется прежде, чем появятся Магистры? Что, если Оби-Ван погибнет? Сердце Куай-Гона останавливалось от этих мыслей.
Его торопливые шаги восстановились. Он много понял за последние недели о том, как сердце умеет удивлять. Он только что начал осознавать, какие сложные и глубокие узы связывают его и его бывшего падавана.
Но он должен сконцентрироваться на других проблемах.
Йода стоял в середине пустого белого пространства комнаты безопасности в центральной башне, куда никто не мог проникнуть.
– Подтвердил все Миро Дарун, - сказал он Куай-Гон. - Саботаж это был. Часовое устройство в системе лифта и неисправность в центральном ядре, которая прекратила работу лифтов и связи в области этой. Найти ответственного за это должны мы, Куай-Гон. За детей теперь взялся он. Странным я нахожу то, что Брук мог быть замешан в вещи такие, - грустно размышлял Йода.
– Последний трос удержался, - указал Куай-Гон. - Не думаю, что предполагалось, что турболифт упадет.
Йода развернулся к нему. - Дразнит нас нежданный гость, так? Подвергает опасности жизни детей ради шутки?
– Или здесь какой-то другой мотив, - сказал Куай-Гон. - Мне еще не понятно. Сначала я подумал, что мелкие кражи были задуманы разозлить и посмеяться над нами. Теперь я предполагаю другое. Украденные предметы появлялись, служа другим целям. Коробка с инструментом сервисного подразделения была наиболее вероятно использована для демонтажа лифтового оборудования. Учительская роба для медитации была использована, чтобы наш противник свободно передвигался по Храму, особенно ранним утром, когда большинство Рыцарей медитирует.
– И игры с четрехлетними ребятишками? - спросил Йода.
– Еще не знаю, - ответил Куай-Гон. - И затем ведь есть еще украденные списки учеников. Только студентов с именем на Ч. Фамилия Брука - Чан. Я уверен, записи были украдены, чтобы скрыть что-то о нем.
Йода кивнул. - Время займет собрать информацию. Кое-чего ты не знаешь, Куай-Гон - чувствительное время это для Джедай. Секретную миссию для Сената мы должны предпринять. Держать в нашем Джедай казначействе - большую поставку вертекса.
Куай-Гон не смог сдержать удивление. Вертекс был наиболее ценным минералом. После того, как необработанное вещество добывается, его ограняют в кристаллы различной ценности.
Многие миры использовали кристаллы вертекса вместо кредитов.
– Это беспрецедентно, принять такую поставку, - согласился Йода, заметив удивление Куай-Гона. - Еще Совет думал это лучше всего. Две звездные системы замкнулись в конфликте о поставке. Соглашения о мире не будет, пока партия не будет сохранена нейтральной стороной. Почти заключено соглашение о мире. Если узнают, что Храм уязвим, война будет здесь. - Голос Йоды стал озабоченным. - Большая война это будет, Куай-Гон. Много союзников эти звездные системы имеют.
Куай-Гон переваривал эту информацию. Его часто поражало, что несмотря на то, что Храм был убежищем, он был соединен с галактикой столь сложными путями.
– Нельзя терять время, - сказал он Йоде. - Я начну с Миро Даруна. Я должен обнаружить, каким образом Брук и этот неизвестный передвигаются по Храму, а их никто не видит. Мне нужно объединиться с Таллой.
Йода посмотрел на него, прищурив глаза. - И с Оби-Ваном?
– Совет приказал Оби-Вану оставаться в стороне от всего этого, - ответил Куай-Гон с удивлением.
– Предсказываю я, что мальчик найдет способ предложить свою помощь снова, - сказал Йода.
– И я должен отвергнуть ее?
Йода сделал знак рукой. - Прямо мальчик задействован быть не должен. Но запирать его я не буду.
Куай-Гон улыбался, когда выходил из комнаты безопасности. Это был противоречивый совет, типичный для Йоды. Советы Мастера обычно показывали его совершенное восприятие.
Куай-Гон проследовал сквозь Зал Тысячи Фонтанов, чтобы дойти до лифта, который довезет его точно до технического центра. Он шел целеустремленно по извилистым тропинкам, едва замечая окружающее, сосредоточенный на проблеме поиска злоумышленника. Затем он увидел уничтоженный мост, где была произведена атака на Йоду.
Куай-Гон остановился, взглянул на расщепленный мост, и неожиданно вспомнил. Несколько лет назад у него была миссия остановить тирана от захвата власти в Оутер Рим. Стратегия тирана была основана на простом уравнении: Разлад + Деморализация + Отвлечение внимания = Разрушение. Уравнение было взято за образец, осознал Куай-Гон.
Кражи следовали формуле. Разлад: мелкие кражи разладили занятия классов и деятельность. Деморализация: воровство Лечащих Кристаллов Огня и атака на Йоду привели к тому, что многие студенты потеряли мужество. Отвлечение внимания: поломка охлаждающих систем, бреши в системе безопасности и разрушение одного из главных турболифтов означает, что Джедаи должны сфокусироваться на сохранении текущих функций жизнедеятельности Храма.
Работала ли подобная дьявольская формула над разрушением Храма? Тот тиран умер, убит несколько лет назад, распространил ли он свою формулу дьявола?
Внезапно Куай-Гон почувствовал глубокое волнение в Силе. Оно рассекало воздух перед ним. Темная сторона была здесь.
Ощущения замедлились. Фонтаны продолжали течь, разбрызгивая мчащуюся воду, охлаждающую его щеки. Он осторожно рассматривал все вокруг, каждый лист, каждую тень. Но не увидел ничего необычного. Хотя знал, что-то было здесь не так.


Глава 4.

О-в решил, что ему нужен новый комлинк. Ведь, если что-нибудь случится снова прямо перед его глазами, и ему потребуется вызвать помощь? Или Куай-Гон и Совет изменят свое решение, и он будет им необходим?
Это может быть только в моих мечтах, но мне все равно, думал Оби-Ван. Я должен думать как Джедай, даже если Совет этого не хочет.
Вместо посиделок в своей комнате, Оби-Ван направился в техцентр. Он был уверен, что Миро Дарун разрешит ему взять новый комлинк.
Впереди него он увидел знакомую фигуру, расхаживающую большими шагами по холлу, рассматривающая фрукт майя вовремя ходьбы. Это была ученица Сери. Он не знал ее очень хорошо, но помнил, что она была подругой Брука. Может быть, если он поспрашивает ее, она может подойти к разгадке поведения Брука. Он мог бы вернуться к Совету с информацией.
Он позвал ее по имени, она остановилась и повернулась. Взгляд ее голубых глаз был как гребень волны. Сири всегда поражала всех своей красотой, но она ненавидела, когда кто-то комментировал ее внешний вид. Она держала свои светлые волосы в коротко остриженными, открывая лоб.
Мальчишечий стиль был, вероятно, намерением затуманить ее красоту, но вместо этого только усиливал ее умные глаза и сияющую кожу.
Когда она осознала, кто ее окликнул, выражение дружелюбия на ее лице остыло. Оби-Ван удивился почему. Они никогда не были друзьями, но и не были врагами. Сири была на два года моложе Оби-Вана, но ее способности позволяли ей ходить на занятия световыми мечами в класс Оби-Вана и Брука. Она была достойным соперником. Оби-Ван считал ее стиль атлетическим и высоко сконцентрированным.
В отличие от других студентов она никогда не отвлекалась в течение дуэли на такие эмоции как гнев и страх, и никогда не втягивала себя в мелкое соперничество. Лично Оби-Ван всегда думал, что она излишне сконцентрирована. Она, казалось, никогда не отдыхала и не присоединялась к шуткам и смеху, от которых студенты получали удовольствие в свободное время.
– Оби-Ван Кеноби, - сказала Сири скучно. - Я слушала, что ты вернулся. - Она откусила кусочек фрукта.
– Сири, ты ведь была подругой Брука, - сказал Оби-Ван настойчиво. - Не замечала ли ты какие-либо знаки гнева или бунта в последние несколько месяцев? Или что-нибудь необычное?
– Сири жевала, тараща на него глаза и не отвечая.
Оби-Ван почувствовал себя неловко. Он слишком поздно понял, что в эти дни быть подругой Брука точно не приносило пользы в Храме. Он задавал свои вопросы без раздумий, стремясь как можно скорее получить ответы, и использовать их, не теряя времени. Наверное, он должен был формулировать вопросы более дипломатично.
Пока он пытался думать, как лучше действовать, Сири проглотила откушенный кусок. Она крутила фрукт майя в своей руке, выбирая место для следующего укуса.
– Зачем это тебе? - спросила она, делая акцент на слове «тебе».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики