науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 

Уж я-то знаю, как один поцелуй из
богатыря бледную тень сделать может. Коли о чем уговариваться, то днем
надобно. И тогда обязательно исполнятся любые желания.
Всеслава даже не дрогнула - однако щеки ее заметно порозовели.
С противоположного берега вернулись лодки. Ведун наклонился,
подхватил тюки со своими пожитками и кузнечным инструментом,
переправил в лодку, пошел назад и посередине мостков столкнулся лицом
к лицу с Всеславой, которая несла чересседельную сумку. Они
остановились, глядя друг другу в глаза, и Олег вдруг предложил:
- Хочешь, я научу тебя разгонять облака?
Девушка молча пробралась мимо. Ведун, вздохнув, опять взялся за
вещи, а когда все они перекочевали в плоскодонку, за поводья довел
коней до края помоста, сел в лодку. Сидящие на носу и корме Коля и
Трувор взялись за похожие на лопаты весла с длинными лопастями,
погребли к противоположному берегу. Середин натянул поводья. Гнедая с
чалым возмущенно заржали, но подчинились, спрыгнув с помоста в грязную
воду. Глубина тут составила им от силы по колено, но по мере движения
к середине стремительно увеличивалась. Второй раз лошади громко
возмутились, когда холодная вода коснулась брюха и стала подниматься
дальше. Впрочем, плыть конягам не пришлось - мелкие речные волны даже
не захлестнули им на спины, как глубина начала уменьшаться, и вскоре
лодки ткнулись в глину под обрывистым, но невысоким, метра в полтора,
берегом. Лошади заскочили наверх прямо с места, а ведуну пришлось
повторять все процедуры в обратном порядке: вещи вынести, лошадей
успокоить, потник расправить, седло наложить...
- А ты правда можешь научить облака разгонять?
- Легко! - усмехнулся ведун. Даже не оглянувшись, он понял, кому
принадлежит голос: одной обидчивой девчонке, которая никогда не
слыхала поговорки: «Любопытство сгубило кошку».
- А я смогу?
- Это даже ручной медведь сможет, - затянул подпруги Середин. - Да
только пояснений не понимает никак. Я один раз этому фокусу даже
вотякского хана научил. Он так обрадовался, что невольницу мне от
восторга подарил.
- И где она, невольница?
- Так русская она была, рабыня-то, - закончив с упряжью,
повернулся к Всеславе ведун. - Я ее до дома, к отцу с матерью, довел,
да и отпустил.
- Ужели и не тронул совсем? - не поверила Всеслава.
- Почитай половину зимы вместе пробыли, - уклончиво ответил
Середин. - В Городце она ныне. Небось, замуж уж вышла. Коли тебе так
любопытно - так съезди, спроси.
- Дядька плывет, - кивнула в сторону реки девушка. - Пора в путь
сбираться. Что же, ты всегда и всего по ночам боишься? А еще колдун!
Про полнолуние тоже, небось, соврал?
- Ночь - время темное, - улыбнулся в ответ Олег. - А что до
полнолуния... То да, при полной луне любые чары втрое сильнее. Хотя,
конечно, почудить в любой из дней приятно. А обычные ласки тебе не по
нутру?
- Обычные ласки я и без тебя, сколько хочешь, получу, колдун, -
высокомерно хмыкнула Всеслава. - Смотри, коли всегда таким пугливым по
ночам станешь, то и детей своих никогда не увидишь.
Под берегом с легким шелестом уткнулась в откос лодка, секундой
спустя на берег выбрался Захарий. Увидев ведуна, вскинул руки ладонями
вперед:
- Я свою клятву выполнил, Олег. Поклонился Стрибогу со всей
щедростью, от души. И волхву также наказ оставил бога за нас молить.
Не осерчает...
Мужик побежал за телегами, что тронулись в путь, не дожидаясь его
команды, Середин тоже поднялся в седло и въехал под темные дубовые
кроны.
Здесь, по эту сторону Кшени, дорога стала намного уже, нежели до
крепости, даже на колеях тут и там рос подорожник, а подлесок вплотную
подступал к путникам, оставляя для проезда полоску шириной метра в
полтора, если не менее. Олег даже удивлялся, как протискивались
повозки между тесно растущими деревцами. Зато небо заметно посветлело
- видать, Захар и вправду хорошо богам поклонился, коли так быстро
отозвались, дождь отогнали.
- Не вешай носы, мужики! - задорно крикнул рыжебородый Лабута
своим сородичам, настороженно вглядывающимся в сумрак дубравы. - Коли
повезет, сегодня вечером жинкины пироги на печи трескать будем!
Не повезло. Сразу за дубовой рощей, перекатываясь через усыпанный
галькой ручеек, что журчал внизу оврага с пологими берегами, одна
телега потеряла колесо, ухнулась вниз, и ось, ударившись о землю, с
оглушительным треском лопнула пополам. Пока путники, ругаясь,
выволокли повозку наверх, разгрузили и перевернули, пока нашли в
зарослях в овраге клен нужной толщины с прямым стволом, пока приладили
новую ось на место старой - ушло часа три. Это означало, что банька с
дороги отодвигается для всех как минимум до следующего дня.
Еще до сумерек обоз выехал из рощи на заливной луг, носивший явные
следы недавнего покоса - трава не успела подняться выше колен. Стогов
на земле, которую в любой момент мог подтопить близкий ручей,
рачительный хозяин ставить не стал. Потом колея заползла на пологий
взгорок - по левую руку появились грядки с морковной ботвой, а чуть
дальше - с крупными капустными кочанами. Справа тянулась молодая
тополиная роща - деревца были все примерно одного возраста и пока не
превышали в высоту всадника.
- Ну что, примет нас Творимир на постой, али морду поворотит? А,
Захар? - окликнул старшего Лабута. - Бо теперича мы домой и до
полуночи не поспеем.
- Помолчи ты, - негромко, но хорошо слышно огрызнулся бородач. -
Опять сглазишь...
- А чего глазить-то? - не понял Лабута. - Куды он с тракта
денется?
Прислушиваясь к разговору, Олег не очень понял, о ком говорят - на
выселках, что ли, нелюдимый кто-нибудь живет? Но, судя по смыслу,
ночевать они в любом случае будут под крышей - хоть это хорошо. Не
прогонит же человек земляков своих на ночь глядя?
Тополиная поросль оборвалась, уступив место высокому, в рост
человека, плотному плетню, словно хозяева боялись не только волков или
кабанов, что могли забрести во двор, но и мышей, способных пролезть в
самую узкую щелку. Ближе к дому плетень сменился бревенчатой стеной,
следом за которой шли ворота.
Спереди громко свистнули, обоз остановился. Олег привстал на
стременах, потом послал гнедую вперед - и тоже присвистнул: одна из
створок прочных, сбитых из жердей в ладонь толщиной, ворот лежала на
земле, вывернутая с петель.
- Хорошее начало, - не выдержав, высказался он. - Я бы на вашем
месте, мужики, Лабуте рот насмерть заделал. Что-то добрые слова его
вечно боком людям выходят..
Ведун спешился, поправил саблю, вошел во двор. Здесь царила тишина
- если не считать тихого топтания двух жирных кур, что крутились у
навеса возле просыпанного на землю пшена. Сам навес, наполовину
забитый сеном, сильно покосился, провалившись дальним углом в землю -
ближний к ушедшей вниз стене столб был перекошен, крытая соломой крыша
сползла с него чуть не до самой калитки, виднеющейся в противоположной
стене.
Как и догадывался ведун, никто здесь рубленого забора не делал.
Просто возле дома наружу выступали стены навеса, длинного хлева и
сарая, образуя с избой уютный, закрытый со всех сторон, дворик с
колодцем в дальнем углу. О том, что хозяева держали скотину, можно
было догадаться только по запаху - животины не было и в помине.
Через распахнутую дощатую дверь Середин ступил в дом, прошелся по
комнатам. Сбитые со степ полки, глиняные черепки на полу, ровные
темные прямоугольники от унесенных сундуков, широкий топчан без перины
или тюфяка, еще один, узкий, у противоположной стены, опрокинутый
стол, лавка с надломленной ножкой. Похоже, кто-то сильно озаботился
тем, чтобы вынести отсюда всё мало-мальски ценное. Но следов крови или
сражения нигде не имелось - ни зарубок от мечей на стенах или косяках,
ни граненых дырочек от наконечников стрел. Без смертоубийства
обошлось, и то ладно.
Ведун вышел обратно во двор, выглянул на дорогу:
- Что замерли? Коли нежити боитесь, то ни к чему. Ничего
колдовского тут нет. Правда, и хозяев тоже. Решайте быстрее, здесь
ночевать станем, или до деревни своей доехать надеетесь?
- Часа три тут осталось, не бо... - попытался высказать свое
мнение Лабута и осекся на половине фразы.
Захар оглянулся на него и выразительно сплюнул.
- А че, рядом совсем.. - пожал плечами его старший сын. - Дорогу
знаем...
- Какое знаем? - подал голос еще незнакомый Олегу мужик с первой
подводы. - Темнеет уже, небо всё тучами обложило. Скоро тьма будет,
хоть глаз выколи.
- Беда стряслась, - неожиданно прохрипел с задней телеги старик
Рюрик, прокашлялся и заговорил уже вполне нормальным голосом: - А ну,
еще чего впереди стряслось? Мыслю я, засветло дале трогаться надобно.
На свету и нежить мельче, и страхов меньше, и путь чище... -
Поворачивай во двор! - не стал спорить с самым старшим Захар. -
Заворачивай! Здеся заночуем. Приберем заодно у Творимира, осмотримся.
А там, глядишь, и сам объявится. Олег согласно кивнул и, пока нужную
вещь не размолотили колесами, поднял длинную прямую жердину, что,
скорее всего, заменяла у пропавшего хозяина засов. Как все заедут,
створку можно поднять да обратно засовом подпереть. Всё спокойнее.
Вскоре лошади уже уминали под навесом свежее сено, из трубы дома
повалил сизый дым, девки вымели на улицу грязь, свалили кучкой осколки
посуды.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики