ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кенан немного поразмыслил.
- Ну, во-первых, они начнут их тратить, - сказал он, - А второе?
- Проболтаются. Жулики постоянно болтают, особенно об удачных делах, и иногда рассказывают тем, кто с удовольствием их продаст.Задача - пустить слушок, чтобы знали, кто покупатель.
- И вы знаете, как это сделать?
- Конечно, знаю. Вы тут хотели выяснить, насколько я все еще полицейский.Понятия не имею, но к такого рода проблемама подхожу точно так же, как тогда, когда носил жетон. Действую в том же ключе до тех пор, пока не получу результат.В вашем деле я сразу вижу несколько вариантов ведения следствия. Конечно, нет никаких гарантий, что хоть один из них окажется результативным, но все же они заслуживают внимания.
- Значит, вы займетесь этим?
Я заглянул в блокнот и сказал:
- Ну, вообще-то существует две проблемы. Первую я уже назвал Питу по телефону. Я собираюсь уехать в Ирландию в конце этой недели.
- По делам?
- Нет. Просто развлечься. И сегодня утром уже заказал билет.
- Вы могли бы отменить заказ.
- Мог бы.
- Деньги, которые с вас вычтут за отмену заказа вы можете вулючить в ваш гонорар, я их вам покрою. А вторая проблема?
- А вторая проблема - каким образом вы собираетесь использовать полученные от меня сведения?
- Думаю, ответ вам известен.
- Вот в этом-то и проблема, - кивнул я.
- Невозможно возбудить против них дело по обвинению в похищении и убийстве, поскольку нет доказательств преступления. Просто исчезла женщина, вот и все.
- Вот именно.
- Так что, исходя из этого, вам совершенно ясно, чего я хочу. Нужно произнести вслух?
- А почему нет?
- Я хочу, чтобы эти сволочи сдохли. Хочу при этом присутствовать, хочу в этом участвовать, хочу увидеть, как они сдохнут.
Кенан произнес всю тираду совершенно спокойно, ровным, лишенным интонаций тоном.
- Вот, чего я хочу.И хочу настолько сильно, как в жизни никогда ничего не хотел. Вы так и предполагали?
- Примерно.
- Неужели вас беспокоит, что может произойти с людьми, способными сотворить нечто подобное? Схватить ни в чем не повинную женщину и разрезать ее на кусочки?
- Нет, - не задумываясь ответил я.
- Мы сами с братом сделаем все, что нужно. Вам не придется в этом участвовать.
- Иными словами, я всего лишь приговорю их к смерти.
- Они сами себе вынесли приговор, - покачал головой Кенан.- Своими деяниями. Вы всего лишь поможете осуществить справедливое возмездие. Что вы на это скажете?
У меня были кое-какие сомнения на этот счет, поэтому я промолчал.
- Есть ведь еще одна вещь, которая вас смущает, верно? Род моей деятельности.
- Немаловажный фактор.
- Ваше высказываение по поводу сбыта крэка школьникам. Я не - как бы это...не открываю магазинов на школьном дворе.
- Не сомневаюсь.
- Проще говоря, я не пушер. Я тот, кого называют наркодельцом. Улавливаете разницу?
- Конечно. Вы та крупная рыба, которая ускользает из сети.
- Не думаю, что такая уж крупная, - засмеялся Кенан.- С определенной точки зрения распростаранители среднего звена - самые крупные, если исходить из объемов. Я имею дело с большими объемами, то есть либо поставляю большие партии , либо покупаю у того, кто уже поставил товар в страну. А затем сбываю тому, кто продает уже меньшими партиями. Мой покупатель, вероятно, зарабатывает больше, чем я, потому что он крутит сделки круглый год, тогда как я могу проводить в год одну-две операции, не больше.
- Но вы тоже, прямо скажем, не бедствуете.
- Не бедствую. Это опасный бизнес, связанный с нарушением закона, поэтому приходится иметь кучу людей, которые так или иначе помогают избегать неприятностей.А там где есть большой риск, там и доходы тоже большие. И это бизнес. Люди хотят этот товар.
- По товаром вы подразумеваете кокаин.
- Вообще-то я практически не занимаюсь порошком. Мой основной товар героин.Немного гашиша, но последние года два главным образом героин.Слушайте, сразу говорю, что не собираюсь оправдываться. Люди покупают, попадают на крючок, обворовывают родных матерей, взламывают чужие дома, вкалывают себе сверхдозу и умирают на игле. Пользуются одним шприцем на всех и получают СПИД. Я все это знаю. Но существуют же производители оружия, спиртных напитков, табака.Сколько народа умирает в год от алкоголизма и курения в сравнении с тем количеством, которое гибнет от наркотиков?
- Продажа алкоголя и табака - вполне законное дело.
- А какая разница?
- Некоторая есть.Хотя не могу сказать точно, какая.
- Возможно. Я тоже ее не вижу. Но в том и другом случае это грязный товар. Он убивает людей, или его производные используются, чтобы убивать себя или друг друга.Но однин довод я могу привести себе в оправдание. Я не рекламирую свой товар, не лоббирую его в Конгрессе, у меня нет службы по связи с общественностью, которая талдычит гражданам, что то дерьмо, которым я торгую, им полезно.Тот день, когда люди перестанут покупать наркотики будет днем, когда я сразу же начну покупать и продавать что-то другое. И не стану хныкать по этому поводу и обращаться в правительство с просьбой о федеральных субсидиях.
- Но ты все-таки не леденцами торгуешь, малыш, - вставил слово Питер.
- Нет, конечно, нет.Мой бизнес - грязный, но я никогда и не утверждал обратного.Но я работаю честно, никого не надуваю, никого не убиваю и очень сторожен в выборе партнеров.Именно поэтому я жив и здоров, и на свободе, а не за решеткой.
- А вы когда-нибудь сидели?
- Нет. Меня ни разу не арестовывали.Так что если вас смущает , что придется работать на наркодельца...
- Меня это не смущает.
- Во всяком случае, с официальной точки зрения, я не наркобарон.Не стану утверждать, что в отделе по борьбе с наркотиками или в УБН никто не знает, кто я такой, но досье на меня нет. Насколько мне известно, я никогда официально не был под следствием. В моем доме нет "жучков" и телефон тоже не прослушивается. Если бы это было так, я бы сразу узнал. Впрочем, я вам уже об этом говорил.
- Да.
- Погодите минутку, я вам сейчас кое-что покажу.
Он вышел в другую комнату и вернулся с большой фотографией в серебряной рамке.
- Наша свадебная фотография. Снято два года назад. Почти два. Два года будет в мае.
На фотографии он был во фраке, а она вся в белом. У него на лице сияла широкая улыбка, она же не улыбалась, о чем я, впрочем, кажется уже говорил раньше.Но Франсин вся прямо светилась, и видно было, что она просто таки сияет от счастья.
Я не нашел, что сказать.
- Не знаю, что они с ней сделали. Я не позволяю себе об этом думать.Но они убили ее и надругались над ней, превратили ее в какую-то грязную шутку, и я должен что-то предпринять, потому что если ничего не сделаю, то просто умру. Если бы я мог, все сделал бы сам.Откровенно говоря, мы с Питом попытались, но не знаем, что делать и как делать, с чего начинать.Те вопросы, которые вы задавали, ваш подход к делу, помимо всего почего, четко показали мне, что в данной сфере я полный профан. Поэтому мне нужна ваша помощь, и я заплачу вам столько, сколько придется. Деньги не проблема, у меня их полно и я потрачу столько, сколько понадобится.А если вы откажетесь, я либо найду кого-то другого, либо займусь этим сам, потому что, что еще, черт побери, мне остается делать?
Он наклонился, забрал у меня фоторгафию и посмотрел на нее.
- Боже мой, какой это был прекрасный день! И все последующие дни. И все это обратилось в дерьмо.
Он поднял на меня взгляд и продолжил.
- Да, я наркоделец, поставщик наркотиков, называйте как угодно и да, я собираюсь убить этих мудаков. Вот так. И что вы теперь скажете? Беретесь за это или нет?
Мой лучший друг, человек, к которму я собирался поехать в Ирландию, профессиональный преступник. Легенда гласит, что однажды ночью он шел по улицам Хеллс Китчен с сумкой, из которой торчала отрубленная им голова одного из его врагов. Не могу поклясться, что так оно и было, но относительно недавно я был рядом с ним в одном подвале в Маспете, когда он отрубил мужику руку одним ударом мясницкого ножа.В ту ночь у меня тоже в руке была пушка, и я ею воспользовался.
Так что, если в чем-то я все еще отсавался полицейским, то во многом другом претерпел существенные изменения. Голову я давно уже снял, чего же плакать по волосам?
- Берусь. - Мой ответ прозвучал твердо.
Глава 3
К себе в гостиницу я вернулся чуть позже девяти. Мы довольно долго просидели с Кенаном Кури, заполняя странички моего блокнота именами его друзей, знакомых и членов семьи. Я сходил в гараж и осмотрел тойоту, где и обнаружил магнитофоне кассету с Бетховеном.Если в машине Франсин и имелись еще какие-то следы, я их не нашел.
Другую машину, серый "темпо" в которой доставили ее разрозненные останки, я не имел возможности осмотреть. Похитители поставили ее в неположенном месте и за выходные служба безопасности движения куда-то его отволокла.Можно было попытаться его найти, но для чего? Он практически наверняка был угнан для этой конкретной цели ,а перед этим кем-то брошен, судя по его состоянию.Полицейские эксперты-криминалисты может и смогли бы что-нибудь обнаружить в багажнике или внутри машины. Волокна ткани или еще что, что бы могло дать толчок следствию. Но у меня нет возможности произвести такую экспертизу.Я бы попусту потратил кучу времени, бегая по Бруклину в поисках машины, которая не дала бы ничего нового.
Мы втроем проехали на бьюике по длинному круговому маршруту мимо "Д"Агостино" и арабского рынка на Атлантик Авеню, затем на юг про Флэтбуш и на восток по N до второй будки на Авеню Ветеранов.Мне не очень-то было нужно осматривать эти достопримечательности. Вряд ли можно получить массу полезной информации, обозревая телефонные будки, но я все же умудрился извлечь определенную пользу. Иногда совсем не вредно самому изучить все на месте, пройтись по тротуарам, подняться по ступенькам, проиграть, так сказать, всю сцену. Это придает делу реальность.
К тому же таким образом я заставил братьев Кури проделать все еще раз.Во время полицейских расследований свидетели вечно жалуются, что им приходится по нескольку раз повторять одно и то же разным людям.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики