науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Тупик, — констатировал коммодор. — Ну что ж, здесь нормальная атмосфера… надеюсь. Так что беспокоиться не о чем.
Может быть, даже удастся найти воду к пищу, которая нам подойдет…
— Но они идут за нами. Им открыли шлюз. Они уже здесь!
— Ложись! — гаркнул Далзелл, с грохотом падая на пол. Остальные последовали его примеру. В конце туннеля, очень далеко, появились размытые фигуры. Раздался треск автоматов. Майор и его десантники отстреливались, но без видимого успеха.
И тут Граймс уловил, как на самом краю его сознания голос — нечеловеческий, механический, но не лишенный эмоций — простонал:
— Нет, нет, только не это… Неужели они ничему не научатся?
И все исчезло.
Глава 30

Граймс сидел на вершине холма и наблюдал за работой Клариссы.
Закутанная в грубую, кое-как выделанную шкуру неизвестного волкообразного зверя, она казалась настоящей пещерной женщиной.
Наверное, так выглядел ее предок в этом самом мире. Граймс в потрепанных кальсонах походил на Робинзона в варианте космической эры — собственно, таковым он и являлся. Его скафандр вместе с остальными хранился в пещере до тех пор, пока не понадобится (если когда-нибудь это произойдет). Прочие члены команды щеголяли в остатках униформы. Двадцать мужчин и тринадцать женщин. Все они оказались здесь — на Кинсолвинге, как предположил Граймс.
В нескольких милях отсюда расположились Дрютхен и фон Дондерберг со своими людьми. Они по-прежнему были настроены враждебно, а в их «племени» оказалось только пять женщин, причем две из них уже вышли из детородного возраста. Оружие у мятежников оставалось, но, как и команда «Поиска», они экономили боеприпасы и аккумуляторы. Тем не менее, три ночи назад они сумели подойти к лагерю Граймса достаточно близко, чтобы выпустить из катапульты пару камней, которые упали у входа самой большой пещеры. Затем Далзелл с ребятами заставили их уносить ноги.
Итак, будем считать, что все они оказались на Кинсолвинге.
Причем за тысячи лет до того, как эту планетку открыл коммодор Кинсолвинг. За сотни лет до таинственных доисторических художников, чьи рисунки украсили стены пещер (возможно, как раз предки этих художников сидели сейчас рядом с ним). Местность была незнакомой. Правда, к тому времени, когда человечество достигнет границ Галактики, старые горы разрушатся, на месте равнин будут плескаться моря, а из складок планетарной коры вырастут новые горы.
Но ощущение странности, знакомое Граймсу по предыдущему (или весьма-отдаленно-будущему) визигу на эту планету, никуда не исчезло. На Кинсолвинге может случиться все, что угодно… и, скорее всего, случится.
Может быть, у Аутсайдера есть что-то вроде псионического поля? И из-за этого поля он занял свое место в пространстве и времени? Кем — или чем — были создатели Аутсайдера? Благодетелями? Миссионерами? Существами, чья эволюция пошла иным путем, чем у человечества и других разумных рас Галактики?
«А мы — потомки приматов-убийц, дети Каина… — размышлял Граймс — Почему нашими предками не оказались травоядные? Может быть, нам бы не пришлось убивать ради пищи и защиты от других хищников. Может быть, раньше бы появились мирные инструменты, а не оружие. Конечно, борьба — это основа естественного отбора. Но… это могла быть борьба с силами природы, а не с живыми существами, прямо или косвенно. Разве не назвал какой-то этолог человека „голой обезьяной“?
«Они забросили нас к самому началу времен, — думал он, глядя на сидящую на корточках Клариссу, которая неутомимо рисовала куском мела на ровном синевато-сером камне. — Мы не прошли тест. Сначала бой между кораблями — интересно, что с ними случилось — потом драка прямо в этом священном месте. Похоже, Калвер и его команда очень хорошо себя вели, раз их признали достойными. Наша идиотская драчливость — просто рудимент, а Калвер принадлежит к новой породе людей…»
— Может, хватит витать в облаках? — одернула его Соня.
— Я и не витаю. Я думаю. Я все стараюсь понять, в чем дело.
— Лучше бы ты постарался получше вспомнить свой бесценный корабль. Кларисса ни черта не понимает в инженерном деле. Мы должны помогать ей всем, чем возможно, чтобы у нее получилось…
— Чтобы у нее получилось…
— Джон, — напряжение, в котором она жила последнее время, наконец прорвалось. — Я не создана быть пещерной женщиной. Я привыкла менять одежду, а не ходить неделями в вонючих тряпках. Я привыкла мыться в теплой воде, а не в ручье только что с ледника; есть нормально приготовленную пищу, а не жирное мясо, которое снаружи обуглилось, а внутри сырое… Может, я чересчур испорчена цивилизацией — но это не мой мир.
Она вздохнула.
— Наша единственная надежда — шаманский дар этой ведьмочки, которая уже откушала местных грибов и получила отравление вместо галлюциногенного эффекта, — она горько рассмеялась. — Допустим, ее предок-художник мог вызывать зверей. Мы убедились, что она на такое тоже способна. Но хватит ли ей таланта, чтобы справиться с такой сложной конструкцией, как космический корабль?
— Справилась же она с такой сложной конструкцией, как человек, — возразил Граймс. — А Кларисса такой же анатом, как инженер.
— Коммодор, Клариссе опять нужна ваша помощь, — позвал Мэйхью.
Граймс поднялся на ноги. Прежде чем спуститься к художнице, он с высоты окинул взглядом свое маленькое королевство. На севере — острые, заснеженные пики, заросшие у подножия густым темным лесом. На юге — море. На востоке и западе простирались холмистые равнины, их покрывал ковер жесткой желтоватой травы, то там, то здесь прорванный скальными выходами. Над одним из дальних холмов курился дымок костра в лагере Дрютхена.
— Коммодор, — снова позвал Мэйхью.
— А, да, уже иду.
Он прошел по каменистому гребню к сланцевому выступу, где вокруг Клариссы уже собрались Вильямс, Дэвис, Хендриксон и Карнаби. «Дальний поиск» на ее картине становился узнаваемым — но не более того. Сколько уже было попыток? Граймс потерял счет. Предыдущие рисунки были безжалостно смыты внезапными дождями или стерты в припадке яростного отчаяния самой художницей. И лишь однажды ему показалось, что в воздухе на микросекунду возник силуэт корабля — почти невидимый, как призрак.
Граймс оглядел своих офицеров, командиров корабельных частей. Их лица застыли от запредельного напряжения. Вильямс — бессменный старпом «Поиска» — должно быть, перечислял в уме каждую заклепку, каждый шов на корпусе. Дэвис рисовал в воображении двигатели, Хендриксон — свои орудия, Карнаби — навигационные приборы.
Но…
Но никто из них — внезапно осознал Граймс — не представлял себе корабль единым целым, как слаженно работающий организм.
— Готова? — спросил он Клариссу.
— Готова, — ответила она устало и безучастно.
И Граймс начал вспоминать. Он вызвал в памяти первую реконструкцию «Дальнего поиска» — все усилия, затраченные на ремонт старого оборудования и установку нового. Он вспомнил экспедицию на Галактический «запад».
Вспомнил, как они высаживались на Фарне, Гроллоре, Мелиссе и Стри, как открыли систему из антиматерии. Вспомнил и то удивительное путешествие, в котором они с Соней, изучая феномены Приграничья, открыли, что по-настоящему близки друг другу…
Он вспоминал еще и еще. Кларисса проворно чертила мелом и раскрывала свой разум Граймсу, так же, как он открывался ей. Все представлялось так ярко, так живо… Слишком живо. Ни воображение, ни память не способны создать такую картину. Как будто он стоял в своей рубке, которая была знакома до последней заклепки…
Он стоял в своей рубке, которая была знакома до последней заклепки.
Но это невозможно…
Граймс открыл глаза и медленно огляделся.
Он увидел острые заснеженные пики на севере, заросшие у подножия густым темным лесом. Увидел мерцающее на юге море. Холмистые равнины на востоке и западе все так же покрывал ковер жесткой желтоватой травы, прорванный скальными выходами. Над одним из дальних холмов курился дымок костра в лагере Дрютхена.
Но…
Он смотрел на все это сквозь иллюминаторы в рубке «Дальнего поиска».
Не понадобилось много времени, чтобы настроить перископ в режим панорамного обзора. Да, все его люди толпились внизу и изумленно взирали на корабль. Не было нужды давать большее увеличение, чтобы понять выражение на их лицах.
— Гхм, — потрясенно произнес Граймс. Он повернулся к панели управления шлюзовыми люками и нажал нужные кнопки. Одна за другой зажигались надписи:
«Внешний люк открыт».
«Внутренний люк открыт».
«Трап опускается».
И наконец: «Трап опущен».
Кстати…
Он направил большой бинокль в сторону дальних холмов. Хотя корабль возник внезапно, Дрютхен и фон Дондерберг наверняка успели его заметить и поняли, что у них тоже появился шанс улететь… Так и есть. От холмов уже бежало десятка два людей. Оружие, которое до сих пор бережно хранилось в тайниках, ярко горело на солнце.
Отчаянная вылазка; но бывало, что в отчаянии люди совершали чудеса.
Граймс вздохнул, опустился в кресло перед сорокамиллиметровой пушкой и перевел ее на ручное управление.
Идеальный вариант: ее оглушительный залп создаст куда более сильный психологический эффект, чем смертоносный удар бесшумных лазеров. Какое-то время коммодор наводил орудие — пока не поймал в прицел тех, кто бежал первыми. Одним из них был Дрютхен — кто еще мог так переваливаться? — а другой — фон Дондерберг.
Граймс снова вздохнул. Откровенно говоря, ему было ужасно жаль вальдегренца — этот человек был слишком похож на него самого. Значит, только Дрютхен… Но взрывной волной может зацепить фон Дондерберга. Тогда бронебойный?.. Да, пожалуй. Одного снаряда будет достаточно, если старые навыки еще не окончательно выветрились из головы. А заодно как следует напугать шайку Дрютхена.
И все же Граймс колебался. Мошенники должны остаться на Кинсолвинге — и ничто не заставит его изменить решение. Но даже если они не заслуживают шанса на спасение, их дети, их потомки имеют на это право.
И чем больше незаурядных ублюдков обогатят генофонд этого доисторического мира, тем лучше.
Граймс щелкнул переключателем подачи боеприпаса и снова прицелился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики