науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бахтерцы, сияющие железной чешуей, кирасы — для тех, кто не может или не хочет приобретать полный доспех. Стальные перчатки и поножи, странные сочетания железных пластин и шипов, предназначенных не только для защиты, но и для нападения. Шлемы — высокие и округлые, открытые и глухие, легкие каски и массивные сооружения, состоящие из множества шарниров и снабженные тонкого плетения хауберками. Топоры, алебарды, тяжелые булавы и боевые молоты-чеканы, мечи всех мыслимых размеров, кинжалы — от смахивающего на шило-переросток корда, до огромных, уже больше подпадающих под определение «короткий меч».Да уж, судя по обилию орудий убийства, особым миролюбием здешние жители не страдали. Да и с чего бы — вся история Империи, начиная от ее зарождения на обломках изрядно потрепанных во время Войны Магов уделов и заканчивая днями сегодняшними, представляла собой бесконечную череду войн. Войн ради добычи, ради расширения территории — а в последнее столетие в основном ради удержания и сохранения в неизменности уже достигнутого.Но вот наконец Жаров добрался туда, куда собирался с самого начала. Здесь, в этой части города — одной из самых богатых, — обитали золотых дел мастера. Здесь продавали то, что заставляло сильнее забиться сердца многих и многих поколений женщин. Золото, серебро, а для тех, кому тощий кошелек не позволял прицениваться к ажурному плетению золотых нитей, можно было подобрать что попроще — медные, оловянные и даже железные украшения, изделия из цветного стекла, иногда беззастенчиво выдаваемого особо нахальными торгашами за натуральные самоцветы. Драгоценный морской и дешевый речной жемчуг, драгоценные камни — настоящие, не дешевые стекляшки… Любой знал, что снаружи были выставлены лишь самые заурядные поделки, предназначенные для простонародья. А там, в глубине лавочек, можно было встретить настоящие шедевры, в том числе и старые, пришедшие из давно минувших времен. И цена у них была соответствующая, не с кошельком Дениса было присматриваться к браслетам эпохи Таласа Первого или кольцам, выкованным из красного золота во времена, когда еще не родились создатели Хрустальной Цитадели.Солнце клонилось к закату, тени на улицах становились все длиннее, и уже слуги стали заносить товар с улиц обратно в лавки — день прошел. Те, кто желал что-то купить или кого удалось зазвать и соблазнить обманчиво низкими ценами, уже сделали свой выбор, а те, кто не успел, — что ж, теперь им надо будет войти в двери. К тому же там, под рукой у хозяина, лежал самый ценный товар… а всякие безделушки — ну не держать же их всю ночь на улице.Денис постепенно начинал испытывать все большее и большее раздражение. День прошел впустую — он обошел десятки лавочек и нигде не сумел найти ничего подходящего. То, что было ему вполне по средствам, казалось Жарову грубым, лишенным изящества… а вещи тонкой работы, вышедшие из рук гномов или древних мастеров, стоили столько, что были по карману далеко не всякому из лордов. Давно уже надо было бы остановиться на какой-нибудь безделушке… но каждый раз, покидая очередного несколько огорченного торговца, Денис лелеял надежду, что уж в следующем месте он наверняка найдет что-нибудь привлекательное. Такова уж природа человеческая, всегда хочется верить, что лучшее — впереди.Но надежды эти становились все более и более призрачными. Вот уже широкоплечие слуги — а каких же еще нанимать в ювелирные лавки — начали посматривать на него косо. Мол, добрый человек, пора бы и честь знать, вон скоро и сумерки сгустятся, а хотя стражи на улицах и немало, но вечер — время для пива в тавернах, а отнюдь не для выбора золотых поделок… тем более дорогих. Да и сами хозяева, видимо, нутром чувствовали, что привередливый и в то же время не слишком уж богатый покупатель лишь зря отнимает их время. И хотя на лицах оставалась любезная улыбка, но вот радушия в голосе становилось все меньше и меньше. Что поделать, любой опытный купец с первого взгляда видит, что собой представляет клиент, что ему можно предложить да какую назвать цену — и будет ли скупиться или просто возьмет не торгуясь, небрежно швырнув на стол тяжелые золотые монеты.Поймав на себе явно недовольный взгляд очередного слуги-телохранителя, Денис вздохнул и покинул очередную лавку. За его спиной слуга, тихо поминая недобрым словом всяких, бродящих тут ради одного «посмотреть», старательно запирал массивную дверь. Стражи в городе немерено, и с темных дел Мастерами патрули особо не церемонятся… но береженого, как говорится, бог бережет. Или, применительно к данному случаю, Светлая Эрнис.— Слышь, голуба…Денис почувствовал, как его дергают за рукав. Обернулся. Рядом стояла скрюченная старостью бабка — на вид ей было лет сто, как только жива еще. В свете уже почти скрывшегося солнца было видно изрезанное глубокими морщинами лицо, крючковатый нос и бледные, почти белые глаза. Старуха была вся замотана в какие-то немыслимые обноски… а вот пахло от нее хорошо. Хлебом… свежим, горячим хлебом.— Чего тебе, бабушка? — рассеянно спросил Жаров, думая о том, что завтра у Тэй день рождения, подарка он так и не присмотрел… и хотя она и не ждет такого знака внимания, но все же…— Вижу, не лежит душа к этим… — пренебрежительное движение длинного носа в сторону уже прочно закрытой лавки, — к этим побрякушкам. Оно и верно, голуба, что на продажу сделано, то души не имеет, а ежели души нет, то и толку от такого подарка, знамо дело, не будет.Денис промолчал. Только такой вот советчицы ему сейчас и не хватало. А бабка тем временем продолжала шепелявить, с трудом выговаривая слова и сипло, тяжело дыша.— А ты не там ищешь, голуба, не там… здесь, знамо дело, что взять-то можно? Себя там украсить, мзду дать… откупиться от чего али удивить кого дорогой безделицей. А ты ж, голуба, вижу — не себя побаловать хочешь. Не иначе как красавице подарочек присматриваешь, да не простой красавице… ох не простой, а той, что в сердце глубоко запала… да только сердце в том само признаться-то не хочет, так, голуба?Денис продолжал молчать. Вступать со старухой в беседу ему не хотелось, а уж обсуждать с этой нищенкой свои проблемы было и вовсе бессмысленно. Будучи воспитанным в другое время и в другом обществе, он не мог просто так вырвать рукав из хоть и старческих, но все еще цепких пальцев, не хотел применять силу, разжимая их… бабка дряхлая, а вдруг как кости хрупкие…То, что сейчас, после этой лекции, бабушка ему что-то предложит, он уже понял. И это «что-то» будет скорее всего какой-нибудь простенькой, невзрачной безделушкой — может, вырезанной из дерева статуэткой, может, еще какой мелочью. И упирать старушка будет на то, что вещь эта сделана-де с особой любовью, а значит, и той, кому достанется, радость принесет. Все было предсказуемо… но бабку надо было понять. Судя по ее виду, мало когда ей удается хотя бы поесть вдосталь. Твердо решив обязательно дать бабушке небольшую монетку, что бы она ни предложила, Денис спокойно стоял и слушал ее бормотание, принимая правила игры и не стремясь их нарушать. Тем более что сейчас ему было уже совершенно некуда торопиться.Наконец старуха завершила долгий поток нравоучений и перешла непосредственно к делу.— А вот есть у меня, голуба, вещица одна… долго я ее берегла, да только всему время есть, и вижу я, ты человек добрый, и красавица твоя, верно, добрая… а вещица эта с любовью сделана, да с легким сердцем, а потому злому человеку не будет проку от нее. Так вот ты погляди, голуба, может, понравится тебе вещичка эта, да и подаришь ее той, что на сердце у тебя…— Рад буду, бабушка… — начал было Денис, поворачиваясь к навязчивой нищенке и доставая из кармана большую медную монету, на которую той можно будет пару, а то и тройку раз сытно поесть.И осекся.На морщинистой ладони лежало кольцо.Оно выглядело очень простым — тонкий золотой ободок, голубой камень, никаких особых изысков, кружева золотых нитей, даже огранка камня не слишком сложна. Но сразу же, с первого мгновения было ясно, что в данном случае простое — не значит дешевое. Ободок разительно отличался от всего, что видел сегодня Денис. Отполированное, оно казалось произведенным в его родном мире, мире технологии, не магии. А камень… его голубизна завораживала, притягивала глаз, и сейчас, когда света вокруг было еще достаточно, видно было, как в глубине камня колышутся волны света.Несколько долгих мгновений Денис завороженно смотрел на кольцо. Да, это был бы изумительный подарок. Сразу видно, что перед ним не простая, пусть даже дорогая, поделка. Эта вещь была уникальна.Конечно, старуха видела оцепенение Дениса, и он понимал, что его вид красноречивей всего говорит о желании приобрести кольцо. Да он и никогда не умел скрывать свой интерес — за полгода пребывания в этом мире Жаров уже неоднократно убеждался, что неумение держать себя в руках заметно увеличивает цены у торговцев. Но сейчас это его мало волновало.— Нравится, голуба? — прокаркала старуха. — Вижу, нравится… Берешь?— Да… — От волнения у Дениса пересохло во рту.У него мелькнула мысль о том, что здесь, в этом мире магии, предметы далеко не всегда являются тем, чем выглядят. Но, в конце концов, с этим можно будет разобраться позже. Во дворце немало магов, и любой из них с удовольствием… или без удовольствия окажет помощь уважаемому сэнсэю в идентификации покупки.— Красивое оно, правда, голуба? Твоя девушка будет рада, точно тебе говорю.— Сколько ты хочешь за него, бабушка?Старуха с видимым удовлетворением растянула губы в улыбке.— Это ведь особое колечко, голуба, не такой мусор, каким торгуют здесь. — Снова презрительный поворот носа в сторону лавки. — Оно и стоит немало…— Сколько?— Каждая вещь стоит столько, сколько за нее готовы заплатить, — глубокомысленно сообщила бабка старую, как мир истину… не перестающую от возраста оставаться верной. — За это кольцо я хочу получить… двадцать таласов.Денис уставился на старуху вытаращенными от удивления глазами. Цена была не просто большой, она была немыслимой, непомерной. Кольцо, которое могло бы быть оценено в такую сумму, должно было бы быть изготовлено… даже не сотню лет назад, много больше. Это должно быть таинственное наследие древних времен… или оно должно было на пути своего существования пройти через очень известные руки, обретая свою собственную, уникальную историю, зачастую куда более ценимую, чем просто золото и драгоценный камень.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики